title

СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫЕ РЫНКИ
И УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ:
ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОИЗВОДСТВЕННО-СБЫТОВЫЕ ЦЕПОЧКИ,
МЕЛКИЕ ФЕРМЕРЫ И ЦИФРОВЫЕ ИННОВАЦИИ

Загрузить публикацию
EPUB
MOBI
PDF

Часть 1

Тенденции Развития Агропродовольственных Рынков

Часть 2

Глобальные Производственно-Сбытовые Цепочки в Продовольствии и Сельском Хозяйстве

Часть 3

Фермеры и Производственно-Сбытовые Цепочки: Бизнес-Модели, Способствующие Устойчивому Росту

Часть 4

Цифровые Технологии и Агропродовольственные Рынки

ТАБЛИЦЫ

3.1 Ведение сельского хозяйства на контрактной основе

A.1 Определение групп продовольственных товаров, упомянутых в первой части доклада

A.2 Определение групп продовольственных товаров на основе продовольственных балансов ФАО

РИСУНКИ

1.1 Эволюция торговли агропродовольственными товарами, 1995–2018 годы (страны распределены по группам в зависимости от уровня доходов)

1.2 Торговля продовольственными и сельскохозяйственными товарами

1.3 Доли внутрирегиональной и межрегиональной торговли

1.4 Динамика экспорта и импорта в разбивке по группам продовольственных товаров, 1995–2018 годы (страны распределены по группам в зависимости от уровня доходов)

1.5 Доля экспорта отдельных групп продовольственных товаров в общем объеме агропродовольственного экспорта, средние показатели за 2016–2018 годы

1.6 Зависимость от импорта отдельных групп продовольственных товаров, средние показатели за 2015–2017 годы

1.7 Экспорт и импорт сельскохозяйственной продукции: Бразилия, Вьетнам, Непал и Уганда, в разбивке по группам продовольственных товаров

1.8 Динамика доходов и рост потребления продовольствия (страны распределены по группам в зависимости от уровня доходов)

1.9 Среднее изменение доли калорий, доступных для потребления на душу населения, в разбивке по основным группам продовольственных товаров, 1995–2017 годы (%)

1.10 Рост численности населения и демографические изменения

1.11 Торговля и затраты на коммуникации

1.12 Применяемые ставки тарифов на сельскохозяйственную продукцию, 1995–2018 годы (страны распределены по группам в зависимости от уровня доходов)

1.13 Условная схема продовольственной производственно-сбытовой цепочки

1.14 Доля добавленной стоимости сельского хозяйства и продовольственного сектора в валовой добавленной стоимости агропродовольственных товаров в разбивке по уровню доходов, 2017 год

2.1 Объемы валового экспорта в мире и участие в ГПСЦ, 1995–2015 годы

2.2 Коэффициенты участия в ГПСЦ в сельском хозяйстве, 2015 год

2.3 Связи с потребляющими и производящими отраслями в ГПСЦ в 2015 году (страны распределены по группам в зависимости от уровня доходов)

2.4 Гана: валовой экспорт и участие в ГПСЦ

2.5 Вьетнам: валовой экспорт и участие в ГПСЦ

2.6 Взаимосвязь роста добавленной стоимости с ростом участия в ГПСЦ в период с 1995 по 2015 год (страны распределены по группам в зависимости от уровня доходов)

2.7 Влияние изменения доли участия в ГПСЦ на 1% на величину добавленной стоимости сельского хозяйства на одного работника

2.8 Ожидаемое влияние отмены различных мер политики на валовый экспорт агропродовольственных товаров, относительные изменения (%)

2.9 Ожидаемое влияние открытия торговли на экспортируемую добавленную стоимость агропродовольственных товаров в разбивке по факторам производства, относительные изменения (%)

2.10 Ожидаемое влияние открытия торговли на участие в ГПСЦ, относительные изменения (%)

2.11 Ожидаемое влияние открытия торговли на прямой и косвенный экспорт добавленной стоимости в секторах сельского хозяйства и производства пищевых продуктов и напитков

2.12 Важность пищевой промышленности с точки зрения занятости, Западная Африка и отдельные страны (доля в общем объеме рабочей силы обрабатывающего сектора)

2.13 Степень концентрации рынка семян для разных регионов и видов сельскохозяйственных культур

3.1 Структурные преобразования в разных странах: доля сельского хозяйства в ВВП и ВВП на душу населения, 2017 год

3.2 Участие в рыночных отношениях: средняя доля продукции домохозяйств, продаваемая на рынках (Вьетнам, Гана, Малави и Уганда), %

3.3 Средний доход домохозяйств от реализации сельхозпродукции по отношению к их общему доходу: Вьетнам, Гана, Малави и Уганда, %

3.4 Доля продукции домохозяйств, продаваемая на рынках, в разбивке по размерам фермерских хозяйств: Вьетнам, Гана, Малави и Уганда, квинтили

3.5 Средний общий доход домохозяйств в разбивке по полу главы домохозяйства (в долл. США, в постоянных ценах 2011 года)

3.6 Средний доход домохозяйств от реализации сельхозпродукции по отношению к их общему доходу в разбивке по полу главы домохозяйства, %

3.7 Изменение среднего размера фермерского хозяйства, га

3.8 Наборы стимулов для ведения сельского хозяйства на контрактной основе

3.9 Системы сертификации устойчивости: стандарты и потенциальные результаты

4.1 Численность абонентов фиксированной и мобильной телефонной связи, а также фиксированного и мобильного широкополосного доступа к интернету в мире, 2015–2019 годы (на 100 человек)

4.2 Доступ к мобильной сотовой связи в отдельных странах, 2018 год

4.3 Пользователи интернета как доля населения страны, %

4.4 Пользователи интернета в отдельных странах в разбивке по полу и месту жительства, 2018 год, %

4.5 Доля абонентов мобильного широкополосного доступа, пользующихся услугами передачи данных и голосовой связи, в общей численности населения отдельных стран, 2018 год

4.6 Содействие развитию бизнеса в сельском хозяйстве: показатель качества регулирования в области ИКТ

4.7 Пример использования блокчейна в производственно-сбытовой цепочке в продовольствии и сельском хозяйстве

ВРЕЗКИ

1.1 Региональная торговля агропродовольственными товарами

1.2 Последствия пандемии COVID-19 для мировой торговли, рынков и продовольственной безопасности

1.3 Торговля, безопасность пищевых продуктов и “Кодекс Алиментариус”

1.4 Вертикальная интеграция и координация в производственно-сбытовых цепочках

1.5 Глобализация, торговля агропродовольственными товарами и питание

2.1 Глобальные производственно-сбытовые цепочки: основные термины

2.2 Глобальная производственно-сбытовая цепочка в действии. Апельсиновый сок: от дерева до бутылки

2.3 Пример страны с неравным соотношением связей в ГПСЦ: Гана

2.4 Пример страны с сильными связями в ГПСЦ: Вьетнам

2.5 Анализ мер политики, способствующих участию в ГПСЦ: влияние различных мер и эффективность земельных, трудовых и капитальных ресурсов

2.6 Роль региональных торговых соглашений

2.7 Меры торговой политики, принятые в связи с пандемией COVID-19

2.8 Формирование секторов пищевой промышленности в развивающихся странах

2.9 Глобальные производственно-сбытовые цепочки, деятельность частного сектора и последствия для окружающей среды

2.10 Меры политики по снижению распространенности избыточного веса и ожирения: налоги в Мексике и маркировка в Чили

3.1 Каким образом хорошо функционирующие рынки вносят вклад в процесс развития

3.2 Сельские малые и средние предприятия (МСП) агропродовольственного сектора

3.3 Включение страхования в контрактные схемы

3.4 Гарантированные цены и выращивание риса по контракту в Бенине: рандомизированное контролируемое исследование влияния различных положений контракта

3.5 Дифференциация продукции по качеству в контрактах на выращивание кофе

4.1 Цифровые технологии: глоссарий терминов

4.2 Использование цифровых инноваций для получения комплексного эффекта: E-Choupal в Индии и Esoko в Гане

4.3 Электронная торговля и “деревни Таобао” в Китайской Народной Республике

4.4 Tulaa: цифровая платформа, облегчающая доступ к кредитам в Кении и Гане

4.5 Сельскохозяйственное страхование на основе погодных индексов: Agriculture and Climate Risk Enterprise (ACRE)

4.6 Что собой представляет технология распределенного реестра

4.7 Блокчейн и международная торговля сырьевыми товарами

4.8 Использование технологии блокчейна для поддержки доступа мелких фермеров к рынкам и финансовым услугам

4.9 Блокчейн-приложение для страхования мелких фермеров на основе погодных индексов

4.10 Супермаркеты изучают возможность использования блокчейна

4.11 Использование технологии блокчейна для отслеживания цепочки поставок специй и ароматических трав

4.12 Технология блокчейна и устойчивые рыбопромысловые производственно-сбытовые цепочки

4.13 Всемирный форум по продовольствию и сельскому хозяйству и Международная платформа по цифровым технологиям для производства продовольствия и ведения сельского хозяйства

Доклад “Положение дел на рынках сельскохозяйственной продукции” за 2020 год (СОКО 2020) выходит в решающий для мировой экономики и глобальных продовольственных систем момент, поскольку сейчас мы объединяем свои усилия по сдерживанию глобальной пандемии, вызванной распространением COVID-19.

Эта пандемия дала ясно понять, что в условиях взаимосвязанного мира болезни и последствия тех мер, которые принимаются по их сдерживанию, быстро распространяются за пределы национальных границ. Пандемия не является главной темой этого доклада, но в нем рассмотрена тесная взаимосвязь между производством продовольствия, его потреблением и торговлей им. Наличие такой взаимосвязи свидетельствует о насущной необходимости комплексного подхода к продовольственным системам, поэтому публикация доклада СОКО 2020 является как нельзя более своевременной.

Я приглашаю вас очень внимательно ознакомиться с данным докладом. В нем содержится важная информация о том, как рынки могут приблизить нас к достижению целей в области устойчивого развития, предусмотренных Повесткой дня на период до 2030 года. В нем представлен новый анализ данных о торговле и рынках во всем мире. Доклад включает детальное исследование основных глобальных тенденций, наблюдаемых на агропродовольственных рынках. Понимание этих тенденций позволит определить, что нужно сделать для того, чтобы извлечь из них пользу с экономической, экологической и социальной точек зрения и стимулировать процесс развития.

За период, прошедший с 1995 года, объем торговли продовольствием и сельскохозяйственной продукцией увеличился более чем вдвое. Активными участниками глобальных рынков стали страны с формирующейся экономикой и развивающиеся страны: треть объемов мировой торговли приходится в настоящее время на их долю. Достижения технического прогресса позволили преобразовать процессы производства и торговли, что, в свою очередь, привело к появлению глобальных производственно-сбытовых цепочек в продовольствии и сельском хозяйстве. По оценкам авторов доклада, более трети мирового экспорта продовольствия и сельскохозяйственной продукции осуществляется в рамках глобальной производственно-сбытовой цепи.

Основной посыл этого доклада состоит в том, что хорошо функционирующие рынки являются ключевым фактором развития и экономического роста. Мощным инструментом может стать международная торговля, а рынки могут быть использованы для содействия достижению устойчивых экономических, социальных и экологических результатов. Глобальные производственно-сбытовые цепочки способны упростить интеграцию развивающихся стран в глобальные рынки. Тесно связывая между собой наши продовольственные рынки, они обеспечивают также механизм распространения передового опыта, содействующего устойчивому развитию.

И в этой быстро меняющейся рыночной обстановке мы должны учитывать интересы каждого. Нам необходимо удвоить усилия по включению в современные продовольственные производственно-сбытовые цепочки мелких фермеров: это обеспечит доходы сельским жителям и продовольственную безопасность как в сельских, так и в городских районах. Мелкие сельхозпроизводители сталкиваются со многими проблемами, которые могут мешать им выращивать и с выгодой продавать свою продукцию. Для повышения продуктивности и расширения участия в рыночных отношениях им абсолютно необходимы соответствующие механизмы и меры политики.

Улучшить функционирование рынков и расширить доступ фермеров к ним могут цифровые технологии. Такие новшества, как электронная торговля продуктами питания, могут принести пользу как фермерам, так и потребителям. Но для того, чтобы гарантировать получение дивидендов от развития цифровых инноваций в том числе и беднейшим слоям населения, мы должны сократить имеющийся сейчас цифровой разрыв. Все последствия, которые технологические инновации могут оказать на то, как мы выращиваем и перерабатываем продовольствие, как мы им торгуем и как потребляем, предвидеть трудно. Пока что мы знаем, что дальнейшее использование технологий может помочь нам добиться значительных успехов в этой области. Но стоит отметить, что некоторые риски, связанные с внедрением технологий, еще до конца не изучены. Мы должны активизировать свои усилия и, работая сообща, обеспечить, чтобы цифровая революция способствовала процессу развития.

В докладе СОКО 2020 со всей очевидностью показано, что мы должны сделать ставку на рынки как на неотъемлемую часть глобальной продовольственной системы. Это тем более важно перед лицом серьезных дестабилизирующих факторов, будь то пандемия COVID-19, нашествия саранчи или изменение климата.

Всем нам необходимо внести свой вклад в обеспечение устойчивого развития и ликвидацию голода. И ФАО существует для того, чтобы помочь своим членам и партнерам в решении этой амбициозной задачи.

Цюй Дунъюй
Генеральный директор ФАО

Подготовка доклада “Положение дел на рынках сельскохозяйственной продукции – 2020” была начата в июне 2019 года. Для оказания поддержки коллективу авторов была создана Редакционно-издательская группа, в которую вошли специалисты ФАО и сторонние эксперты. Эта группа рассматривала аналитические материалы и представленные впоследствии проекты доклада и давала рекомендации по ним.

C 21 по 22 ноября 2019 года в штаб-квартире ФАО в Риме проходил технический семинар-практикум, посвященный глобальным производственно-сбытовым цепочкам. В нем приняли участие практикующие специалисты, ученые и другие заинтересованные стороны из разных стран, которые представили свои исследования и обсудили такие темы, как эволюция глобальных производственно-сбытовых цепочек в продовольствии и сельском хозяйстве и их роль в преобразовании продовольственных рынков и торговли, их влияние на экономическую, социальную и экологическую сферы, а также возможности повышения их вклада в устойчивое развитие агропродовольственного сектора с помощью соответствующих мер политики. Этот семинар позволил расширить знания Организации и углубить понимание рассматриваемых вопросов.

В рамках подготовки настоящего доклада группа экспертов подготовила девять справочных документов по ряду вопросов. В частности, было выполнено два вида моделирования: один – для оценки влияния глобальных производственно-сбытовых цепочек на продуктивность сельского хозяйства, другой – для анализа влияния мер торговой политики на участие в глобальных производственно-сбытовых цепочках (с этой целью была использована глобальная вычислимая модель общего равновесия).

Первая редакция доклада была рассмотрена Редакционно-издательской группой и обсуждена руководством направления “Социально-экономическое развитие” ФАО в мае 2020 года. Её также изучили специалисты технических отделов Организации. В окончательной редакции доклад был рассмотрен Канцелярией Генерального директора и руководством направления “Социально-экономическое развитие” ФАО. Содержание и выводы доклада СОКО 2020 будут представлены Комитету по проблемам сырьевых товаров на его сессии в марте 2021 года.

Доклад “Положение дел на рынках сельскохозяйственной продукции – 2020” (СОКО 2020) был подготовлен междисциплинарной группой Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций (ФАО) под руководством директора Отдела торговли и рынков ФАО Бубакера Бен Белассена и старшего экономиста и редактора доклада СОКО 2020 Джорджа Рапсоманикиса. Общее руководство работой над докладом осуществлял главный экономист ФАО Максимо Тореро Кульен при поддержке руководства этого направления.

КОЛЛЕКТИВ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ И АВТОРОВ
Доклад подготовили следующие сотрудники Отдела торговли и рынков: Андреа Циммерман, Кларисса Ронкато Балдин, Эдона Дервишолли, Евгения Королева (данные), Хусам Аттаалла (данные), Джордж Рапсоманикис и Роб Деллинк.

РЕДАКЦИОННО-ИЗДАТЕЛЬСКАЯ ГРУППА
Ценные замечания и рекомендации авторам доклада были представлены Редакционно-издательской группой СОКО 2020, в состав которой входили: Бубакер Бен Белассен (директор Отдела торговли и рынков ФАО), Кармел Кахилл (ранее заместитель Директора по вопросам торговли и сельского хозяйства, ОЭСР), Дэвид Блэндфорд (Университет штата Пенсильвания), Хоуп Майкельсон (Университет Иллинойса), Цзикунь Хуан (Пекинский университет), Йохан Свиннен (Левенский университет), Лука Сальватичи (Университет “Рома Тре”) и Максимо Тореро Кульен (главный экономист направления “Социально-экономическое развитие”).

СОАВТОРЫ
Технические справочные документы для подготовки доклада представили: Эдона Дервишолли (ФАО), Ева-Мари Мимкен (Корнельский университет), Феликс Бакедано (консультант ФАО), Иван Дурич (Институт аграрного развития в странах с переходной экономикой им. Лейбница, ИАМО), Хоуп Майкельсон (Университет Иллинойса), Цзикунь Хуан (Пекинский университет), Йохан Свиннен (Левенский университет), Лесли К. Вертерамо (Корнельский университет), Лука Сальватичи (Университет “Рома Тре”), Мигель И. Гомес (Корнельский университет), Пьерлуиджи Монтальбано (Римский университет “Ла Сапиенца”), Робертус Деллинк (ФАО) и Сильвия Ненчи (Университет “Рома Тре”).

ДРУГИЕ СОАВТОРЫ
В докладе были использованы материалы Международного технического семинара-практикума по глобальным производственно-сбытовым цепочкам, который состоялся 21–22 ноября 2019 года в Риме. Свои материалы на этом семинаре представили следующие эксперты: Карло Альтомонте (Университет “Боккони”), Давиде Дель Прете (ФАО), Эдона Дервишолли (ФАО), Коэн Деконинк (ОЭСР), Лука Сальватичи (Университет “Рома Тре”), Мари-Аньес Жуанжан (ОЭСР), Пьерлуиджи Монтальбано (Римский университет “Ла Сапиенца”), Робертус Деллинк (ФАО), Сильвия Ненчи (Университет “Рома Тре”) и Сунхунь Лим (Университет Миннесоты).

Со стороны ФАО материалы представили Анна Ларти, Давиде Дель Прете, Елена Илье, Нэнси Абурто и Шивон Келли.

АДМИНИСТРАТИВНАЯ ПОДДЕРЖКА
Вопросами административной поддержки занималась Франческа Бьясеттон.

Перевод и типографскую работу обеспечил Лингвистический подотдел (CSGL) Обслуживания руководящих органов (CSG) ФАО.

Редакционную поддержку, художественное оформление и подготовку макета, а также общую координацию подготовки издания на всех шести официальных языках обеспечивала Издательская группа (OCCP) Управления общеорганизационных коммуникаций ФАО.

ACRE
Agriculture and Climate Risk Enterprise

COVID-19
коронавирусная инфекция

RSPO
Круглый стол по вопросам устойчивого производства пальмового масла

SIM
модуль идентификации абонента

АФБР
Африканский банк развития

АФКЗСТ
Африканская континентальная зона свободной торговли

ВВП
валовой внутренний продукт

ВМОР
вычислимая модель общего равновесия

ВОЗ
Всемирная организация здравоохранения

ВПП
Всемирная продовольственная программа

ВТО
Всемирная торговая организация

ГАТТ
Генеральное соглашение по тарифам и торговле

ГПСЦ
глобальная производственно-сбытовая цепочка

ГС
Гармонизированная система описания и кодирования товаров Всемирной таможенной организации

ИКТ
информационно-коммуникационные технологии

ИМТ
индекс массы тела

ИСО
Международная организация по стандартизации

МДУ
максимально допустимый уровень остатков

МККЗР
Международная конвенция по карантину и защите растений

МОТ
Международная организация труда

МСП
малые и средние предприятия

МФСР
Международный фонд сельскохозяйственного развития

МЭБ
Всемирная организация по охране здоровья животных

НИЗ
неинфекционное заболевание

НИОКР
научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы

НПО
неправительственная организация

НТМ
нетарифные меры

ОЭСР
Организация экономического сотрудничества и развития

ПИИ
прямые иностранные инвестиции

ПРООН
Программа развития Организации Объединенных Наций

РТС
региональное торговое соглашение

СМС
служба коротких сообщений

СУПТ
Соглашение об упрощении процедур торговли

СФМ
санитарные и фитосанитарные меры

ТБТ
технические барьеры в торговле

ТРР
технология распределенного реестра

ФАО
Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций

ЦУР
цели в области устойчивого развития

ТОРГОВЛЯ, РЫНКИ И УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ

Торговля и рынки лежат в основе процесса развития. В сфере продовольствия и сельского хозяйства рынки способствуют расширению потребительского выбора и созданию стимулов для фермеров, обеспечивая тем самым оптимальное распределение ресурсов и связи сельского хозяйства с другими секторами экономики. Поэтому для структурных преобразований экономики рынки чрезвычайно важны. Предметом доклада “Положение дел на рынках сельскохозяйственной продукции” (СОКО) за 2020 год является роль торговли и рынков в устойчивом развитии.

С точки зрения стимулирования экономического роста роль хорошо функционирующих рынков весьма велика, однако рыночный механизм не может гарантировать предоставления целого ряда социальных и экологических выгод, которые для устойчивого развития являются ключевыми. Бывают случаи, когда рынки не способны согласовать интересы отдельных лиц с интересами общества в целом, а также с потребностями будущих поколений, предусмотренными Повесткой дня в области устойчивого развития на период до 2030 года.

Повестка дня на период до 2030 года и ее 17 целей в области устойчивого развития (ЦУР) призваны обеспечить лучшее и более устойчивое будущее для всех жителей планеты. Эти цели направлены на решение тех глобальных задач, которые стоят перед нами, включая ликвидацию голода и нищеты, а также восстановление и рачительное использование природных ресурсов. ЦУР объединяют все три компонента устойчивого развития – экономический, социальный и экологический – с тесно взаимосвязанными задачами.

Вопросы сельского хозяйства занимают центральное место в Повестке дня на период до 2030 года. Его связи с продовольственной безопасностью, экономическим ростом, занятостью и искоренением нищеты, охраной окружающей среды и рациональным использованием природных ресурсов, а также с питанием и здоровьем отражены в большинстве ЦУР. Характер этих связей определяют рынки. В настоящем докладе рассматриваются меры политики и институты, которые могут способствовать экономическому росту и использованию агропродовольственных рынков для достижения устойчивых результатов для экономики, общества и окружающей среды.

В СОКО 2020 описан процесс эволюции торговли и рынков и проанализирована их роль в обеспечении роста и устойчивого развития. В этом контексте рассмотрены, в частности, такие вопросы, как возникновение глобальных производственно-сбытовых цепочек в продовольствии и сельском хозяйстве, уровень участия мелких фермеров из развивающихся стран в производственно-сбытовых цепочках, а также преобразующее воздействие цифровых технологий на рынки.

ЭВОЛЮЦИЯ ТОРГОВЛИ И РЫНКОВ

За период, прошедший с 1995 года, объем международной торговли продовольствием и сельскохозяйственной продукцией более чем удвоился в реальном выражении, достигнув в 2018 году 1,5 трлн долл. США. Участие стран с формирующейся рыночной экономикой и развивающихся стран в глобальных агропродовольственных рынках становится все более активным: их экспорт уже превышает треть общемирового объема.

Такой рост торговли обусловлен несколькими факторами. Сокращение транспортных расходов удешевило торговлю. Важнейшую роль в развитии торговли продовольствием и сельскохозяйственной продукцией играют также меры торговой политики и снижение импортных тарифов, являющиеся результатом вступления в силу в январе 1995 года Соглашения Всемирной торговой организации (ВТО) по сельскому хозяйству и многих двусторонних и региональных торговых соглашений.

Все это, наряду с увеличением доходов как в развитых, так и в развивающихся странах, способствовало расширению торговли продовольствием и сельскохозяйственной продукцией. Рост доходов коррелирует также с демографическими тенденциями, в частности с урбанизацией, которые формируют новый образ жизни и приводят к изменениям рациона питания, что, в свою очередь, оказывает влияние на торговлю и рынки. По мере продвижения стран по пути развития люди начинают потреблять меньше основных продуктов питания и включают в свой рацион больше мяса, молочных продуктов, фруктов и овощей. Эти изменения в рационе отражаются на структуре международной торговли.

В развивающихся странах урбанизация идет быстрее, чем это было, например, в Европе, и оказывает влияние на внутренние продовольственные рынки. Потребительские предпочтения в плане удобства, качества и безопасности пищевых продуктов укрепляют вертикальную координацию продовольственных производственно-сбытовых цепочек. В странах Азии, Латинской Америки и Карибского бассейна за период с начала века по 2018 год объемы продаж ведущих сетей супермаркетов возросли до десяти раз. В странах Африки к югу от Сахары городские потребители также стали отдавать предпочтение супермаркетам и тратить более значимую часть своих доходов на еду вне дома.

Наряду с этим достижения в области цифровых технологий позволяют улучшить коммуникации между людьми и оказывают глубокое воздействие на экономику и общество. Развитие коммуникаций способствует сближению культур, которое, в свою очередь, влияет на потребительские предпочтения в отношении продуктов питания. Кроме того, поскольку фермерам и фирмам стало легче общаться, у них появилась возможность лучше координировать свои трансграничные операции и стать участниками глобальных производственно-сбытовых цепочек. По оценкам этого доклада, более трети объема торговли продовольствием и сельскохозяйственной продукцией происходит в рамках глобальных производственно-сбытовых цепочек и сопряжено с пересечением границ как минимум дважды, поскольку первичное сырье сначала экспортируется для переработки в продукты питания, которые впоследствии реэкспортируются.

Эта эволюция международной торговли и глобальных производственно-сбытовых цепочек в продовольствии и сельском хозяйстве была прервана финансовым кризисом 2008 года.

С той поры свое влияние на торговлю и глобальные производственно-сбытовые цепочки стало оказывать замедление темпов роста мировой экономики, особенно в странах с формирующейся экономикой. В первой половине 2020 года из-за вспышки коронавирусной инфекции COVID 19 и введенных в целях сдерживания ее распространения ограничений на передвижение людей и международные поездки как внутренние, так и глобальные рынки снова столкнулись со значительными проблемами. Ожидается, что эта пандемия и ее воздействие на мировую экономику окажут серьезное влияние на торговлю. По оценкам ВТО, из-за пандемии COVID-19, подрывающей экономическую деятельность, объем мировой торговли товарами упадет на 13–32%.

В условиях ограничений на передвижение правительства и частный сектор уделяют вопросу поддержания жизнеспособности и функционирования продовольственных производственно-сбытовых цепочек первоочередное внимание. Для ускорения доставки скоропортящихся питательных пищевых продуктов населению, пострадавшему от пандемии, предпринимаются усилия по организации специальных каналов связи районов производства продовольствия с городскими центрами (с соблюдением необходимых мер безопасности, включая тестирование, физическое дистанцирование и другие санитарно-гигиенические меры). На глобальном уровне директивные органы многих крупных стран-экспортеров продовольствия взяли на себя обязательство не вводить ограничительные внешнеторговые меры, такие как запреты на экспорт, с тем чтобы торговля не прекращалась, а продовольствие и сельскохозяйственная продукция продолжали перемещаться из регионов с их избытком туда, где наблюдается их дефицит, способствуя тем самым укреплению продовольственной безопасности во всем мире.

ВКЛАД ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОИЗВОДСТВЕННО-СБЫТОВЫХ ЦЕПОЧЕК В ПРОДОВОЛЬСТВИИ И СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ В ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

Глобальные производственно-сбытовые цепочки (ГПСЦ) стали важным элементом торговли продовольствием и сельскохозяйственной продукцией. В целях повышения эффективности производственный процесс в ГПСЦ разделен на этапы, которые осуществляются в разных странах. Это позволяет фермерам и фирмам из развивающихся стран преодолевать ограничения, связанные с отсутствием в этих странах развитых и ориентированных на экспорт продовольственных секторов. У них появляется больше возможностей для выхода на глобальные рынки и более эффективного использованиях своих сравнительных преимуществ на любом выбранном ими этапе производственно-сбытовой цепочки.

Для развивающихся стран ГПСЦ могут стать важным инструментом обеспечения роста. Будучи тщательно скоординированными, ГПСЦ способны усилить воздействие международной торговли на рост: передача знаний и технологий может способствовать повышению производительности, расширению возможностей в области занятости и увеличению доходов. Исследования, проведенные для СОКО 2020, позволяют предположить, что в среднем и в краткосрочной перспективе десятипроцентное увеличение участия в ГПСЦ сельского хозяйства может привести к увеличению производительности труда примерно на 1,2%. Это непосредственное воздействие приводит также к устойчивому долгосрочному положительному влиянию на производительность, что может принести большую пользу развивающимся странам.

С точки зрения охраны окружающей среды расширение участия в ГПСЦ может иметь как положительные, так и отрицательные последствия. С одной стороны, ГПСЦ способствуют росту, с другой – они не обязательно приводят к более рациональному использованию природных ресурсов. Так, например, существуют опасения, что увеличение производства растениеводческой продукции с целью экспорта, которое является результатом открытости торговли, усугубляет ситуацию с обезлесением. Однако ГПСЦ, функционирующие в соответствии с целями в области устойчивого развития, например те, участники которых придерживаются установленных норм и стандартов, могут способствовать распространению экологически устойчивых технологий и методов работы. При этом они могут содействовать росту производительности труда и доходов в разных странах. Необходимо предпринять активные усилия для повышения устойчивости торговли.

Решающее значение здесь имеет торговая политика. Так как ГПСЦ действуют в разных странах, то продукция пересекает границы многократно, и на каждой из них действуют свои тарифы. Развитию ГПСЦ может способствовать уменьшение количества и снижение торговых барьеров. Для развивающихся стран это очень важно. Снижение импортных тарифов во всех звеньях ГПСЦ может содействовать увеличению импорта вводимых ресурсов и промежуточных продуктов. Это, в свою очередь, может стимулировать производство и экспорт, что приведет к значительному росту производительности труда, занятости и доходов.

Открытие глобальных рынков и содействие развитию ГПСЦ могут создавать важные сопутствующие эффекты за счет передачи технологий и ноу-хау. Но для того, чтобы это принесло пользу в долгосрочной перспективе, необходимы дополнительные меры политики, направленные на поддержание конкурентоспособности, например меры по улучшению качества управления и инфраструктуры, повышению квалификации работников и устранению жестких ограничений на рынках труда. При этом существуют и опасения, связанные с краткосрочными последствиями открытой торговли; особенно это касается распределения доходов и ситуации с неравенством.

Важную роль в развитии ГПСЦ в торговле могут также сыграть региональные торговые соглашения. Договоренности сторон этих соглашений о снижении торговых тарифов могут способствовать вертикальной координации и развитию производственно-сбытовых цепочек. Охват такими соглашениями многих секторов экономики может усилить их влияние на ГПСЦ в продовольствии и сельском хозяйстве, поскольку значительная доля стоимости агропродовольственного экспорта приходится не на агропродовольственный, а на другие секторы. Например, во всем мире порядка 38% добавленной стоимости в экспорте продовольствия приходится на импортируемые услуги.

Региональные торговые соглашения могут также содержать положения о политике в области конкуренции или о гармонизации стандартов; их результатами могут стать экономические реформы и высокий уровень интеграции между подписавшими сторонами. Многие считают эти соглашения составными элементами глобальной системы торговли, но помимо региональной торговли необходимо также уделять внимание развитию многосторонней торговли: это будет способствовать экономическому росту в таких странах, как, например, страны Африки к югу от Сахары, которые преимущественно торгуют не с региональными, а с глобальными партнерами.

ПОСЛЕДСТВИЯ ПАНДЕМИИ COVID-19 ДЛЯ ТОРГОВЛИ ПРОДОВОЛЬСТВИЕМ И СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ ПРОДУКЦИЕЙ И ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОИЗВОДСТВЕННО-СБЫТОВЫХ ЦЕПОЧЕК

Финансовый кризис 2008 года и последовавший за ним экономический спад затормозили развитие ГПСЦ в продовольствии и сельском хозяйстве, и ожидается, что пандемия COVID-19 ослабит их потенциал в плане содействия международной торговле и экономическому росту еще больше. ГПСЦ способствуют развитию торговых связей, которые выступают в качестве каналов распространения технологий и знаний в периоды экономического роста; таким же образом они могут транслировать и экономические потрясения и их последствия. Решая проблему компромисса между эффективностью и устойчивостью к экономическому спаду, фирмы могут пойти по пути локализации производства тех продуктов питания, которые позволяют это сделать, возвратив их производство из-за рубежа.

Такие стратегии могут очень негативно сказаться на процессах повышения эффективности, достигаемой за счет сравнительных преимуществ, и привести к росту внутренних цен на продовольствие, а в периоды снижения доходов это нежелательно. Опора на продовольствие и сельское хозяйство из внутренних и многочисленных зарубежных источников является одной из форм создания устойчивости к угрозе отсутствия продовольственной безопасности и к экономическим спадам. Глобальные потрясения, такие как финансовый кризис 2008 года и пандемия COVID-19, требуют международного сотрудничества и координации, а не мер, способствующих самообеспеченности продовольствием, особенно в тех случаях, когда последствия подобных потрясений наблюдаются не во всех странах одновременно. В этом смысле торговля является эффективным инструментом управления рисками, возникающими в результате потрясений, и помогает повысить устойчивость к внешним факторам. В условиях пандемии COVID-19 усилия, направленные на сведение к минимуму нарушений функционирования ГПСЦ и на содействие торговле продовольствием и сельскохозяйственной продукцией, могут принести выгоды как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе.

ИНТЕГРАЦИЯ МЕЛКИХ ФЕРМЕРОВ В ПРОИЗВОДСТВЕННО-СБЫТОВЫЕ ЦЕПОЧКИ В ИНТЕРЕСАХ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ

Взаимосвязь между торговлей и ростом носит сложный характер, и вопрос о влиянии глобализации на распределение доходов между странами и внутри стран обсуждается уже давно. От расширения масштабов торговли выигрывают все страны, и во многих из них рост идет быстрыми темпами. Но при этом разрыв между развивающимися странами с низким уровнем доходов и развитыми и формирующимися рыночными экономиками может увеличиваться. По мнению ряда аналитиков, силы глобализации не приносят пользы тем, кто не в состоянии конкурировать на глобальном уровне.

Например, в сельском хозяйстве одним из главных является вопрос об интеграции мелких фермеров в рынки, как глобальные, так и внутренние, и о включении их в процесс развития. В развивающихся странах практически все фермеры продают и покупают продукцию на рынках. Но рынки функционируют плохо, а соответствующие операционные затраты высоки. Уровень коммерциализации деятельности многих мелких фермеров низок. Для многих из них рынки, например рынки страхования и кредитования, не функционируют и полностью отсутствуют. Это оказывает серьезное влияние на продовольственную безопасность, средства к существованию и развитие.

Появление ГПСЦ с их жесткими требованиями к качеству и безопасности пищевых продуктов могло усугубить положение мелких фермеров, не обладающих достаточными навыками и имеющих ограниченный доступ к технологиям и вводимым ресурсам. Для создания условий, способствующих процветанию рынков, необходимы масштабные меры политики: например, совершенствование сельской инфраструктуры и услуг, развитие образования и производственных технологий. Помимо этих мер помочь фермерам интегрироваться в современные и более сложные производственно-сбытовые цепочки могут инклюзивные бизнес-модели, например ведение сельского хозяйства на контрактной основе, которое организует частный сектор при поддержке правительств и гражданского общества.

К числу инновационных решений этой проблемы относятся также многопрофильные программы, призванные устранить сразу несколько ограничений в области маркетинга, технологий и финансов, с которыми сталкиваются фермеры. Например, схемы ведения сельского хозяйства на контрактной основе могут устранить сбои рыночных механизмов, связанные с ценовым риском, доступом к производственным ресурсам и кредитам, а также к технологиям и знаниям. Они могут повысить производительность труда и уровень коммерциализации, увеличить доходы и сократить масштабы нищеты. Ведение сельского хозяйства на контрактной основе может улучшить доступ к производственно-сбытовым цепочкам и принести выгоды многим мелким фермерам, однако последствия здесь могут быть весьма разнообразными.

Иногда к контрактным схемам не допускаются фермеры с очень мелкими земельными наделами, а это не позволяет в полной мере решить проблему неравенства. Кроме того, фермеры могут выходить из этих схем, и они зачастую рушатся. Показатель выхода из таких схем высок: фермеры заключают контракты, а впоследствии расторгают их. Это может быть связано с трудностями соблюдения требований к качеству продукции, а также с тем, что по сравнению с другими видами деятельности участие в таких схемах оказывается менее выгодным. Для того чтобы рынки и производственно-сбытовые цепочки вносили свой вклад в развитие, участие должно быть стабильным. Положительный эффект ведения сельского хозяйства на контрактной основе будет более значимым для фермеров, если их участие в таких схемах будет постоянным: для того чтобы инвестиции в производственные активы, технологии и знания принесли отдачу, требуется время.

Повышение уровня коммерциализации и развитие торговли способно улучшить ситуацию с доходами и средствами к существованию, но при этом может привести и к нежелательным последствиям для окружающей среды. Стимулируемая открытостью торговли и глобализацией, интенсификация сельскохозяйственного производства для целей экспорта может повлечь загрязнение водных ресурсов, увеличение выбросов парниковых газов и утрату биоразнообразия. Это, в свою очередь, повлечет за собой издержки для общества в целом, которые могут выражаться, например, в снижении качества воды, глобальном потеплении и ухудшении опыления сельскохозяйственных культур.

Для решения таких проблем правительства располагают целым спектром политических инструментов. Например, соответствующая налоговая политика может заставить рынки учитывать различные экологические издержки для общества. Помимо мер государственной политики существуют и другие механизмы, с помощью которых рынки можно использовать для увязки частных интересов с общественными; тем самым эти механизмы могут способствовать устойчивому развитию, особенно в контексте глобальных производственно-сбытовых цепочек. В сочетании с системами сертификации устойчивости производственно-сбытовые цепочки могут способствовать развитию рынков в интересах устойчивого производства продовольствия.

Стандарты устойчивости приобретают все большее значение на глобальных рынках, особенно в отношении дорогостоящей продукции, прочно связанной с глобальными производственно-сбытовыми цепочками. Рост потребительского спроса на продукты с экологическим сертификатом привел к увеличению доли сельскохозяйственных земель, имеющих сертификат устойчивости. Около четверти мировых площадей, используемых для выращивания кофе и какао, сертифицированы в соответствии со стандартами устойчивости, разработанными неправительственными организациями и частным сектором. Рынок предоставляет соответствующую информацию с помощью цен. Использование рыночного механизма для предоставления информации в том числе о том, как производится продовольствие и какую пользу это приносит окружающей среде и обществу, может решить проблему баланса экономических, социальных и экологических интересов.

ПРЕОБРАЗУЮЩЕЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ ЦИФРОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ НА РЫНКИ

Под воздействием цифровых технологий происходят быстрые перемены во всех звеньях производственно-сбытовой цепочки, от фермы до стола. Внедрение этих технологий позволяет повышать эффективность, создавать новые рабочие места, формировать новые источники дохода и экономить ресурсы. Вместе с тем прорывной характер цифровых технологий может стать причиной изменения определенных видов деятельности и продуктов или их вытеснения из производственно-сбытовой цепочки.

На уровне фермерских хозяйств применение цифровых технологий помогает решить проблему неэффективности рыночных механизмов и облегчить процесс интеграции фермеров в производственно-сбытовые цепочки за счет снижения информационных и транзакционных издержек. Развитию глобальных производственно-сбытовых цепочек способствовало также совершенствование информационно-коммуникационных технологий, обеспечивающих эффективную связь фермеров с продавцами и потребителями из разных стран и регионов. В 2020 году в условиях пандемии COVID-19 цифровые технологии показали свой потенциал в плане улучшения функционирования продовольственных рынков. По оценкам экспертов, в Китайской Народной Республике в феврале 2020 года доля онлайн-рынка увеличилась с 11 до 38% общего объема розничных покупок продуктов питания.

Несмотря на быстрое распространение цифровых технологий в последние три десятилетия, между странами, городскими и сельскими районами, а также между мужчинами и женщинами существует цифровой разрыв. В сельских районах Африки, например, доступ к интернету имеют в среднем лишь 10% домохозяйств. Для того чтобы включить в цифровую экономику всех, необходимы эффективные государственно-частные партнерства, грамотное регулирование, способствующее активному участию частного сектора, и согласованность политики; все это будет содействовать улучшению цифровой инфраструктуры и совершенствованию навыков жителей сельских районов в развивающихся странах.

Цифровые приложения – от системы коротких текстовых сообщений по мобильному телефону (смс) до электронных торговых площадок и технологий распределенного реестра – снижают транзакционные издержки, улучшают обмен информацией и содействуют эффективному взаимодействию между фермерами, продавцами и потребителями, помогая им подобрать контрагента. Это расширяет доступ к рынкам и способствует повышению благосостояния и доходов. Рассмотренные в настоящем докладе инициативы в области создания цифровых платформ, таких как e-Choupal в Индии, Esoko в Африке и “деревни Таобао” в Китайской Народной Республике, демонстрируют, каким образом цифровые технологии могут улучшать функционирование рынков.

Революционные изменения происходят также в сфере доступа к кредитам и страхованию. Цифровые инновации в области наблюдения за Землей, прогнозы осадков по спутниковым снимкам и дистанционное зондирование в сочетании с данными in situ и технологией блокчейна могут стать подспорьем для реализации программ страхования на основе погодных индексов при более низких затратах. Это поможет охватить страховыми услугами миллионы мелких фермеров, многие из которых ранее считались не подлежащими страхованию.

Преобразующее воздействие цифровых инноваций может способствовать достижению целого ряда рыночных результатов. Применение цифровых технологий на агропродовольственных рынках может принести существенные экономические, социальные и экологические выгоды и ускорить прогресс в достижении ЦУР. Например, цифровые технологии способствуют расширению доступа к финансовым услугам, поскольку позволяют финансовым учреждениям выходить на сельские рынки без организации дорогостоящего физического присутствия. Электронные торговые площадки создают для образованной молодежи и женщин стимулы оставаться на селе или вернуться туда. Благодаря этому сельские районы могут стать более привлекательным местом для жизни и работы. Технология блокчейна способствует укреплению доверия и прозрачности и, тем самым, улучшает отслеживаемость пищевых продуктов во всех звеньях производственно-сбытовой цепочки. Это может способствовать внедрению стандартов устойчивости и правил маркировки, согласно которым она должна содержать информацию для потребителя об экологических и социальных аспектах производства пищевой продукции.

Наряду с этим цифровые технологии влекут за собой определенные проблемы и риски. В частности, огромную озабоченность вызывают вопросы, связанные с собственностью на данные и с использованием данных, собираемых с помощью цифровых технологий в полевых условиях. Если эти вопросы будут урегулированы, это может стать стимулом для более активного внедрения цифровых технологий. Технологии также оказывают влияние на факторы производства и их ценность, включая спрос на рабочую силу и заработную плату. Кроме того, цифровые технологии могут приводить к нарушению конкуренции на рынках, оказывая влияние на цены или количество продукции и, соответственно, на уровень благосостояния.

Потенциал технологий в плане их воздействия на агропродовольственные рынки требует дальнейшего анализа. Упомянутые выше проблемы указывают на необходимость расширения сотрудничества между всеми заинтересованными сторонами. Они также потребуют достижения консенсуса относительно наиболее эффективных методов создания нормативно-правовой базы, которая позволит максимально использовать преимущества цифровых технологий для производства продовольствия и ведения сельского хозяйства и свести к минимуму связанные с ними риски.

ЧАСТЬ 1 - ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ АГРОПРОДОВОЛЬСТВЕННЫХ РЫНКОВ

Основные тезисы
  1. С 1995 года объем международной торговли продовольствием и сельскохозяйственной продукцией вырос в реальном выражении более чем вдвое, однако после финансового кризиса 2008 года темпы ее роста замедлились. Развивающиеся страны и страны с формирующейся рыночной экономикой все активнее участвуют в глобальных рынках, и их экспорт составляет более трети объема мировой торговли агропродовольственными товарами.

  2. Структуру торговли определяют экономический рост, урбанизация, научно-технический прогресс и торговая политика. Эти тенденции приводят также к существенным изменениям в образе жизни людей, влияют на рацион питания и преобразуют внутренние и глобальные рынки и производственно-сбытовые цепочки.

  3. Изменения на агропродовольственных рынках развивающихся стран и стран с формирующейся рыночной экономикой носят стремительный и ярко выраженный характер. Это подтверждает тесную связь процесса развития с непрерывными преобразованиями в сфере производства продовольствия и ведения сельского хозяйства.

  4. Последствия пандемии COVID-19, а также ограничения на передвижение и частичное закрытие границ, введенные в начале 2020 года с целью сдерживания распространения инфекции, оказали влияние на мировую экономику в силу тех торговых и инвестиционных связей, которые сложились за последние два десятилетия.

Ключевые меры
  • Для решения проблем, связанных с процессом преобразований, финансовыми потрясениями, стихийными бедствиями и кризисами в области здравоохранения, такими как пандемия COVID-19, ключевое значение имеют повышение осведомленности о событиях на глобальных агропродовольственных рынках и систематический анализ мер торговой политики.

  • Преобразования в сфере производства продовольствия и ведения сельского хозяйства затрагивают всех – и всех по-разному. Они оказывают влияние на ситуацию в хозяйствах и в производственно-сбытовые цепочках, на доходы и рабочие места, на рацион питания и пищевой статус, на окружающую среду и общество в целом. Для того чтобы получить возможность разработать и реализовать действенные меры и оказать содействие устойчивому развитию, директивные органы должны понимать, как результаты этого влияния связаны между собой.

  • В условиях разрушительного воздействия пандемии COVID-19 на продовольственные производственно-сбытовые цепочки необходимо укрепление международного сотрудничества и повышение прозрачности рынков, а также принятие мер, облегчающих перемещение продовольствия без ущерба для безопасности пищевых продуктов и здоровья работников, в том числе создание торговых коридоров и временный пересмотр технических торговых барьеров.

ЧАСТЬ 2 - ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОИЗВОДСТВЕННО-СБЫТОВЫЕ ЦЕПОЧКИ В ПРОДОВОЛЬСТВИИ И СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ

Основные тезисы
  1. В сфере производства продовольствия и ведения сельского хозяйства глобальные производственно-сбытовые цепочки сформировались быстро и получили широкое распространение. В рамках глобальных производственно-сбытовых цепочек осуществляется порядка трети мирового экспорта продовольствия и сельскохозяйственной продукции.

  2. Глобальные производственно-сбытовые цепочки в продовольствии и сельском хозяйстве могут иметь сложную структуру и проходить через территории многих стран. И поскольку производство разделено на этапы, фермерам и фирмам легче принять участие в тех из них, где они могут наилучшим образом использовать свои сравнительные преимущества.

  3. Участие в глобальных производственно-сбытовых цепочках может повысить производительность труда фермеров за счет распространения передовых знаний и технологий. Но из-за отсутствия необходимых навыков и активов некоторые мелкие фермеры могут быть лишены доступа к этим современным рынкам.

  4. Ограничения экспорта, введенные в связи с пандемией COVID-19, могут затронуть глобальные продовольственные рынки и нанести ущерб развивающимся странам с низким уровнем дохода, импортирующим продовольствие. Обусловленный пандемией переход от глобальных производственно-сбытовых цепочек к локализации производственных процессов может также снизить производительность труда и устойчивость к внешним факторам.

Ключевые меры
  • Развитию глобальных производственно-сбытовых цепочек и росту в сельском хозяйстве и пищевой промышленности может способствовать снижение торговых барьеров. При каждом пересечении границы продукция подпадает под действие импортных тарифов, сумма которых по мере прохождения различных звеньев глобальных производственно-сбытовых цепочек увеличивается, что препятствует созданию добавленной стоимости.

  • Элементы торговой политики, способствующие развитию открытых рынков, должны сопровождаться мерами, повышающими возможности конкуренции в современных глобальных производственно-сбытовых цепочках. Это могут быть инвестиции в инфраструктуру, эффективное регулирование, но самыми главными здесь являются меры, направленные на повышение квалификации фермеров и рабочих.

  • В сочетании с системами сертификации устойчивости глобальные производственно-сбытовые цепочки могут способствовать координации глобальных усилий по решению проблем обеспечения устойчивости. Гармонизация стандартов и систем сертификации устойчивости в разных странах может облегчить их применение в глобальных производственно-сбытовых цепочках в продовольствии и сельском хозяйстве.

  • Региональные торговые соглашения могут стимулировать участие в глобальных производственно-сбытовых цепочках и подстегнуть процесс институциональных и политических реформ. Но поскольку многие уязвимые страны по-прежнему зависят от глобальных рынков, усилия международного сообщества должны быть направлены также на содействие развитию многосторонней торговли.

  • В решении проблем, связанных с пандемией COVID-19, важную роль играет повышение осведомленности о вкладе торговли и глобальных производственно-сбытовых цепочек в обеспечение роста и продовольственной безопасности. Меры политики, способствующие развитию международной торговли, позволяют повысить эффективность и укрепить устойчивость к потрясениям.

ЧАСТЬ 3 - ФЕРМЕРЫ И ПРОИЗВОДСТВЕННО-СБЫТОВЫЕ ЦЕПОЧКИ: БИЗНЕС-МОДЕЛИ, СПОСОБСТВУЮЩИЕ УСТОЙЧИВОМУ РОСТУ

Основные тезисы
  1. Хорошо функционирующие рынки являются ключевым фактором роста сельского хозяйства и основой процесса развития. Они обеспечивают механизм, с помощью которого фермеры могут интегрироваться в экономику, и открывают возможности для роста доходов и улучшения условий жизни.

  2. Во многих развивающихся странах фермеры сталкиваются со значительными ограничениями доступа к рынкам. Для женщин эти ограничения еще выше. Жесткие требования, предъявляемые к современным продовольственным производственно сбытовым цепочкам, могут стать дополнительным фактором, изолирующим фермеров от рыночного механизма.

  3. Расширение участия фермеров в рыночных отношениях расширяет их возможности выбора. Рынки помогают фермерам определиться с тем, как и что им производить и как инвестировать средства в свои хозяйства, в свои семьи и в самих себя. Это может способствовать развитию источников средств к существованию в сельском хозяйстве и в других секторах экономики.

Ключевые меры
  • С точки зрения поддержки участия в рыночных отношениях решающее значение имеют меры государственной политики. Они должны быть ориентированы на жителей сельских районов: необходимо повысить качество услуг в области здравоохранения и образования, модернизировать инфраструктуру и обеспечить развитие рынков труда. Все это будет способствовать созданию условий, благоприятствующих предпринимательской деятельности.

  • Решению проблем, с которыми сталкиваются фермеры в процессе выхода на рынок и интеграции в производственно-сбытовые цепочки, могут способствовать инклюзивные бизнес-модели, например ведение сельского хозяйства на контрактной основе. В развивающихся странах реализации такого подхода могут содействовать организованные группы фермеров; он требует многосторонних скоординированных усилий правительств, частного сектора и гражданского общества.

  • Для достижения результатов в области устойчивого развития могут быть использованы сельскохозяйственные и продовольственные рынки. Поощрение и широкое применение систем добровольной сертификации устойчивости может способствовать поиску компромисса между экономическими, экологическими иvсоциальными задачами.

ЧАСТЬ 4 - ЦИФРОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И АГРОПРОДОВОЛЬСТВЕННЫЕ РЫНКИ

Основные тезисы
  1. Цифровые технологии оказывают глубокое воздействие на экономику и общество и коренным образом преобразуют агропродовольственные рынки. Ситуация с подключением к интернету значительно улучшилась, но цифровой разрыв между странами и между различными группами населения до сих пор существует. В особенно неблагоприятном положении находятся женщины из сельских районов развивающихся стран.

  2. Цифровые технологии могут использоваться для устранения многочисленных проявлений неэффективности рыночного механизма и в качестве инструмента содействия интеграции мелких фермеров в рынки и производственно-сбытовые цепочки. Они могут также способствовать развитию международной торговли и действенному улучшению институциональных механизмов рыночной экономики в интересах достижения устойчивых результатов.

  3. Цифровые приложения могут принести большую пользу с точки зрения повышения эффективности, улучшения возможностей отслеживания пищевой продукции и обеспечения прозрачности рынков и производственно-сбытовых цепочек. Однако долгосрочные последствия их преобразующего воздействия, а также связанные с ним риски пока изучены не полностью.

Ключевые меры
  • Необходимы эффективные государственно-частные партнерства, грамотное регулирование, способствующее активному участию частного сектора, и согласованность политики; все это будет содействовать улучшению цифровой инфраструктуры и совершенствованию навыков жителей сельских районов, а также освоению цифровых технологий, особенно на агропродовольственных рынках развивающихся стран.

  • Критически важно проводить непрерывные исследования и анализ потенциального воздействия цифровых технологий на агропродовольственные рынки, их структуру и функционирование. Это необходимо для составления более точных прогнозов их негативного влияния и содействия достижению устойчивых результатов.

  • Для понимания проблем, возникающих в связи с применением цифровых технологий, и устранения связанных с этим рисков необходимо расширение сотрудничества и консенсус между всеми заинтересованными сторонами, включая правительства, частный сектор и самих фермеров, в целях совершенствования механизмов управления.

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ доклада посвящена эволюции торговли и рынков за период, прошедший с начала нового тысячелетия. Здесь рассмотрен вопрос о том, как экономический рост и урбанизация, а также развитие технологий и меры политики привели к изменениям в торговле продовольствием и сельскохозяйственной продукцией, в ее структуре и составе товарооборота. Во многих странах по мере их развития рацион питания людей постепенно меняется; меняются и пищевые предпочтения потребителей. Это отражается на торговле и рынках, которые проходят процесс непрерывных преобразований и тоже испытывают воздействие кризисов, в частности финансового кризиса 2008 года и пандемии COVID-19.

Основные тезисы

1 С 1995 года объем международной торговли продовольствием и сельскохозяйственной продукцией вырос в реальном выражении более чем вдвое, однако после финансового кризиса 2008 года темпы ее роста замедлились. Развивающиеся страны и страны с формирующейся рыночной экономикой все активнее участвуют в глобальных рынках, и их экспорт составляет более трети объема мировой торговли агропродовольственными товарами.

2 Структуру торговли определяют экономический рост, урбанизация, научно-технический прогресс и торговая политика. Эти тенденции приводят также к существенным изменениям в образе жизни людей, влияют на рацион питания и преобразуют внутренние и глобальные рынки и производственно-сбытовые цепочки.

3 Изменения на агропродовольственных рынках развивающихся стран и стран с формирующейся рыночной экономикой носят стремительный и ярко выраженный характер. Это подтверждает тесную связь процесса развития с непрерывными преобразованиями в сфере производства продовольствия и ведения сельского хозяйства.

4 Последствия пандемии COVID-19, а также ограничения на передвижение и частичное закрытие границ, введенные в начале 2020 года с целью сдерживания распространения инфекции, оказали влияние на мировую экономику в силу тех торговых и инвестиционных связей, которые сложились за последние два десятилетия.

Ключевые меры

Для решения проблем, связанных с процессом преобразований, финансовыми потрясениями, стихийными бедствиями и кризисами в области здравоохранения, такими как пандемия COVID-19, ключевое значение имеют повышение осведомленности о событиях на глобальных агропродовольственных рынках и систематический анализ мер торговой политики.

Преобразования в сфере производства продовольствия и ведения сельского хозяйства затрагивают всех – и всех по-разному. Они оказывают влияние на ситуацию в хозяйствах и в производственно-сбытовые цепочках, на доходы и рабочие места, на рацион питания и пищевой статус, на окружающую среду и общество в целом. Для того чтобы получить возможность разработать и реализовать действенные меры и оказать содействие устойчивому развитию, директивные органы должны понимать, как результаты этого влияния связаны между собой.

В условиях разрушительного воздействия пандемии COVID-19 на продовольственные производственно-сбытовые цепочки необходимо укрепление международного сотрудничества и повышение прозрачности рынков, а также принятие мер, облегчающих перемещение продовольствия без ущерба для безопасности пищевых продуктов и здоровья работников, в том числе создание торговых коридоров и временный пересмотр технических торговых барьеров.

Последние тенденции в торговле продовольствием и сельскохозяйственной продукцией

За период, прошедший с начала XXI века, в мировой торговле сельскохозяйственными товарами и продовольствием (агропродовольственными товарами) произошли значительные измененияa. В реальном выражении ее объем за период с 1995 по 2018 год более чем удвоился, увеличившись с 680 млрд долл. США в 1995 году до 1,5 трлн долл. США в 2018 году (в ценах 2015 года, см. рисунок 1.1). Доля торговли агропродовольственными товарами в общем объеме товарооборота за этот период составила в среднем 7,5%.

Рисунок 1.1
Эволюция торговли агропродовольственными товарами, 1995–2018 годы (страны распределены по группам в зависимости от уровня доходов)

Своего пика эта нарастающая тенденция достигла с кризисом цен на продовольствие в 2007–2008 годах и была резко прервана финансовым кризисом 2008 года и последовавшей за ним глобальной рецессией. И хотя в 2010 и 2011 годах торговля восстановилась, а цены на сырьевые товары вновь выросли, замедление темпов роста мировой экономики, особенно в странах с формирующейся рыночной экономикой, таких как Китайская Народная Республика, существенно повлияло как на торговлю, так и на цены на сырьевые товары1. С 2014 года снижение объема торговли агропродовольственными товарами в стоимостном выражении происходило в основном за счет падения цен на сырьевые товары и колебаний валютных курсов2,3, а в период с 2016 по 2018 год темпы роста частично восстановились.

В стоимостном выражении большая часть объема торговли агропродовольственными товарами приходится на долю стран с высоким уровнем дохода, но страны с формирующейся рыночной экономикой и развивающиеся страны участвуют в глобальных рынках все активнее (рисунок 1.1, А). За период, прошедший с начала нового тысячелетия, страны с уровнями дохода выше и ниже среднего, вместе взятые, увеличили свою долю в мировом экспорте агропродовольственных товаров примерно с 25% в 2001 году до 36% в 2018 году. Доля стран с низким уровнем дохода в общем объеме торговли агропродовольственными товарами за тот же период практически не изменилась, оставшись на уровне около 1,1%.

Начиная с 2008 года, в связи с замедлением темпов роста мировой экономики, рост экспорта и импорта агропродовольственных товаров был медленным по сравнению с периодом 1995–2007 годов, особенно в странах с высоким уровнем дохода, экономика которых была затронута финансовым кризисом относительно больше (рисунок 1.1, В). Страны с низким уровнем дохода, многие из которых экспортируют свою продукцию на рынки стран с высоким уровнем дохода, также пострадали от замедления спроса на этих рынках и снижения цен на сырьевые товары. Объемы экспорта и импорта стран с уровнями дохода выше и ниже среднего в период с 2009 по 2011 год продолжали быстро расти, но затем этот рост застопорился.

В течение всего периода 1995–2018 годов в группе стран с высоким уровнем дохода импорт агропродовольственных товаров преобладал над экспортом, а страны с уровнями дохода выше и ниже среднего были чистыми экспортерами такой продукции. В группе стран с низким уровнем дохода в 1995–2000 годах импорт был несколько выше экспорта, затем последовал период их перехода в статус чистых импортеров, который продолжался до 2011 года, и с тех пор ситуация остается стабильной.

Торговля сельскохозяйственными товарами и продовольствием

Большая часть торговли агропродовольственными товарами приходится на торговлю произведенными продовольственным сектором пищевыми продуктами, прошедшими технологическую обработку (рисунок 1.2). В период с 1995 по 2000 год доля продовольствия в общем объеме экспорта агропродовольственных товаров оставалась стабильной, после чего возросла примерно с 70% в 2000 году до 76% в 2018 году (рисунок 1.2, А). В 1995–2018 годах экспорт продовольствия рос быстрее – в среднем на 3,4% в год, а экспорт сельскохозяйственных товаров увеличивался в среднем на 1,9% в год.

Рисунок 1.2
Торговля продовольственными и сельскохозяйственными товарами

На глобальном уровне большая часть торговли продовольствием приходится на страны с высоким уровнем дохода, у которых доли импорта и экспорта примерно равны. Все группы стран, вне зависимости от уровня дохода, в целом импортируют больше продовольственных товаров, чем сельскохозяйственных (рисунок 1.2, В). Страны с уровнями дохода выше и ниже среднего экспортируют больше продовольствия, чем импортируют, что в целом указывает на наличие в этих странах хорошо развитой и ориентированной на экспорт отрасли перерабатывающей промышленности. В экспорте стран с низким уровнем дохода преобладают сельскохозяйственные товары, поскольку эти страны специализируются на производстве сырья, а их пищевая промышленность относительно менее развита.

В том, что касается экспортной ориентации стран, наблюдаются ярко выраженные различия. Если страны Европы и Центральной Азии, а также Восточной Азии и Тихого океана торгуют, как правило, с другими странами своего региона, то торговля стран Южной Азии, Латинской Америки и Карибского бассейна, субсахарской Африки, Северной Америки, Ближнего Востока и Северной Африки в большей степени ориентирована на глобальные рынки (см. врезку 1.1).

Торговля различными группами продовольственных товаров

В период с 1995 по 2018 год объемы торговли всеми продовольственными товарами рослиb. Если в странах с высоким уровнем дохода изменения в объемах экспорта и импорта всех продовольственных товаров были относительно небольшими, то в странах со средним и низким уровнями дохода и экспорт, и импорт всех групп продовольственных товаров увеличился значительно (рисунок 1.4, А).

Рисунок 1.4
Динамика экспорта и импорта в разбивке по группам продовольственных товаров, 1995–2018 годы (страны распределены по группам в зависимости от уровня доходов)

В странах со средним и низким уровнями дохода объемы экспорта поначалу были на низком уровне, но затем увеличились, особенно по таким группам товаров, как фрукты и овощи (четырехкратное увеличение в странах с уровнем дохода ниже среднего и трехкратное увеличение в странах с низким уровнем дохода), пищевые продукты, прошедшие технологическую обработку (трехкратное увеличение в странах с уровнем дохода ниже среднего и шестикратное увеличение в странах с низким уровнем дохода), молочные продукты и яйца (объем экспорта вырос примерно в пять раз в странах с низким и средним уровнями дохода), жиры и масла (примерно пятикратное увеличение в странах с уровнем дохода ниже среднего и трехкратное увеличение в странах с низким уровнем дохода). Страны с доходом выше среднего значительно увеличили свой экспорт молочных продуктов, яиц и зерна (в период с 1995 по 2018 год – более чем в пять и в четыре раза, соответственно).

Следуя закону Беннетта (который состоит в том, что по мере роста доходов люди начинают потреблять относительно меньше крахмалистых основных продуктов питания и больше высокопитательных мясных продуктов, масел, сахаров, фруктов и овощей)6, страны с низким и средним уровнями дохода значительно увеличили свой импорт более дорогостоящих продуктов питания, таких как мясо и рыба, фрукты и овощи, а также пищевые продукты, прошедшие технологическую обработку (рисунок 1.4, В).

То, какими пищевыми продуктами торгуют страны, зависит от множества факторов, включая сравнительные преимущества этих стран в плане производства и возможности удовлетворить предпочтения потребителей. В сельском хозяйстве ассортимент производимой продукции часто определяется наличием ресурсов и природными условиями, например климатом. Так, многие зерновые культуры производятся в основном в умеренных широтах, а в более теплом климате можно вырастить большое разнообразие фруктов и овощей. Торговля позволяет перемещать продукцию из регионов с ее избытком в регионы, где наблюдается ее дефицит, что находит свое отражение в структуре региональной торговли. Страны, обладающие сравнительными преимуществами в области производства зерновых, имеют также относительно более высокую долю этой продукции в своем экспорте. Для стран, где условия благоприятствуют производству фруктов и овощей, характерна более высокая доля этих продуктов в общем объеме экспорта (рисунок 1.5). Страны же, где условия для производства зерновых или фруктов менее благоприятны, в большей степени зависят от импорта этих продуктов (рисунок 1.6).

Рисунок 1.5
Доля экспорта отдельных групп продовольственных товаров в общем объеме агропродовольственного экспорта, средние показатели за 2016–2018 годы
Рисунок 1.6
Зависимость от импорта отдельных групп продовольственных товаров, средние показатели за 2015–2017 годы

Структура торговли, формирующаяся в связи с различиями в сравнительных преимуществах, находит свое отражение и на страновом уровне (рисунок 1.7). Например, Бразилия, страна с формирующейся рыночной экономикой (относится к странам с доходом выше среднего) и крупный экспортер сельскохозяйственной продукции, с 1995 года увеличила свой экспорт (в реальном выражении) почти вчетверо. В Бразилии наблюдался особенно сильный рост экспорта зерна, мяса и рыбы, а также сахара и какао, тогда как импорт практически не изменился.

Рисунок 1.7
Экспорт и импорт сельскохозяйственной продукции: Бразилия, Вьетнам, Непал и Уганда, в разбивке по группам продовольственных товаров

Во Вьетнаме, стране с доходом ниже среднего, с начала нынешнего столетия увеличились и экспорт, и импорт. Значительное увеличение экспорта имеет место в том числе в таких группах продовольственных товаров, как мясо и рыба, а также фрукты и овощи. Увеличился также импорт зерновых и плодоовощной продукции (рисунок 1.7).

Непал – страна с низким уровнем дохода, не имеющая выхода к морю. Условия для сельскохозяйственного производства там сложные, а интеграция страны в мировые рынки низкая, что главным образом связано с ее географическим положением: она находится в Гималаях. Однако с 1995 года Непал медленно увеличивал стоимость своего экспорта и менял его состав (рисунок 1.7). В конце 1990-х годов значительную часть экспорта Непала составляли жиры и масла, но развитие перерабатывающих отраслей в новом тысячелетии позволило значительно увеличить экспорт пищевых продуктов, прошедших технологическую обработку, а также чая и специй. В 1995 году импорт продовольствия в Непале практически отсутствовал, но к 2018 году его объем увеличился более чем до 1 млрд долл. США (в ценах 2015 года): в основном это зерновые, фрукты и овощи, а также продукты, прошедшие технологическую обработку.

Уганда, также не имеющая выхода к морю страна с низким уровнем дохода, демонстрирует иной путь роста в плане торговли. Эта страна входит в десятку крупнейших мировых производителей кофе, который составляет порядка 35% общего объема ее экспорта агропродовольственных товаров. В период с 1995 по 2018 год, помимо увеличения экспорта кофе, Уганде удалось также значительно увеличить свой экспорт зерна, сахара и какао, а также фруктов и овощей. За тот же период Уганда увеличила импорт жиров и масел, зерна и продуктов, прошедших технологическую обработку (рисунок 1.7).

Движущие силы мировой торговли

Международная торговля способствует формированию глобализированной экономики и, увязывая спрос на продовольствие с его предложением во всем мире, позволяет странам расширять свои рынки. На то, чем и в каком объеме торгуют страны, оказывают влияние, помимо агроклиматических условий, четыре основных фактора, которые тесно связаны между собой и определяют также характер экономического развития. Рост доходов, увеличение численности населения и демографические изменения, научно-технический прогресс и политика – все это факторы, определяющие рост и структуру международной торговли.

Рост численности населения и демографические изменения вкупе с ростом доходов влияют на общий спрос на продовольствие и на модели питания, к которым, в свою очередь, адаптируются производство, рынки и торговля, а способствуют этому технологии. Процесс глобализации характеризуется все большей открытостью рынков, которой способствует снижение барьеров в торговой политике, а также научно-технический прогресс, который позволяет снизить транспортные издержки, улучшить коммуникации и, соответственно, повысить уровень коммерциализации. Все эти факторы одновременно оказывают воздействие на предложение продовольствия, спрос на него и торговлю им, и осуществляется это воздействие разными путями.

Рост доходов

Вообще говоря, торговля зависит от уровня доходов и при этом может быть одним из определяющих факторов экономического роста, поскольку способствует повышению эффективности и передаче технологий. При этом взаимосвязь между торговлей и доходом носит неоднозначный характер. В период с 1995 по 2018 год, когда рынки становились все более открытыми, а объемы торговли росли, рост доходов в странах давал основания предполагать, что глобализация способствует конвергенции лишь частично. Темпы роста доходов в странах с уровнем дохода ниже и выше среднего были значительно выше, чем в странах с высоким уровнем дохода; это говорит о том, что в 1995–2018 годах эти группы стран догоняли страны с развитой экономикой. Однако в странах с низким уровнем дохода рост доходов был медленным, что свидетельствует об отсутствии конвергенции и растущем разрыве в доходах.

Финансовый кризис 2008 года также повлиял на рост доходов. Страны с высоким уровнем дохода, располагающие более развитой финансовой системой и осуществляющие кредитную экспансию, пострадали от финансового кризиса очень сильно и вынуждены были серьезно снизить свою экономическую активность (рисунок 1.8, А)7,8. В странах с доходом выше среднего в период с 2008 по 2018 год рост доходов также замедлился, но в значительно меньшей степени. При этом довольно большое количество развивающихся стран, стран с доходом ниже среднего и с низким уровнем дохода, которые были интегрированы в мировые финансовые рынки лишь частично, пострадали от кризиса 2008 года меньше9. Эта динамика доходов в полной мере отразилась и на торговле агропродовольственными товарами (см. рисунок 1.1, А).

Рисунок 1.8
Динамика доходов и рост потребления продовольствия (СТРАНЫ РАСПРЕДЕЛЕНЫ ПО ГРУППАМ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ УРОВНЯ ДОХОДОВ)

Основные социально-экономические изменения, связанные с ростом доходов, сопровождаются значительными переменами в структуре потребления продовольствия10; этот процесс описывается как переход на другие модели питания. На начальных стадиях такого перехода рост доходов коррелирует с более высоким уровнем потребления продовольствия и уменьшением распространенности отсутствия продовольственной безопасности11. На этом этапе рацион обычно характеризуется относительно высокой долей крахмалистых основных продуктов питания и низким уровнем разнообразия. За ним следует этап ускоренного роста калорийности рациона, сопровождающийся увеличением потребления белка, витаминов и минералов; все это может улучшить качество питания и укрепить здоровье людей. Однако эти изменения зачастую происходят практически одновременно с переходом на рацион с более высоким содержанием жиров, сахара и продуктов питания, прошедших технологическую обработку, в том числе глубокую. На последнем этапе перехода на другие модели питания и по мере дальнейшего роста доходов рост потребления калорий на душу населения замедляется, и люди переходят на рацион, содержащий жиры более высокого качества и большее количество фруктов, овощей и цельнозерновых продуктов. В процессе перехода на другие модели питания доля расходов на продовольствие в общих расходах домохозяйств по мере роста доходов снижается (в соответствии с законом Энгеля)c.

Переход на другие модели питания отражен и в законе Беннетта: с ростом благосостояния люди переходят с простых, преимущественно крахмалистых растительных продуктов к более разнообразному рациону, содержащему больше фруктов и овощей, а также животный белок6.

Совокупные показатели отражают этапы перехода на другие модели питания очень четко (рисунок 1.8, В). В странах с низким уровнем дохода увеличение доходов на душу населения коррелирует с ростом потребления калорий на душу населения. В странах с уровнем дохода ниже среднего с ускорением роста доходов этот эффект усиливается. В странах же с уровнем дохода выше среднего этот эффект уже замедляется, а в странах с высоким уровнем дохода рост доходов связан с ростом потребления калорий очень слабо.

Изменения рациона в соответствии с законом Беннетта можно наблюдать и на уровне групп продовольственных товаров. С ростом доходов доля зерновых культур в потреблении продовольствия на душу населения в странах с низким и средним уровнями дохода в период с 1995 по 2017 год снижалась (рисунок 1.9, вверху). В странах с высоким уровнем дохода переход на другие модели питания произошел, по-видимому, без каких-либо изменений в объеме потребления зерновых культур.

Рисунок 1.9
СРЕДНЕЕ ИЗМЕНЕНИЕ ДОЛИ КАЛОРИЙ, ДОСТУПНЫХ ДЛЯ ПОТРЕБЛЕНИЯ НА ДУШУ НАСЕЛЕНИЯ, В РАЗБИВКЕ ПО ОСНОВНЫМ ГРУППАМ ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫХ ТОВАРОВ, 1995–2017 ГОДЫ, %

Однако в странах с низким уровнем дохода потребление сахаров в суточном рационе увеличилось более чем наполовину, тогда как в странах c уровнем дохода ниже среднего оно возросло лишь на 5%. В странах с высоким уровнем дохода и с уровнем дохода выше среднего потребление сахара несколько снизилось. Потребление фруктов и овощей, мяса, жиров и масел увеличилось во всех группах стран, особенно в странах с уровнями дохода выше и ниже среднего. В странах с низким уровнем дохода наблюдался серьезный рост потребления молочных продуктов.

ЧИЛИ
Женщина покупает продукты в продовольственном магазине.

©iStock.com/Hispanolistic

Аналогичные изменения в рационе наблюдались в период 1961–2011 годов в Азии на фоне быстрого экономического роста, урбанизации и глобализации12,13. Наблюдающийся в последнее время экономический рост привел к изменениям в потреблении продуктов питания в странах Африки к югу от Сахары: с зерновых, корнеплодов и клубнеплодов люди переходят на рыбу, мясо, яйца, молочные продукты, фрукты и овощи, а также на продукты, прошедшие технологическую обработку14.

Если на уровне групп продовольственных товаров изменение структуры потребления в процессе перехода на другие модели питания выглядит очевидным, то на национальном уровне можно заметить более выраженную неоднородность, поскольку изменения рациона зависят также от личных предпочтений людей, от распределения доходов и уровня развития (рисунок 1.9, внизу). Например, в странах с формирующейся рыночной экономикой, таких как Бразилия и многие развивающиеся страны, включая Непал и Вьетнам, рост доходов привел к значительному снижению доли зерновых культур в потреблении продовольствия на душу населения. Однако в Уганде эта доля возросла; там, в отличие от других стран региона, где в рационе людей преобладает кукуруза, основные продукты питания отличаются большим разнообразием и включают маниок, сладкий картофель и матуке. В странах, демонстрирующих ускоренный экономический рост, таких как Вьетнам, изменения в питании происходили быстрее.

Рацион изменился как у городского населения, так и у сельского14,15. При этом, однако, выяснилось, что переход с зерновых на более калорийную пищу более выражен в городах, несмотря на то, что на фоне роста доходов и изменений в продовольственной системе сближение города и деревни идет достаточно быстрыми темпами15.

Связи между средним доходом и потреблением могут скрывать важные тенденции в плане спроса на продовольствие, которые связаны с распределением как доходов, так и калорий между богатыми и бедными группами населения.

Появление среднего класса во многих развивающихся странах было признано наиболее важным фактором, определяющим не только спрос на продовольствие, но и его состав, что в итоге привело к изменениям в системах закупок продовольствия (см. врезку 1.4 о вертикальной интеграции)14,16,17,18.

Например, в Африке рост городского среднего класса привел к увеличению общей калорийности рациона и росту спроса на пищевые продукты, прошедшие технологическую обработку, мясо, фрукты и овощи14,16. Потребители из среднего класса также чаще совершают покупки в супермаркетах и других магазинах, работающих допоздна, и тратят относительно большую часть своих доходов на еду вне дома10,16.

Изменения в рационе, обусловленные ростом доходов, оказывают также влияние на торговлю. Рост потребления мяса и рыбы, фруктов и овощей, а также продуктов, прошедших технологическую обработку, отражается на росте импорта этих продуктов, особенно в странах с формирующейся рыночной экономикой и развивающихся странах (см. рисунок 1.4, В).

На момент написания настоящего доклада глобальные производственно-сбытовые цепочки в продовольствии и сельском хозяйстве, доходы и спрос на продовольствие испытывали влияние вспышки нового коронавируса. Быстрое распространение COVID-19 зимой 2019–2020 годов вынудило директивные органы во всем мире сделать трудный выбор. Поскольку в условиях этой пандемии многие страны ввели необходимые меры социального дистанцирования, в мире начался беспрецедентный глобальный кризис.

Многие страны столкнулись с многочисленными и сложным образом связанными между собой проблемами в области общественного здравоохранения, экономики и продовольственной безопасности19. Угроза, которую пандемия COVID-19 представляет для продовольственной безопасности в связи с потерей доходов, вызывает серьезную озабоченность, поскольку существует риск потерять все то, что было достигнуто за последние десятилетия в плане сокращения распространенности недоедания. Врезка 1.2 посвящена непосредственному воздействию пандемии на мировую торговлю, производственно-сбытовые цепочки и продовольственную безопасность.

Рост населения и демографические изменения

Взаимосвязь между ростом населения и демографическими изменениями оказывает существенное влияние на спрос на продовольствие, торговлю и рынки. И если рост населения стимулирует спрос на продовольствие и торговлю им в плане объема, то демографические изменения влияют на его структуру.

Рост населения коррелирует с увеличением объема торговли между странами. Если темпы роста населения в разных регионах будут разными, то продовольствие, скорее всего, будет продаваться из тех регионов, где рост населения идет медленнее, туда, где он происходит быстрее. Например, в странах с низкой производительностью сельского хозяйства на душу населения, что может быть обусловлено также негативными последствиями изменения климата, быстрый рост населения приведет к увеличению импорта. В Азии долгосрочные демографические тенденции демонстрируют сильный рост, и хотя этот рост начал замедляться, примерно к 2050 году численность населения этого региона составит, согласно прогнозам, 5,3 млрд человек (рисунок 1.10, А). Предполагается, что население Африки также будет активно расти и к 2050 году должно достигнуть 2,5 млрд человек, что создаст серьезные проблемы для сельского хозяйства. В Латинской Америке и Карибском бассейне, Северной Америке и Океании численность населения, по прогнозам, будет расти медленно, а в Европе к 2050 году, вероятно, сократится.

Рисунок 1.10
Рост численности населения и демографические изменения

Урбанизация сопряжена со значительными изменениями образа жизни и является ключевым фактором изменения моделей потребления и преобразования продовольственных систем. По мере того, как общества урбанизируются, а потребители селятся все дальше от тех мест, где происходит первичное производство сельскохозяйственной продукции, спрос на продовольствие, которое можно легко хранить и транспортировать, усиливается, что, в свою очередь, приводит к росту пищевой промышленности29. Кроме того, городские потребители обычно имеют относительно более высокие доходы, что повышает спрос на более широкий ассортимент продуктов питания. Их образ жизни позволяет им тратить меньше времени на приготовление пищи, что приводит к увеличению потребления пищевых продуктов, прошедших технологическую обработку, а также к тому, что люди начинают чаще питаться вне дома30.

С урбанизацией у людей появляются более совершенные средства передвижения, возможность владения личным автомобилем, доступ к холодильникам; кроме того, они подвергаются воздействию рекламы17. Все это способствует расширению доступа к новым активно развивающимся каналам розничной торговли продовольствием и усилению спроса на более дорогие продукты, включая фрукты и овощи, а также пищевые продукты, прошедшие технологическую обработку. Например, в городских районах Замбии наличие автомобиля влечет значительное увеличение объема покупок в супермаркетах, на складах и прилавках которых обычно больше продуктов, прошедших технологическую обработку16.

Если в Северной Америке, Латинской Америке и Карибском бассейне, а также в Европе и Центральной Азии население было уже в значительной степени урбанизировано (рисунок 1.10, В), то в Восточной Азии и Тихоокеанском регионе темпы роста урбанизации в период с 1995 по 2018 год были самыми быстрыми. В относительно менее урбанизированных регионах субсахарской Африки и Южной Азии доля городского населения также увеличивалась, но не такими быстрыми темпами. В развивающихся странах урбанизация идет быстрее, чем это было, например, в Соединенных Штатах Америки и Европе. В Соединенных Штатах Америки потребовалось девять десятилетий, чтобы доля городских жителей в общей численности населения возросла с 40 до 75%, а в Бразилии и Республике Корея этот порог был преодолен менее чем за тридцать лет17.

Научно-технический прогресс, издержки ведения торговли и торговая политика

Научно-технический прогресс привел к улучшению инфраструктуры и логистики и, соответственно, к снижению транспортных издержек. Кроме того, он способствовал снижению расходов на коммуникации, что также оказывает влияние на торговлю и содействует глобальной интеграции производственно-сбытовых цепочек. Устраняя проявления неэффективности в производственно-сбытовых цепочках, научно-технический прогресс может также способствовать достижению более устойчивых результатов работы продовольственной системы31,32.

В целом издержки ведения торговли, размер которых определяется транспортными издержками и изменениями в торговой политике, снизились как для промышленной33, так и сельскохозяйственной продукции (см. рисунок 1.11, А). Во всех развивающихся странах улучшение транспортной инфраструктуры привело к снижению издержек ведения торговли, но темпы этого процесса зачастую были ниже среднемировых показателей33. Например, в период с 1995 по 2015 год в странах Африки к югу от Сахары издержки ведения торговли сельскохозяйственной продукцией снизились на 11%, а в Европе и Центральной Азии – на 33%d.

Рисунок 1.11
Торговля и затраты на коммуникации

Влияние издержек ведения торговли на торговлю сельскохозяйственной продукцией может быть весьма значительным. Одно из исследований влияния общих издержек ведения торговли (включая издержки, связанные с тарифными и нетарифными барьерами, перевозками, информацией, валютными курсами и нормативно-правовыми и регулятивными процедурами) на торговлю сельскохозяйственной продукцией, показало, что сокращение совокупных торговых издержек на 1% может увеличить объем мировой торговли на 2–2,5%34.

Наряду с этим научно-технический прогресс произвел революцию в области коммуникаций, сократив издержки на них и упростив торговлю (подробнее о влиянии цифровых технологий на рынки см. также четвертую часть доклада). Например, анализ влияния затрат на коммуникации на двустороннюю торговлю показывает, что сокращение стоимости звонка импортера вдвое приводит к увеличению совокупного объема двусторонней торговли на 42,5%31. Было показано, что на торговлю дифференцированными продуктами (которая требует более полной информации и большей координации между продавцами) такое воздействие будет в три раза больше, чем на торговлю однородными продуктами.

Совершенствование цифровых технологий и связанное с этим снижение затрат на коммуникации считаются одними из главных факторов развития глобальных производственно-сбытовых цепочек, поскольку обеспечивают возможность координировать различные этапы производства в разных географических точках35.

Интернет также оказывает значительное влияние на торговлю, обеспечивая фирмам возможность коммуникаций и сбыта своей продукции в другие страны с меньшими затратами. По сравнению с девяностыми годами уровень внедрения интернета резко вырос: по оценкам, доступ к интернету сегодня имеют порядка 54% населения планеты (см. четвертую часть доклада). Чем шире используется Интернет, тем положительнее его влияние на торговлю: увеличение использования Интернета экспортерами в среднем на 10% может обеспечить увеличение объемов двустороннего экспорта почти на 2%36.

Этот эффект очень сильно зависит от того, с чьей стороны (экспортера или импортера) Интернет используется шире. При этом активный переход на использование Интернета обоими торговыми партнерами могут привести не только к значительному увеличению объема торговли, но и к увеличению количества продаваемых товаров, поскольку повышение эффективности коммуникаций повышает и эффективность подбора необходимых товаров.

Если в развитых регионах расходы на фиксированный широкополосный доступ в интернет и так были низкими, то в развивающихся странах за период с 2008 по 2017 год они снизились очень существенно, что способствовало сокращению цифрового разрыва в мире (рисунок 1.11, В). Наличие доступа к интернету очень важно для международной торговли, но решающую роль здесь играет качество связи, т.е. пропускная способность и скорость передачи данных. Исследование относительного влияния наличия доступа к интернету (отражающего масштаб внедрения Интернета) и его пропускной способности (отражающей качество связи) показывает, что увеличение средней скорости передачи данных на 1% приводит к увеличению объемов двусторонней торговли на 0,5%, а такое же увеличение количества абонентов – к увеличению на 0,3%38. Столь различное воздействие подчеркивает необходимость повышения качества цифровой инфраструктуры в развивающихся странах, где пропускная способность в разных странах и у разных абонентов может быть разной.

Снижение издержек ведения торговли является также результатом торговой политики. Массовое открытие торговли, которое произошло благодаря заключению Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ) и создания ВТО в 1995 году, а также росту распространенности региональных торговых соглашений, привело к снижению тарифов и практики использования подрывающих свободу торговли мер внутренней поддержки, а также способствовало более широкому взаимному признанию нетарифных мер (НТМ).

В странах с низким и средним уровнями дохода импортные тарифы, применяемые к продовольственным и сельскохозяйственным товарам, неуклонно снижались: если в 1995 году они составляли в среднем 17%, то в 2018 году – порядка 10% (рисунок 1.12, А). В странах с высоким уровнем дохода средние сельскохозяйственные тарифы снизились с 9% в 1995 году до 6% в 2018 годуe.

Рисунок 1.12
Применяемые ставки тарифов на сельскохозяйственную продукцию, 1995–2018 годы (страны распределены по группам в зависимости от уровня доходов)

В зависимости от категории продовольственных и сельскохозяйственных товаров тарифы могут существенно разниться (рисунок 1.12, В). В странах с высоким уровнем дохода относительно низки средние ставки применяемых тарифов на кофе и чай, жиры и масла, фрукты и овощи. Однако на импорт зерна, молочных продуктов и яиц страны с высоким уровнем дохода устанавливают, как правило, значительно более высокие тарифы. В странах с низким и средним уровнем дохода тарифы в целом гораздо выше. Самые высокие тарифы установлены там на импорт пищевых продуктов, прошедших технологическую обработку; за ними следуют сахар и какао, а также молочные продукты и яйца. В странах с низким и средним уровнями дохода тарифы на импорт фруктов и овощей, а также мяса и рыбы также относительно высоки. Самый низкий уровень тарифов в этих странах установлен на зерно.

Влияние цифровых технологий на торговлю привело многих наблюдателей к предположению о том, что в нынешних условиях торговая политика не так уж и важна, однако проведенный недавно анализ показывает, что тарифы действительно имеют значение, особенно в контексте глобальных производственно-сбытовых цепочек39. Фрагментация и вертикальная координация производства в разных странах часто считается результатом научно-технического прогресса, но снижение тарифов очень сильно способствовало возникновению глобальных производственно-сбытовых цепочек благодаря значительному сокращению издержек на ведение торговли продуктами, процесс производства которых сопряжен с многократным пересечением границ40.

Снижение тарифов сыграло значительную роль в снижении торговых издержек и стимулировании торговли агропродовольственными товарами, однако торговля регулируется также огромным множеством НТМ. НТМ в сельском хозяйстве включают технические барьеры в торговле, которые являются отражением технических регламентов и стандартов, а также санитарных и фитосанитарных мер (СФМ), обеспечивающих безопасность пищевых продуктов41,42.

Следует отметить, что в сельском хозяйстве НТМ играют существенно более важную роль, чем в большинстве других секторов, и их влияние на торговлю может быть гораздо сильнее, чем влияние тарифов43. В странах с высоким уровнем дохода СФМ обычно строже, чем в странах со средним и низким уровнями дохода44. Однако воздействие НТМ на торговлю может быть неоднозначным: в зависимости от применяемых мер, продуктов и стран стандарты на пищевые продукты могут как стимулировать торговлю, так и препятствовать ей44,45,46.

Рост экспорта из развивающихся стран товаров с высокой добавленной стоимостью, таких как фрукты и овощи, сопровождается повышением внимания к стандартам безопасности пищевых продуктов (обычно это СФМ) на рынках развитых стран47,48. Многие стандарты безопасности пищевых продуктов первоначально были введены для удовлетворения соответствующих требований на прибыльных импортных рынках, но в развивающихся странах осведомленность потребителей по вопросам безопасности пищевых продуктов также растет48,49. Так, безопасность пищевых продуктов была названа наиболее важным элементом устойчивости для потребителей риса в Нигерии50 и стала социально значимой задачей, которой уделяется серьезное внимание во Вьетнаме51.

Стандарты на пищевые продукты могут быть государственными и частными. Правительства устанавливают, например, максимально допустимые уровни (МДУ) остаточного содержания пестицидов, чтобы обозначить их самый высокий допустимый законом уровень в пищевых продуктах. Чтобы свести к минимуму торговые барьеры, которые могут возникать вследствие несовпадения национальных норм регулирования, глобальные органы по установлению стандартов, такие как Комиссия “Кодекс Алиментариус” Совместной программы ФАО/ВОЗ по стандартам на пищевые продукты, занимаются гармонизацией этих стандартов на международном уровне (см. врезку 1.3).

Выполнение многих мер обеспечивается с помощью государственных стандартов, но рост глобализации производственно-сбытовых цепочек влечет также распространение частных стандартов. Эти стандарты касаются как свойств продукта (таких как классификация по качеству, уровень остаточного содержания, отслеживаемость, брендинг), так и свойств процесса (например, производство экологически чистых продуктов или обеспечение благополучия животных)42.

Частные стандарты нередко дополняют государственное регулирование, например путем ссылок на такие элементы устойчивости, как охрана окружающей среды и этические стандарты выбора поставщиков. Кроме того, частные стандарты могут восполнять пробелы, возникающие в результате отсутствия государственного регулирования, или обеспечивать выполнение более жестких требований, чем предусмотрено в национальных нормативных актах. Это часто относится к стандартам безопасности и качества пищевых продуктов: например, когда крупные розничные сети требуют поддержания определенного и постоянного уровня качества какого-либо продукта. В таких ситуациях частные стандарты могут стать препятствием для участия в глобальных производственно-сбытовых цепочках тех фермеров и предприятий, которым трудно эти стандарты соблюсти42,52. Стандарты и системы сертификации устойчивости рассматриваются также во второй части настоящего доклада в контексте анализа глобальных производственно-сбытовых цепочек, в третьей части в связи с интеграцией мелких фермеров и в четвертой части в контексте применения цифровых технологий для обеспечения отслеживаемости.

В целях дальнейшего снижения издержек ведения торговли за счет упрощения и гармонизации таможенных процедур и порядка экспорта и импорта в 2017 году вступило в силу Соглашение ВТО об упрощении процедур торговли (СУПТ) (см. врезку 2.6 во второй части доклада).

Трансформация агропродовольственных рынков

Те же тенденции, которыми обусловлены изменения в структуре торговли и в пищевых привычках людей, приводят к глубоким изменениям на продовольственных рынках и в производственно-сбытовых цепочках. В частности, урбанизация способствует изменению рациона, которое связано с ростом доходов, и стимулирует преобразования в продовольственных производственно-сбытовых цепочках и в секторе розничной торговли.

Поскольку люди перебираются в города, а потребители живут все дальше от мест производства продовольствия, роль розничной торговли продуктами питания становится все более важной. С начала двадцатого столетия характер розничной торговли продуктами питания в городах и особенно в сельской местности претерпел значительные изменения54. Раньше розничная торговля осуществлялась на рынках под открытым небом (традиционные и придорожные рынки) и в небольших отдельно стоящих торговых точках, таких как продуктовые магазины и близлежащие киоски16,54. В 1920–1940-х годах в Соединенных Штатах Америки и в Западной Европе, а в 1980–1990-х годах – и во многих развивающихся странах начали появляться супермаркеты.

Поначалу в супермаркетах продавались только бакалейные товары. Однако с развитием технологий закупок и хранения в супермаркетах также стали реализовываться скоропортящиеся пищевые продукты. Поскольку за счет эффекта масштаба супермаркеты имеют возможность предложить большое разнообразие продуктов, им удалось практически полностью захватить розничную торговлю продуктами питания в развитых странах и получить быстро растущую долю этого сектора в развивающихся странах54.

К 2018 году в странах Азии, Латинской Америки и Карибского бассейна – в регионах, где объем продаж супермаркетов был относительно высоким уже в 2002 году – продажи ведущих сетей супермаркетов увеличились в два-шесть раз. В странах, где супермаркеты начали появляться только в начале двадцать первого века, рост был более чем десятикратным55.

Обследование 475 городских домохозяйств в столице Замбии Лусаке показало, что потребители ходят за покупками как в обычные магазины, так и в современные розничные торговые центры. Часто совершают покупки в супермаркетах порядка 73% домохозяйств, при этом использование этих современных торговых центров значительно возросло среди всех групп населения, как с самым низким, так и с самым высоким уровнем дохода. Традиционные уличные рынки также посещают 73% всех домохозяйств вне зависимости от уровня дохода. Однако покупки в обычных продуктовых магазинах и на придорожных рынках с ростом доходов домохозяйств сократились. Но если современные торговые центры люди обычно посещают раз в неделю, чтобы совершить более крупные закупки, то в традиционные пункты розничной торговли, такие как рынки под открытым небом, небольшие продуктовые магазины, придорожные рынки и ближайшие киоски, они заходят несколько раз в неделю. По данным этого исследования, в среднем порядка 42% расходов домохозяйств на продукты питания были произведены в современных розничных торговых центрах16.

Основной движущей силой перемен в секторе розничной торговли продуктами питания является урбанизация, но формируются они под влиянием многих факторов. В Гане инвентаризация супермаркетов и учет пищевых продуктов, прошедших технологическую обработку, проведенные в восьми крупных городских центрах, показали лишь скромный рост количества супермаркетов, несмотря на быструю урбанизацию и рост доходов домохозяйств56. Перекрестный анализ, проведенный по выборке из 42 стран, находящихся на всех этапах развития, показал также, что доля супермаркетов в секторе розничной торговли увеличивается с ростом доходов, степени открытости страны для прямых иностранных инвестиций и участия женщин в рабочей силе57.

Прямые иностранные инвестиции (ПИИ) в розничную торговлю, пищевую промышленность, рестораны и сети быстрого питания быстро растут начиная с 1980-х годов, главным образом за счет транснациональных агропромышленных корпораций, ориентированных на рынки стран с низким и средним уровнями дохода. Как выяснилось, в плане увеличения объема продаж продуктов, прошедших технологическую обработку, ПИИ в этих странах оказались более эффективны, чем торговля58.

Например, инвестиции европейских продуктовых розничных сетей в Восточную Азию достигли в конце 1990-х годов своего пика на фоне быстрого роста населения и в условиях менее развитых розничных рынков. Однако вслед за интенсивным начальным этапом инвестиций в этот регион последовала фаза бегства капиталов. В результате усиления регулирования на этих новых рынках, роста местной конкуренции и переоценки глобальной деятельности на уровне фирм большинство этих торговых сетей сейчас покинули отдельные рынки или вообще ушли из региона. Чаще всего их уход был связан с поглощением соответствующего бизнеса местным или региональным оператором, в остальных случаях – с его передачей другим розничным сетям из развитых стран59.

В начале нового тысячелетия начала появляться электронная торговля, что также способствовало трансформации сектора розничной торговли продуктами питания10. Гиганты электронной торговли, такие как “Амазон” и “Алибаба”, соединили и расширили преимущества, получаемые за счет эффекта масштаба, которыми ранее пользовались супермаркеты по сравнению с традиционными торговыми точками. Но в отличие от супермаркетов в тот период, предприятиям электронной торговли удалось еще больше снизить транзакционные издержки потребителей благодаря возможности заказа товаров онлайн с доставкой на дом.

Главный недостаток электронной торговли состоит в том, что потребитель не может вживую увидеть те продукты питания, которые покупает. Недавно сети супермаркетов начали добавлять к спектру своих услуг возможности электронной торговли и доставки товаров на дом, пользуясь тем, что потребители, посещавшие эти супермаркеты ранее, уже знакомы с их ассортиментом. При этом фирмы, занимающиеся электронной торговлей, перешли к заключению стратегических альянсов, подключая супермаркеты к своим платформам или добавляя в свой портфель физические предприятия розничной торговли: например, “Амазон” приобрел Whole Foods, а “Алибаба” – часть сетей Auchan и RT Mart в Китайской Народной Республике54. Феноменальный рост электронной торговли, включая доставку продуктов питания и готовых блюд, особенно заметен в странах Азии, таких как Китайская Народная Республика, Япония и Республика Корея60,61.

Вместе с тем сектор электронной торговли продовольствием, хотя и растет быстрыми темпами, во всем мире остается небольшим; наибольший его рост наблюдается в Соединенных Штатах Америки и в Китайской Народной Республике62,63,64. Из-за отсутствия полных данных оценить степень проникновения электронной торговли на продовольственные рынки трудно, но имеющиеся оценки позволяют предполагать, что в странах Азии, Европы и Северной Америки доля электронной торговли в продажах продуктов питания и напитков не превышает 1% от общего объема расходов на продовольствие. Эти цифры резко отличаются от показателя проникновения электронной торговли в секторы других товаров, который составляет в среднем 80% в Соединенных Штатах Америки и почти 60% в Китайской Народной Республике63. Огромный ассортимент продовольственных товаров, их сравнительно низкая цена за единицу и логистические трудности, связанные с холодильной цепью, пока препятствуют переходу продуктов питания в категорию основных в розничной торговле онлайн10,62. Ожидается, что эти факторы будут сдерживать дальнейший рост доли рынка электронной торговли продуктами питания, а доминировать в этом секторе и расширяться по-прежнему будут супермаркеты (и другие аналогичные торговые точки), особенно в Африке.

Трансформация розничной торговли пищевыми продуктами сопровождалась изменениями в секторе общественного питания, например переходом от небольших отдельных ресторанов к сетям кафе и ресторанов быстрого питания. Как и в случае с супермаркетами, в странах с низким и средним уровнями дохода преобразования в сфере общественного питания шли гораздо быстрее, чем в странах с высоким уровнем дохода, которые были первыми в этом процессе. Инновационные решения, связанные с продуктами и процессами, были созданы в странах с высоким уровнем дохода, но впоследствии, по мере осуществления ПИИ транснациональными корпорациями, стремившимися освоить новые прибыльные рынки, быстро распространились по всему миру. Возникли и расширились местные сети общественного питания, обслуживающие потребителей с более низкими доходами и формирующиеся рынки среднего класса. В Соединенных Штатах Америки доля пищевых калорий, получаемых с едой вне дома, в 1977 году составляла 17%, а в 2011 году – 34%65,66. В Азии валовые продажи ведущих транснациональных корпораций в сфере общественного питания за период с 2008 по 2018 год утроились55.

Экономический рост, урбанизация, научно-технический прогресс и глобализация меняют рацион питания людей и оказывают влияние на сельскохозяйственное производство. Рост благосостояния потребителей и увеличение спроса на прошедшие технологическую обработку и более качественные продукты питания являются стимулами для преобразований в секторах розничной торговли и сбыта, а также в пищевой промышленности. Эти тенденции порождают спрос на поставки от фермеров более стандартизированной и более качественной сельскохозяйственной продукции и на увеличение ее объема.

В процессе развития эти преобразования обычно проходят в три этапа, а их движущими силами являются частные фирмы, стремящиеся получить прибыль за счет инноваций, основанных на новых технологиях, новых методах ведения бизнеса и новых продуктах55,67,68.

На начальном этапе преобразований традиционные производственно-сбытовые цепочки короткие, и фермеры зачастую продают свою продукцию либо конечным потребителям напрямую, либо мелким торговцам и перерабатывающим предприятиям. Такие виды несельскохозяйственной деятельности, как переработка и сбыт сельскохозяйственной продукции, приносят очень небольшую добавленную стоимость. На рынках сделки совершаются, как правило, за наличный расчет, без контрактов и официальных стандартов68.

С ростом урбанизации люди уезжают от сельских районов и мест первичного сельскохозяйственного производства все дальше, а более высокие доходы порождают спрос на продукты, прошедшие технологическую обработку, и более качественное продовольствие. На этом переходном этапе в секторах розничной торговли, сбыта и переработки пищевых продуктов возникает много микро -, малых и средних предприятий. В связи с повышением потребительской осведомленности появляются государственные и частные стандарты качества и безопасности. Преобладают по-прежнему наличные рынки, но благодаря заключению контрактов уже начинает развиваться вертикальная интеграция и координация (см. врезку 1.4)55,68.

С расширением производственно-сбытовых цепочек и увеличением объемов рынка возникает эффект масштаба, а в розничной торговле и переработке пищевых продуктов формируется специализация. Крупные розничные сети, такие как супермаркеты, растут, а производственно-сбытовые цепочки становятся все более вертикально интегрированными и скоординированными, и это знаменует переход к современным производственно-сбытовым цепочкам (см. также врезку 2.2 во второй части доклада). Потребители и пищевая промышленность все чаще требуют соблюдения стандартов качества и безопасности68,71.

Если трансформация традиционных производственно-сбытовых цепочек в современные была начата с промышленной революцией и заняла в Северной Америке и Западной Европе почти столетие, то во многих развивающихся регионах она началась позже и произошла гораздо быстрее17. Этот процесс начался в 1980-х годах в некоторых частях Восточной Азии (исключая Китайскую Народную Республику) и более крупных странах Южной Америки (таких как Бразилия); в 1990-х годах он продолжился в Центральной Америке и некоторых частях Южной Америки (например, в Чили, Колумбии и Мексике), в некоторых частях Юго-Восточной Азии и в Южной Африке. В 2000-е годы за ними последовали развивающиеся экономики стран Азии (например, Китайская Народная Республика, Индия и Вьетнам) и других южноамериканских стран (включая Перу и Многонациональное государство Боливия). В 2000-х годах преобразования начались также в Южной Африке (Замбия), Восточной Африке (Кения) и Западной Африке (Гана, Нигерия и Сенегал)68.

Темпы преобразований разнятся в зависимости от вида сырьевых товаров: первыми нередко трансформируются производственно-сбытовые цепочки зерновых, за ними следуют продукция животноводства и свежие фрукты и овощи; зачастую это приводит к одновременному существованию во многих развивающихся странах традиционных, переходных и современных производственно-сбытовых цепочек17,68.

В процессе преобразований доля добавленной стоимости продовольственного сектора в общей добавленной стоимости агропродовольственного сектора увеличивается, а доля добавленной стоимости сельского хозяйства снижается. В странах, находящихся на ранних стадиях переходного периода, в общем объеме добавленной стоимости агропродовольственных товаров по-прежнему доминирует сельское хозяйство (рисунок 1.14). По мере роста средних доходов на душу населения вклад сельского хозяйства в общую добавленную стоимость агропродовольственных товаров снижается. При этом индустриализация и развитие пищевой промышленности и сектора сбыта приводят к увеличению доли продовольствия в общей добавленной стоимости агропродовольственных товаровf.

Рисунок 1.14
Доля добавленной стоимости сельского хозяйства и продовольственного сектора в валовой добавленной стоимости агропродовольственных товаров в разбивке по уровню доходов, 2017 год

Вероятно, наибольшую пользу в результате преобразований в торговле и на агропродовольственных рынках получат потребители продовольствия. Повышение производительности труда в сочетании с расширением торговли и конкуренции увеличивает доступность безопасных и калорийных продуктов питания и способствует снижению цен на них, что улучшает доступ к продовольствию. Для многих людей этот процесс приводит к повышению продовольственной безопасности и улучшению рациона питания, поскольку он позволяет расширить доступ к продуктам, богатым микроэлементами, таким как фрукты, овощи и продукция животного происхождения.

В то же время глобализация, городской образ жизни и связанные с этим изменения в производстве продовольствия и продовольственных производственно-сбытовых цепочках рассматриваются некоторыми аналитиками как факторы, способствующие переходу к менее здоровому питанию и росту распространенности избыточного питания и ожирения во многих регионах мира (см. врезку 1.5)11,15,16,72. Во многих странах с низким и средним уровнями дохода избыточное питание и ожирение сосуществуют с недоеданием и дефицитом микроэлементов, что указывает на “тройное бремя” неполноценного питания.

Во второй части доклада более подробно рассматриваются экономическое и медицинское воздействие глобальных производственно-сбытовых цепочек на потребителей, а также их связи с неравенством и воздействие на окружающую среду. Вопросы интеграции мелких фермеров в современные рынки и их включение в современные производственно-сбытовые цепочки рассмотрены в третьей части доклада.

Во ВТОРОЙ ЧАСТИ доклада представлен анализ данных о международной торговле и рассмотрены процессы возникновения и эволюции глобальных производственно-сбытовых цепочек в продовольствии и сельском хозяйстве (ГПСЦ). Этот анализ создает основу для понимания сути ГПСЦ и их влияния на рост и развитие в области производства продовольствия и ведения сельского хозяйства. Поскольку ГПСЦ позволяют разделить процесс производства на этапы, осуществляемые в разных странах, то считается, что в развивающихся странах этот механизм может обеспечить повышение производительности труда. Рассмотрены элементы торговой политики и другие меры, которые могут способствовать участию в ГПСЦ, а также последствия пандемии COVID-19 для развития торговли и ГПСЦ. Проанализированы также механизмы, которые могут содействовать поиску более эффективных решений проблемы баланса экономических и экологических интересов в ГПСЦ.

Основные тезисы

1 В сфере производства продовольствия и ведения сельского хозяйства глобальные производственно-сбытовые цепочки сформировались быстро и получили широкое распространение. В рамках глобальных производственно-сбытовых цепочек осуществляется порядка трети мирового экспорта продовольствия и сельскохозяйственной продукции.

2 Глобальные производственно-сбытовые цепочки в продовольствии и сельском хозяйстве могут иметь сложную структуру и проходить через территории многих стран. И поскольку производство разделено на этапы, фермерам и фирмам легче принять участие в тех из них, где они могут наилучшим образом использовать свои сравнительные преимущества.

3 Участие в глобальных производственно-сбытовых цепочках может повысить производительность труда фермеров за счет распространения передовых знаний и технологий. Но из-за отсутствия необходимых навыков и активов некоторые мелкие фермеры могут быть лишены доступа к этим современным рынкам.

4 Ограничения экспорта, введенные в связи с пандемией COVID-19, могут затронуть глобальные продовольственные рынки и нанести ущерб развивающимся странам с низким уровнем дохода, импортирующим продовольствие. Обусловленный пандемией переход от глобальных производственно-сбытовых цепочек к локализации производственных процессов может также снизить производительность труда и устойчивость к внешним факторам.

Ключевые меры

Развитию глобальных производственно-сбытовых цепочек и росту в сельском хозяйстве и пищевой промышленности может способствовать снижение торговых барьеров. При каждом пересечении границы продукция подпадает под действие импортных тарифов, сумма которых по мере прохождения различных звеньев глобальных производственно-сбытовых цепочек увеличивается, что препятствует созданию добавленной стоимости.

Элементы торговой политики, способствующие развитию открытых рынков, должны сопровождаться мерами, повышающими возможности конкуренции в современных глобальных производственно-сбытовых цепочках. Это могут быть инвестиции в инфраструктуру, эффективное регулирование, но самыми главными здесь являются меры, направленные на повышение квалификации фермеров и рабочих.

В сочетании с системами сертификации устойчивости глобальные производственно-сбытовые цепочки могут способствовать координации глобальных усилий по решению проблем обеспечения устойчивости. Гармонизация стандартов и систем сертификации устойчивости в разных странах может облегчить их применение в глобальных производственно-сбытовых цепочках в продовольствии и сельском хозяйстве.

Региональные торговые соглашения могут стимулировать участие в глобальных производственно-сбытовых цепочках и подстегнуть процесс институциональных и политических реформ. Но поскольку многие уязвимые страны по-прежнему зависят от глобальных рынков, усилия международного сообщества должны быть направлены также на содействие развитию многосторонней торговли.

В решении проблем, связанных с пандемией COVID-19, важную роль играет повышение осведомленности о вкладе торговли и глобальных производственно-сбытовых цепочек в обеспечение роста и продовольственной безопасности. Меры политики, способствующие развитию международной торговли, позволяют повысить эффективность и укрепить устойчивость к потрясениям.

Эволюция глобальных производственно-сбытовых цепочек (ГПСЦ) В ПРОДОВОЛЬСТВИИ И СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ

Глобальные производственно-сбытовые цепочки на агропродовольственных рынках

За период, прошедший с 1995 года, объем международной торговли сельскохозяйственными товарами и продовольствием более чем удвоился в реальном выражении (см. рисунок 1.1 в первой части доклада). Но если сосредоточить внимание на стоимости торговли, измеряемой только валовым экспортом, можно не заметить важных событий, происходящих на глобальных рынках.

Со временем фирмы стали все чаще прибегать к механизмам международной торговли для усиления специализации и использования своих сравнительных преимуществ, “разбивая” производственный процесс на этапы и выбирая местоположение для организации каждого из них таким образом, чтобы производство было наименее затратным. В результате производственные процессы стали трансграничными, и образовались глобальные производственно-сбытовые цепочки (ГПСЦ), т.е. производственные цепочки, охватывающие как минимум три страны. ГПСЦ широко распространены в обрабатывающей промышленности и в сфере услуг. Примерно половина объема мировой торговли товарами и услугами сейчас проходит именно через ГПСЦ1.

В секторах продовольствия и сельского хозяйства ГПСЦ тоже есть. По оценкам авторов этого доклада, в рамках ГПСЦ производится около трети агропродовольственного экспорта. Между различными этапами производственного процесса, которые осуществляются в нескольких разных странах, происходит обмен семенами и удобрениями, первичным сельскохозяйственным сырьем (таким как зерно), переработанными и промежуточными продуктами (такими как соевое масло или сухое молоко), а также услугами, сырьем и материалами для промышленного производства.

Несмотря на то, что как предмет анализа ГПСЦ являются темой относительно новой, в их основе лежат фундаментальные концепции сравнительного преимущества и специализации производства, которые берут свое начало в классической экономической теории XVIII-XIX веков2,3. Если рассматривать международную торговлю с точки зрения ГПСЦ, можно понять ту роль, которую играет торговля в создании добавленной стоимости в той или иной стране. Анализ ГПСЦ позволяет разложить стоимость валового экспорта на стоимость товаров, которые были импортированы, а затем использованы в производстве для целей экспорта, и на стоимость, которая добавляется или создается внутри страны (разъяснение ключевых терминов см. во врезке 2.1, а пример представлен во врезке 2.2).

Появление ГПСЦ обусловлено сокращением транспортных издержек и снижением торговых барьеров, таких как импортные тарифы; оба эти фактора способствовали развитию глобализации. Благодаря этим тенденциям разделение производственных процессов на отдельные элементы и их распределение по разным странам приобрели еще большую привлекательность. Технический прогресс и рост информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) удешевили координацию между странами, что еще больше способствовало развитию ГПСЦ (подробнее об издержках ведения торговли и коммуникационных издержках см. также первую часть доклада).

Стимулируя рост доходов и производительности у торговых партнеров, международная торговля может содействовать улучшению распределения ресурсов и повышению экономической эффективности4,5,6. Кроме того, новые данные свидетельствуют о том, что торговля, связанная с функционированием ГПСЦ, оказывает более сильное положительное влияние на производительность труда и доходы на душу населения по сравнению с двусторонней торговлей, осуществляемой вне ГПСЦ7. Участие в ГПСЦ может содействовать повышению конкурентоспособности, более активному участию в торговых и инвестиционных потоках, а также расширению доступа к знаниям и технологиям, что способствует переходу к видам деятельности с более высокой добавленной стоимостью.

Экспортно ориентированное сельское хозяйство, развитию которого способствуют ГПСЦ, может обеспечить рабочие места как в фермерских хозяйствах, так и за их пределами. Расширение масштабов сельскохозяйственного производства увеличивает количество рабочих мест в этом секторе. Но расширение производства подразумевает и увеличение спроса на вводимые ресурсы, что может оказывать косвенное воздействие на занятость в таких отраслях, как, например, семеноводство или производство удобрений, а также в относительно трудоемких секторах транспорта и коммерческих услуг.

Развивающиеся страны, включая страны Африки к югу от Сахары, также активно участвуют в ГПСЦ в продовольствии и сельском хозяйстве11. ГПСЦ позволяют фермерам и фирмам из развивающихся стран участвовать в экспортной деятельности и извлекать из нее выгоду, поскольку на глобальный рынок легче проникнуть, когда производство разделено на более мелкие и более специализированные процессы. Но участие в ГПСЦ не означает получения каких-то преимуществ автоматически; степень неоднородности здесь достаточно велика. Например, предполагается, что торговля должна стимулировать экономический рост, однако во многих развивающихся странах в условиях открытых рынков усилилось неравенство – нередко из-за отсутствия взаимодополняющих мер политики и инвестиций, а также передаваемых навыков в секторах, испытавших наиболее сильное влияние торговых реформ12.

Последние тенденции в ГПСЦ в продовольствии и сельском хозяйстве

В обрабатывающей промышленности участие в ГПСЦ возросло примерно с 45% в 1995 году более чем до 50% в 2007 году и сократилось до отметки чуть ниже 50% в 2015 году14,a. В сельском хозяйстве и в секторе пищевых продуктов и напитков коэффициенты участия в ГПСЦ ниже, но тенденция примерно та же.

Рассматривая торговлю через призму ГПСЦ, можно разложить валовой экспорт на торговлю, связанную с функционированием ГПСЦ (включая связи как с производящими, так и с потребляющими отраслями), и двустороннюю торговлю вне ГПСЦ (рисунок 2.1). В глобальном масштабе средний коэффициент участия в ГПСЦ в продовольствии и сельском хозяйстве увеличился с 30% в 1995 году более чем до 35% в 2008 году, достигнув на этой отметке своего пика, после чего несколько снизилсяb. В 2015 году через производственно-сбытовую цепочку, включавшую как минимум три страны, экспортировалось порядка трети всей экспортируемой добавленной стоимости агропродовольственного сектора (34% в сельском хозяйстве и 33% в секторе пищевых продуктов и напитков; см. рисунок 2.1, А и В, соответственно).

Рисунок 2.1
Объемы валового экспорта в мире и участие в ГПСЦ, 1995–2015 годы

Сельскохозяйственные товары являются основным вводимым ресурсом не только для производства пищевых продуктов и напитков, но и для других секторов, поэтому в сельском хозяйстве участие в ГПСЦ осуществляется главным образом через связи с потребляющими отраслями (рисунок 2.1, А). Как правило, значительная доля сельскохозяйственного производства связана с ГПСЦ через экспорт, поэтому количество связей с потребляющими отраслями у него велико (22% стоимости валового экспорта). Связи сельского хозяйства с производящими отраслями отражают импорт вводимых ресурсов, таких как семена и удобрения, а также широкое использование различных услуг (таких как контроль качества, логистика, хранение и финансовые услуги) в процессе производства. Поскольку экспортируемая продукция пересекает границы стран, на глобальном уровне эти связи с производящими отраслями приводят к двойному учету добавленной стоимости и составляют относительно небольшую – около 12% – часть общей стоимости валового экспорта (на страновом уровне связи с производящими отраслями отражают иностранную добавленную стоимость; см. врезки 2.3 и 2.4). Большая часть стоимости сельскохозяйственного экспорта (около 88%) отражает внутреннюю добавленную стоимость, то есть стоимость, создаваемую за счет земельных и трудовых ресурсов – факторов производства, торговля которыми на международном рынке не производится. Посредством связей с потребляющими отраслями эта внутренняя добавленная стоимость может стать частью добавленной стоимости нижних звеньев ГПСЦ.

Сектор пищевых продуктов и напитков (который включает в себя все продукты, прошедшие технологическую обработку) находится ближе к середине или к концу производственно-сбытовой цепочки. На глобальном уровне его коэффициент участия в ГПСЦ сопоставим с коэффициентом участия сельского хозяйства и в среднем составляет 33% (см. рисунок 2.1, В). Однако в производстве пищевых продуктов и напитков доля связей с производящими отраслями более значима, чем у сельского хозяйства (около 22%), а связей с потребляющими отраслями у этого сектора относительно меньше (11%). Это объясняется тем, что в данном секторе широко используются не только отечественные и импортные сельскохозяйственные товары, но и вводимые ресурсы из других секторов. Их импорт влечет значительный уровень закладываемой в экспорт иностранной добавленной стоимости. Таким образом, на глобальном уровне существенная часть валового экспорта связана с производящими отраслями и, соответственно, учитывается дважды. Часть связей сектора пищевых продуктов и напитков с потребляющими отраслями касается экспорта продуктов, прошедших незначительную обработку, таких как экстракт апельсинового сока, которые могут быть использованы в пищевой промышленности другой страны и перед реэкспортом подвергнуты дальнейшей обработке (пример см. во врезке 2.2).

Объем мирового экспорта пищевых продуктов и напитков примерно вдвое превышает объем экспорта сельскохозяйственных товаров, и быстрый рост их стоимости в абсолютном выражении в период с 2002 по 2008 год был весьма значительным (подробнее об эволюции торговли см. также первую часть доклада). Увеличение доли экспорта, связанного с производящими отраслями в ГПСЦ, также свидетельствует о том, что общий объем валового экспорта составляет не только вновь созданная добавленная стоимость.

Объемы торговли, связанной с функционированием ГПСЦ, росли даже быстрее, чем объемы двусторонней торговли вне ГПСЦ, по крайней мере до финансового кризиса 2008 года, после которого процесс дальнейшей интеграции в ГПСЦ застопорилсяc. Последствия этого финансового кризиса для ГПСЦ очевидны как в сельском хозяйстве, так и в производстве пищевых продуктов и напитков, причем процесс воздействия происходил в три этапа: i) в 2009 году коэффициенты участия в ГПСЦ значительно снизились; ii) в 2010–2011 годах наблюдался эффект отскока; и iii) начиная с 2011 года коэффициенты участия в ГПСЦ не меняются. Кроме того, в период с 1995 по 2015 год доли связей с производящими и потребляющими отраслями в обоих секторах оставались практически неизменными. Это позволяет предположить, что изменения в общем объеме участия в ГПСЦ были вызваны скорее эффектом масштаба, т.е. увеличением объема торговли за счет связей как с производящими, так и с потребляющими отраслями, а не изменениями в позиционировании фирм в различных производственно-сбытовых цепочках, что означало бы, что связи с производящими и потребляющими отраслями развиваются по-разному.

Финансовый кризис и замедление экономической деятельности затронули весь сектор торговли целиком. Правда, снижение объемов торговли может быть частично обусловлено структурными изменениями в соотношении между ВВП и оборотом торговли. Это могло быть результатом замедления темпов международной вертикальной координации на фоне того экономического спада, который отразился и на эволюции ГПСЦ18.

Коэффициенты участия в ГПСЦ в разных странах очень сильно разнятся (на рисунке 2.2 это показано на примере сельского хозяйства). Малые страны обычно торгуют больше, поэтому они с большей вероятностью вовлечены в ГПСЦd. Это также может быть отражением того факта, что малые страны относительно более открыты для торговли, поскольку их экономика недостаточно развита и, как правило, менее диверсифицирована19. Более высокие коэффициенты участия малых стран в ГПСЦ предполагают их более сильную зависимость от импорта (в силу связей с производящими отраслями в ГПСЦ), но при этом и более тесные связи с международными рынками (благодаря связям с потребляющими отраслями в ГПСЦ).

Рисунок 2.2
Коэффициенты участия в ГПСЦ в сельском хозяйстве, 2015 год

Обычно у стран с низким уровнем дохода связей с производящими отраслями не очень много, поскольку они в основном специализируются на производстве и экспорте сельскохозяйственных товаров. Их связи с потребляющими отраслями могут быть очень разными и зависят от целого ряда факторов, включая географические. У Непала, например, относительно мало связей как с производящими, так и с потребляющими отраслями, поскольку он в основном торгует с Индией, а не с глобальным рынком (рисунок 2.3). Моделей участия в ГПСЦ стран со средним уровнем дохода может быть очень много.

Рисунок 2.3
Связи с потребляющими и производящими отраслями в ГПСЦ в 2015 году (страны распределены по группам в зависимости от уровня доходов)

Гана, страна с уровнем дохода ниже среднего, входит в ГПСЦ с существенно более развитыми связями с потребляющими отраслями (рисунок 2.3 и врезка 2.3). Вьетнам же – еще одна страна с уровнем дохода ниже среднего, – напротив, активно задействован в ГПСЦ главным образом за счет связей с производящими отраслями (рисунок 2.3 и врезка 2.4).

В Бразилии, которая относится к категории стран с уровнем дохода выше среднего, коэффициенты участия в ГПСЦ остаются ниже среднемировых показателей как в сельском хозяйстве, так и в производстве пищевых продуктов и напитков. Связей с потребляющими отраслями у нее значительно меньше, чем у Ганы, поскольку большая часть торговли осуществляется не через ГПСЦ, а на двусторонней основе: например, с Соединенными Штатами Америки, с которыми ее связывают торговые соглашения (рисунок 2.3).

Некоторые страны с высоким уровнем дохода – главным образом в Европе – входят в сельскохозяйственные ГПСЦ, сочетая большое количество связей как с производящими, так и с потребляющими отраслями. Германия, страна с высоким уровнем дохода, является примером экономики с высокой интенсивностью экспорта и значительным участием в ГПСЦ. У других стран с высоким уровнем дохода обычно больше связей с производящими отраслями, а с потребляющими – сравнительно меньше (рисунок 2.3).

Участие в ГПСЦ и экономический рост

Участие в ГПСЦ и добавленная стоимость в различных секторах экономики

Взаимосвязь международной торговли с экономическим ростом сложна. Однако многочисленные эмпирические данные свидетельствуют о том, что в долгосрочной перспективе торговля способствует росту и развитию. В краткосрочной перспективе каждая страна обладает своими сравнительными преимуществами в области производства некоторых товаров и услуг, и участие в торговле потенциально выгодно всем странам. В долгосрочной перспективе это повышение эффективности в сочетании со стимулируемой торговлей передачей знаний и технологий может подстегнуть увеличение производительности труда и развитие инноваций, что в конечном итоге приведет к экономическому росту. Взаимосвязь между торговлей и экономическим ростом действует в обоих направлениях, поскольку экономический рост, усиливая спрос, одновременно является и стимулом для развития международной торговли.

Новые данные свидетельствуют о том, что участие в производственно-сбытовых цепочках может способствовать росту и повышению производительности труда даже больше, чем двусторонняя торговля вне ГПСЦ7. Положительная связь между ростом добавленной стоимости агропродовольственных товаров и ростом участия в ГПСЦ действительно есть, хотя и не носит причинно-следственного характера (рисунок 2.6). В обоих секторах – и в сельском хозяйстве, и в производстве пищевых продуктов и напитков – страны, демонстрирующие более высокие средние темпы роста добавленной стоимости, обычно имеют и более высокие темпы роста уровней участия в ГПСЦe.

Рисунок 2.6
Взаимосвязь роста добавленной стоимости с ростом участия в ГПСЦ в период с 1995 по 2015 год (страны распределены по группам в зависимости от уровня доходов)

Тем не менее в нескольких эмпирических исследованиях, основанных на агрегированных данных по всем секторам экономики, было выявлено, что в странах со средним и высоким уровнями дохода причинно-следственное влияние участия в ГПСЦ на добавленную стоимость весьма существенно, а в странах с низким уровнем дохода оно оказалось пренебрежимо мало. Если говорить более конкретно, то проведенный анализ позволяет предположить, что в некоторых развивающихся странах с низким уровнем дохода расширение связей с производящими отраслями (за счет увеличения импорта иностранной добавленной стоимости) не привело к экономическому росту: для этих стран характерен низкий уровень квалификации рабочей силы и, соответственно, низкий потенциал в плане обучения и усвоения знаний, позволяющих применить достижения научно-технического прогресса, которые в ином случае могли бы быть распространены и способствовали росту23. Эта взаимосвязь между участием в ГПСЦ и ростом зависит от возможностей приспособиться к производственным процессам и внедрить необходимые инновации. Образование и профессиональная подготовка кадров, механизмы регулирования, способствующие развитию бизнеса, а также инвестиции в научные исследования и опытно-конструкторские работы – все это отражает способность эффективного участия страны в ГПСЦ.

В большинстве исследований, посвященных влиянию участия ГПСЦ на экономический рост, рассматривалась экономика в целом. И ГПСЦ действительно связывают экономическую деятельность различных секторов и разных стран. Внутри страны значительная доля роста добавленной стоимости в сельском хозяйстве обусловлена его связями с другими секторами экономики. В ГПСЦ увеличение экспорта в секторе производства пищевых продуктов и напитков, а также в других секторах, использующих ресурсы сельского хозяйства, может способствовать дальнейшему расширению участия сельского хозяйства в глобальной торговле и созданию добавленной стоимости. ГПСЦ также связывают секторы экономики разных стран. Во всем мире в ГПСЦ экспорта пищевых продуктов и напитков на долю сельского хозяйства приходится 20% иностранной добавленной стоимости.

Таким образом, благодаря передаче знаний и технологий ГПСЦ могут приносить пользу всей экономике страны в целом, а также другим странам. Экспорт сельскохозяйственных товаров и пищевых продуктов и напитков содержит добавленную стоимость, которая создается целым рядом секторов экономики, поставляющих вводимые ресурсы, такие как удобрения, энергия и услуги. На глобальном уровне значительную часть иностранной добавленной стоимости в экспорте агропродовольственных товаров обеспечивает сектор услуг: в 2015 году в ГПСЦ экспорта продукции сельского хозяйства и пищевых продуктов и напитков на долю услуг приходилось, соответственно, 42 и 38% иностранной добавленной стоимости16.

Кроме того, значительную долю импортируемых вводимых ресурсов (в 2015 году – в среднем 22%) обеспечивает сектор производства сырья и химикатов (включая нефть). Размер этой доли является частичным отражением глобализации рынков удобрений и пестицидов. Доля обрабатывающей промышленности (включая машиностроение) в иностранной добавленной стоимости также весьма велика как в сельском хозяйстве, так и в производстве пищевых продуктов и напитков и составляет, соответственно, 19 и 16%.

Такие связи формируют также прочную зависимость между участием в ГПСЦ и экономическим ростом в сочетании со способностью страны эффективно осваивать новые знания и технологии. Большое значение имеют такие факторы, как структура экономики, географическое положение, размер внутреннего рынка, уровень развития, но ключевую роль здесь играет политическая обстановка. Последствия расширения участия в ГПСЦ, вероятно, будут разными в зависимости от мер политики, способствующих мобильности факторов производства, особенно рабочей силы, и от условий, позволяющих расширить экономическую деятельность, таких как инвестиции в человеческий капитал за счет повышения квалификации, улучшения инфраструктуры и эффективного регулирования.

Участие в ГПСЦ и добавленная стоимость, создаваемая сельскохозяйственным трудом

Анализ также показывает, что торговля в рамках ГПСЦ приводит к увеличению добавленной стоимости рабочей силы, или производительности труда на душу населения24. Главное здесь в том, каким образом в производственно-сбытовой цепочке происходит разделение производственного процесса, которое позволяет фермерским хозяйствам и фирмам использовать дополнительные возможности для получения сравнительных преимуществ, и как это способствует усилению конкуренции и улучшению доступа к капиталу и знаниям. Например, при наличии необходимых навыков связи с производящими отраслями могут служить каналом передачи передовых технологий, позволяющих улучшить методы ведения сельского хозяйства и повысить производительность труда.

ГПСЦ могут стать инструментом содействия процессу трансформации агропродовольственного сектора в развивающихся странах и стимулировать переход от низкопродуктивного к более коммерциализированному и производительному сельскому хозяйству, имеющему более прочные связи с производящими и потребляющими отраслями как на внутреннем, так и на глобальном рынках25.

В разработанных для настоящего доклада эмпирических оценках, в которых использованы данные об участии в ГПСЦ 160 стран в период с 1995 по 2015 год, установлена причинно-следственная связь между участием в ГПСЦ и добавленной стоимостью сельского хозяйства на одного работника; эти оценки также показывают, что изменения в участии в ГПСЦ могут оказывать значительное влияние на производительность труда в сельском хозяйстве, измеряемую добавленной стоимостью на одного работника (см. рисунок 2.7)f. Во всем мире увеличение доли участия сельского хозяйства в ГПСЦ в среднем на 1% влечет увеличение производительности труда в сельском хозяйстве, измеряемой добавленной стоимостью сельского хозяйства на одного работника, примерно на 0,12%.

Рисунок 2.7
Влияние изменения доли участия в ГПСЦ на 1% на величину добавленной стоимости сельского хозяйства на одного работника

По оценкам, более активное участие сектора производства пищевых продуктов и напитков в ГПСЦ также увеличивает добавленную стоимость сельского хозяйства на одного работника (в среднем на 0,08%). Это объясняется прочными связями сельского хозяйства с пищевой промышленностью: сельскохозяйственные товары, которые производятся внутри страны, а затем перерабатываются и экспортируются сектором производства пищевых продуктов и напитков через ГПСЦ, могут повысить производительность в сельском хозяйстве.

Эти оценки также позволяют предполагать, что участие в ГПСЦ может оказывать устойчивое долгосрочное воздействие на производительность труда в сельском хозяйстве. Увеличение доли участия в ГПСЦ на 1% увеличивает производительность труда в сельском хозяйстве даже через два года, хотя с течением времени это долгосрочное воздействие несколько снижается: через два года эффект участия в сельскохозяйственных ГПСЦ ослабевает до 0,10%.

Дополнительный анализ данных за более короткий период, с 2009 по 2015 год, свидетельствует о том, что влияние участия в ГПСЦ на производительность труда в сельском хозяйстве не было временной особенностью экономического бума в начале века, а сохранялось и в период гораздо более слабого роста после 2008 года. Это говорит о том, что во времена быстрого роста перерабатывающая отрасль и розничный сектор закупают продукцию у многих ферм, но когда рост останавливается, менее производительные хозяйства из глобальной производственно-сбытовой цепочки выпадают. Процесс такого отсева, когда с глобальными рынками остаются связанными только наиболее продуктивные хозяйства, может привести к более высокому среднему воздействию на производительность (рисунок 2.7).

Связи как с производящими, так и с потребляющими отраслями в ГПСЦ вносят значительный вклад в производительность труда в сельском хозяйстве и, взятые вместе, примерно соответствуют совокупному эффекту от участия в ГПСЦ (см. рисунок 2.7). Другими словами, и привлечение большего количества иностранных вводимых ресурсов для производства продукции на экспорт, и предоставление большего количества вводимых ресурсов иностранным партнерам для их экспорта обычно приносит экономическую выгодуg. С политической точки зрения это означает, что торговая политика как со стороны импорта, так и со стороны экспорта играет огромную роль.

Меры политики, способствующие участию в ГПСЦ

За последние сорок лет международные переговоры в рамках Генерального соглашения по тарифам и торговле, а впоследствии под эгидой ВТО способствовали открытию глобальных рынков. После того, как в 1995–1996 годах вступило в силу Соглашение ВТО по сельскому хозяйству, импортные тарифы на сельскохозяйственные товары и пищевые продукты снизились (см. рисунок 1.12 в первой части доклада). Многие развивающиеся страны приступили к процессу политических реформ, призванных содействовать снижению торговых барьеров и участию в международной торговле.

Но несмотря на все эти реформы, агропродовольственные рынки остаются относительно высоко защищенными по сравнению с другими секторами экономики. Средние тарифы на сельскохозяйственные товары и продовольствие примерно втрое выше, чем на остальные товары33. Кроме того, в странах с низким и средним уровнями дохода они выше, чем в странах с высоким уровнем дохода (см. рисунок 1.12 в первой части доклада). В ряде развивающихся стран из-за плохо работающих механизмов контроля за исполнением контрактов, неэффективности правоприменительной практики, ненадлежащей транспортной инфраструктуры и других диспропорций высоки и другие издержки, связанные с ведением торговли34,h.

Открытие глобальных рынков может принести пользу всем торговым партнерам и, благодаря передаче технологий и ноу-хау, обеспечить важные сопутствующие эффекты. Открытие рынков с большей вероятностью принесет значительные выгоды, если будет сопровождаться другими мерами политики, содействующими повышению конкурентоспособности, например совершенствованием механизмов управления и инфраструктуры, повышением квалификации работников, устранением жестких ограничений на рынках труда и упрощением перераспределения рабочей силы между секторами. При этом существуют и опасения, связанные с краткосрочными последствиями открытой торговли; особенно это касается распределения доходов и ситуации с неравенством12,35,36.

Для того чтобы воспользоваться преимуществами участия в ГПСЦ в интересах экономического роста, крайне важна соответствующая торговая политика как со стороны импорта, так и со стороны экспорта. Совершенствованию механизмов разделения производственных процессов между разными странами и, тем самым, участию в ГПСЦ могут способствовать открытость для торговли и устранение мер политики, деформирующих рынок. С помощью ряда механизмов открытие торговли стимулирует экономическую деятельность в целом и может способствовать преобразованию продовольственной системы, в том числе появлению отечественной пищевой промышленности (см. первую часть доклада).

Результаты разработанного для настоящего доклада численного эксперимента, который был проведен с помощью вычислимой модели общего равновесия (ВМОР) (см. врезку 2.5), позволяют предположить, что устранение торговых барьеров и деформирующей торговлю внутриполитической поддержки могут содействовать расширению возможностей участия страны в ГПСЦ и, соответственно, созданию внутренней добавленной стоимостиi. В этом эксперименте был рассмотрен гипотетический сценарий, который проиллюстрировал влияние снижения торговых барьеров и устранения деформирующих мер государственной поддержки на участие в ГПСЦ.

Открытие торговли и участие в ГПСЦ

Ожидается, что в сельском хозяйстве и в производстве пищевых продуктов и напитков устранение всех торговых барьеров и нарушений рыночного равновесия приведет к расширению участия в ГПСЦ и увеличению добавленной стоимости за счет связей как с производящими, так и с потребляющими отраслями во всех регионах.

В сельском хозяйстве открытие торговли и устранение деформирующих мер внутренней политики особенно способствует укреплению связей с производящими отраслями в ГПСЦ, поскольку страны увеличивают импорт вводимых ресурсов сельского хозяйства, таких как семена и удобрения. Благодаря этому растут объемы производства и экспорта и, соответственно, увеличивается иностранная добавленная стоимость. Внутренняя добавленная стоимость также увеличивается, но в меньшей степени. Этот эффект особенно заметен в Африке и Европе (рисунок 2.10, А).j

Рисунок 2.10
Ожидаемое влияние открытия торговли на участие в ГПСЦ, относительные изменения (%)

В производстве пищевых продуктов и напитков как внутренняя, так и иностранная добавленная стоимость также увеличиваются во всех регионах, но для некоторых регионов связи с производящими отраслями (через иностранную добавленную стоимость) не так важны, как внутренняя добавленная стоимость, как и в случае сельского хозяйства (рисунок 2.10, В). Это является отражением различных стратегий использования возможностей, связанных с открытием глобальной торговли. Некоторые страны могут нарастить свое участие в ГПСЦ за счет увеличения использования внутренних вводимых ресурсов и, соответственно, увеличения внутренней добавленной стоимости. В других странах сектор производства пищевых продуктов и напитков может пойти по пути расширения экспорта за счет увеличения импорта сельскохозяйственных товаров; в этом случае выше будет иностранная добавленная стоимость.

Устранение торговых барьеров также укрепляет связи с потребляющими отраслями в ГПСЦ (рисунок 2.10, С и D). Показано, что в сельском хозяйстве внутренняя добавленная стоимость увеличивается в большей степени за счет связей с потребляющими отраслями в ГПСЦ, т.е. за счет экспорта товаров, которые пересекают границы для переработки и дальнейшего экспорта, а не за счет двусторонней торговли вне ГПСЦ (т.е. экспорта, предназначенного для непосредственного потребления в стране назначения)k. В секторе производства пищевых продуктов и напитков внутренняя добавленная стоимость увеличивается как за счет связей с потребляющими отраслями в ГПСЦ, так и за счет экспорта вне ГПСЦ. Одним из главных результатов устранения торговых барьеров является укрепление связей между сельским хозяйством и сектором производства пищевых продуктов и напитков как между странами, так и в рамках ГПСЦ. В сельском хозяйстве экспорт сырьевых товаров для их переработки за рубежом стимулирует связи с потребляющими отраслями. От этого существенно выигрывает сектор производства пищевых продуктов и напитков, в том числе от увеличения объема поставок вводимых ресурсов с внутреннего сельскохозяйственного рынка.

В зависимости от региона ожидаемые выгоды от открытия торговли очень сильно разнятся. Это объясняется тем, что результаты модельного расчета зависят от масштабов воздействия (т.е. здесь важен исходный уровень импортных тарифов), объема глобального рынка конкретных сырьевых товаров (важен сектор), размера страны (важен размер внутренней экономики), а также от конкретной специализации и характера сравнительных преимуществ страны (важен также состав экспортируемых товаров). Например, в Северной Америке уровни тарифных барьеров ниже, а деформирующие меры не так значимы по сравнению с большинством других регионов; поэтому ожидается, что от их устранения она выиграет меньше.

Кроме того, разброс величины выгод зависит от изменения относительной конкурентоспособности. Способность страны приспособиться к изменениям в торговой политике зависит того, как устроена ее экономика, каков объем ее ресурсов и насколько гибко она их распределяет. Например, в Африке ввиду потенциальной доступности земельных ресурсов отмена импортных тарифов будет существенно способствовать развитию связей с производящими отраслями в ГПСЦ сельского хозяйства и увеличению иностранной добавленной стоимости за счет импорта, что, в свою очередь, будет также стимулировать рост внутренней добавленной стоимости экспорта. В Океании же сельское хозяйство должно будет увеличить свою экспортируемую внутреннюю добавленную стоимость за счет сочетания связей с потребляющими отраслями (включая расширение экспорта нижестоящими звеньями производственно-сбытовой цепочки сектора производства пищевых продуктов и напитков), но также и за счет сельскохозяйственной торговли вне ГПСЦl. Критически важное влияние на результаты оказывают также региональные торговые соглашения (см. врезку 2.6)39.

Торговая политика и трансформация внутреннего агропродовольственного сектора

Ожидается, что в большинстве регионов устранение барьеров в торговле продукцией сельского хозяйства приведет к расширению экспорта добавленной стоимости косвенно, т.е. через внутренний сектор производства пищевых продуктов и напитков (или другие секторы экономики, использующие сельскохозяйственные ресурсы), а не за счет прямого экспорта сельскохозяйственных товаров (рисунок 2.11, А)m. Это означает, что открытые рынки могли бы стимулировать участие в ГПСЦ за счет развития отечественной пищевой промышленности (см. также врезку 2.8).

Рисунок 2.11
Ожидаемое влияние открытия торговли на прямой и косвенный экспорт добавленной стоимости в секторах сельского хозяйства и производства пищевых продуктов и напитков

В целом же в секторе производства пищевых продуктов и напитков открытые рынки могут стимулировать расширение деятельности в обоих направлениях, но более сильным будет воздействие на непосредственно экспортируемую добавленную стоимость. Добавленная стоимость, создаваемая и экспортируемая самим сектором производства пищевых продуктов и напитков, является также отражением того, что по своему характеру этот сектор в большей степени относится к нижним звеньям производственно-сбытовой цепочки (рисунок 2.11, В).

Для Океании последствия либерализации велики в процентном отношении, но поскольку на этот регион приходится менее 10% мировой торговли в обоих секторах, за этим увеличением кроются низкие начальные объемы торговли.

Торговая политика и влияние внутриполитической поддержки

Во всем мире открытые рынки могут стимулировать экономическую активность и способствовать развитию торговли и участию в ГПСЦ. Снижение торговых барьеров может привести как к увеличению импорта вводимых ресурсов для сельского хозяйства, так и к увеличению экспорта сельскохозяйственных товаров для их переработки в других странах. При этом сектор производства пищевых продуктов и напитков может импортировать больше вводимых ресурсов для сельского хозяйства и увеличить экспорт своей продукции, предназначенной для дальнейшей переработки, а затем и для конечного потребления в странах-партнерах.

Ожидается, однако, что в среднем значительная часть сельскохозяйственного производства должна использоваться отечественной пищевой промышленностью (см. рисунок 2.11, А). Это означает, что пищевая промышленность будет экспортировать внутреннюю добавленную стоимость за счет сельского хозяйства. Таким образом, снижение торговых барьеров может повлечь за собой не только расширение глобальных производственно-сбытовых цепочек, но и возможности для развития отечественной пищевой промышленности. Такой сценарий укладывается в тезис о взаимном влиянии экономического роста и трансформации производственно-сбытовых цепочек в агропродовольственном секторе (см. первую часть доклада). В процессе развития пищевая промышленность растет, а относительный вклад сельского хозяйства в общую добавленную стоимость агропродовольственных товаров снижается (см. рисунок 1.14 в первой части доклада). Более прочные связи сельского хозяйства не только с отечественной, но и с зарубежной пищевой промышленностью могут стимулировать дальнейший рост производительности труда, что будет способствовать экономическому росту.

Анализ предполагает два взаимодополняющих пути содействия экономическому росту в агропродовольственном секторе за счет участия в ГПСЦ. Страны могут войти в верхние звенья вертикально координированных ГПСЦ и увеличить свой экспорт сельскохозяйственных товаров. Это может привести к повышению производительности труда за счет целого ряда факторов, включая развитие знаний и технологий. Страны могут также войти в нижние звенья ГПСЦ через свою пищевую промышленность. Но если отечественная пищевая промышленность только формируется или пока развита не полностью, то наращивание внутренней добавленной стоимости за счет экспорта сырья иностранным обрабатывающим предприятиям может сочетаться с постепенным развитием возможностей пищевой промышленности, что также может косвенно привести к экспорту добавленной стоимости сельского хозяйстваn. Именно так обстоят дела во многих африканских странах.

Та часть торговых потоков, которые идут через ГПСЦ, в сочетании с их воздействием на производительность и экономический рост, может усиливать аргументы в пользу снижения торговых барьеров и открытия рынков. Поскольку ГПСЦ разделяют производственный процесс между разными странами, они дают возможность объединить сравнительные преимущества многих фирм из многих стран и, таким образом, обеспечивают важную точку входа в международную торговлю. Те ГПСЦ, в которых производственный процесс разделен на более мелкие и более специализированные этапы, облегчают возможность проникновения на мировой рынок.

Анализ торговли через призму ГПСЦ показывает также, что издержки, связанные с торговыми барьерами, могут быть высокими1,53. В условиях растущей фрагментации производства и его распределения по разным странам тарифы могут вводиться неоднократно на различных звеньях производственно-сбытовой цепочки. Так как вводимые ресурсы и промежуточные продукты пересекают границы много раз, то тарифы применяются к полной стоимости экспорта, которая включает и сумму тех тарифов, которые были уплачены ранее. Это может иметь косвенное воздействие на всех торговых партнеров по глобальной производственно-сбытовой цепочке. Кроме того, в ГПСЦ неопределенность в отношении торговой политики может быть усилена, поскольку на дополнительные инвестиции в новые или уже существующие отношения с иностранными поставщиками фирмы идут менее охотно.

Так как в ГПСЦ тарифы нарастают каскадно, то в случаях, когда товар экспортируется для переработки и последующего реимпорта в страну происхождения, это усиливает их негативное воздействие. Кроме того, поскольку ГПСЦ укрепляют торговые связи между странами, создание внутренней добавленной стоимости зависит не только от внутренних мер торговой политики, но и от политики других стран. Тарифы, установленные на целевом рынке, могут оказывать опосредованное воздействие на производственную деятельность, связанную с ГПСЦ и осуществляемую в разных странах54.

Поэтому в тех случаях, когда значительная часть торговли агропродовольственными товарами осуществляется через ГПСЦ, выгоды от снижения тарифов возрастают. Это может содействовать переходу от политики импортозамещения и защиты отечественных производителей за счет тарифных мер к политике стимулирования роста внутренней экономической деятельности за счет расширения экспорта и интеграции в глобальный рынок55,56. Поскольку все большая доля мировой торговли приходится на страны с формирующейся и развивающейся экономикой, и эта доля, согласно прогнозам, будет расти и впредь, такая стратегия может быть успешной только в том случае, если она будет реализована не за счет расширения доступа к рынкам только в развитых странах, а путем вовлечения в процесс максимально возможного количества стран.

В результате появления ГПСЦ и эволюции в сфере производства продовольствия и ведения сельского хозяйства в целом повысились требования к технологиям, капиталу и квалификации рабочей силы, необходимой для производства пищевых продуктов и напитков (см. врезку 2.5). Созданию связей с ГПСЦ могут способствовать преобразование и развитие этих секторов внутри стран. Развитие конкурентоспособного сельского хозяйства и пищевой промышленности требует мер политики, стимулирующих внедрение новых технологий, повышение квалификации и потенциала, а также сотрудничества между государственными и частными субъектами38,55. При этом следует отметить, что, хотя открытые рынки в целом способствуют экономическому росту, они могут оказывать различное воздействие на экологические, социальные и медицинские показатели. И за счет функционирования ГПСЦ могут быть усилены как положительные, так и отрицательные последствия.

Для того чтобы воспользоваться возможностями, возникающими в результате расширения участия в ГПСЦ, национальная экономическая политика должна быть согласована с механизмами торговой политики. Директивные органы должны стремиться к созданию условий, в которых и производство продовольствия, и сельское хозяйство могут наилучшим образом использовать свои сравнительные преимущества и продемонстрировать конкурентоспособность в ГПСЦ в продовольствии и сельском хозяйстве38.

ГПСЦ и устойчивое развитие: экологические, социальные и медицинские аспекты

Обсуждение экономических выгод торговли дополняет дискуссия о ее воздействии на окружающую среду, неравенство и – особенно это касается торговли продовольствием – на здоровье и питание. Международная торговля, как и любая экономическая деятельность, может содействовать как устойчивым, так и неустойчивым практикам и приводить к целому ряду последствий для общества и окружающей среды (Врезка 2.9). Глобальные производственно-сбытовые цепочки способны усиливать воздействие на результаты в области устойчивого развития, поскольку содействуют более тесным связям между различными участниками, чем более свободные формы торговли. С одной стороны, с помощью ГПСЦ могут быть усилены как положительные, так и отрицательные воздействия, особенно в условиях открытой торговли. С другой – благодаря возможностям передачи знаний и технологий в рамках ГПСЦ можно найти компромисс между различными задачами в экономической, экологической и социальной сферах.

Торговля, ГПСЦ и окружающая среда

Глобальные производственно-сбытовые цепочки, функционирующие в соответствии с целями в области устойчивого развития, могут содействовать распространению экологически устойчивых технологий и методов работы и при этом способствовать росту производительности труда и доходов во всех странах. Расширение участия в ГПСЦ может повлечь распространение положительного воздействия экологических норм через границы стран и внести вклад в устойчивое развитие. Например, экспортно ориентированные фирмы могут строже остальных придерживаться норм устойчивого развития и использовать более чистые технологии – либо с целью обеспечения соблюдения государственных стандартов в стране-импортере, либо в связи с необходимостью соблюдения частных стандартов, установленных партнерами из нижних звеньев ГПСЦ.

Меры торговой политики, способствующие гармонизации регулирования и поддерживающие высокие стандарты устойчивости во всех звеньях ГПСЦ, могут предотвратить регулятивный арбитраж со стороны транснациональных корпораций, которые могут легко перемещать части производственной цепочки через границы. Например, предварительные условия нового торгового соглашения между Европейским союзом и странами МЕРСОКУР напрямую увязывают отмену тарифов со стандартами в области благополучия животных57.

Глобальные производственно-сбытовые цепочки могут также играть ключевую роль в распространении устойчивых методов и технологий на международном уровне. Широкое внедрение более эффективных и чистых технологий является важной частью перехода к устойчивому развитию. Открытые рынки и участие в ГПСЦ могут стимулировать такое технологическое развитие во всем мире и способствовать его распространению в разных странахo. Но если ГПСЦ ограничиваются только какими-то конкретными торговыми моделями, это может стать препятствием для внедрения чистых технологий.

В эпоху глобальных производственно-сбытовых цепочек особую актуальность приобретает экологический менеджмент товаропроводящих цепочек, имеющий целью снижение воздействия на окружающую среду, уменьшение загрязнения и борьбу с отходами59,60. Такой менеджмент включает зеленую логистику, которая предусматривает сокращение выбросов, отходов и загрязнений, связанных с логистической деятельностью, устойчивые модели перевозок за счет использования альтернативных видов транспорта и более экологичных грузовых автомобилей-рефрижераторов, а также сокращение использования упаковки и применение перерабатываемых упаковочных материалов. В силу глобального характера многих производственно-сбытовых цепочек большое значение имеет международная координация, равно как и внимание к экологическим последствиям, которые трудно отнести к какой-либо конкретной стране, например к последствиям, связанным с международным судоходством и авиацией61.

Эффективным инструментом повышения устойчивости ГПСЦ могут быть также частные стандарты. Соблюдение требований систем сертификации устойчивости сулит совершенно конкретные выгоды для общества и окружающей среды (см. ниже и третью часть доклада)68. Доля сельскохозяйственного производства, на которое влияют стандарты устойчивости, быстро растет; по состоянию на 2015 год свыше 50 млн гектаров угодий были сертифицированы как органические, а получившие сертификаты устойчивости площади под посевами хлопка, бананов, какао и чая за период с 2011 по 2015 год более чем удвоились.

Торговля, ГПСЦ и неравенство

Резкий рост участия развивающихся стран в торговле и появление глобальных производственно-сбытовых цепочек совпали со значительным сокращением масштабов крайней нищеты во всем мире69. Открытые рынки часто рассматриваются как инструмент роста, однако механизмом сокращения масштабов неравенства они не являются70. Собственно говоря, с развитием глобализации уровень неравенства в богатстве и доходах во многих странах только повысился72.

Проведенный недавно анализ последствий отмены тарифов на сельскохозяйственную продукцию в 54 странах с низким и средним уровнями дохода показал, что в результате этой отмены увеличились как доходы, так и масштабы неравенства71. Полученные данные говорят о том, что либерализация торговли сельскохозяйственной продукцией в целом должна приводить к увеличению доходов домашних хозяйств. В то же время было установлено, что отмена импортных тарифов оказывает очень разное воздействие как на страны в целом, так и на домохозяйства внутри стран. В 37 из 54 стран верхние 20% самых богатых домохозяйств выиграют от либерализации больше, чем нижние 20%, что усугубит относительное неравенство, даже если в абсолютном выражении выиграют все группы домохозяйств.

Например, во Вьетнаме доходы более обеспеченных домохозяйств увеличились в среднем на 2,7%, а доходы менее обеспеченных – на 1%. Такое дифференцированное воздействие обусловлено характеристиками домохозяйств, например различиями моделей потребления и структуры доходов, но данный вопрос все равно требует дополнительных действий и мер политики.

Воздействие расширения торговли сельскохозяйственной продукцией через ГПСЦ на ситуацию с неравенством может быть более выраженным, поскольку связанные с этим новые технологии и инновационные процессы требуют более высокой квалификации. Поэтому торговля, связанная с функционированием ГПСЦ, может в какой-то степени ослабить возможность развивающихся стран воспользоваться сравнительными преимуществами, основанными на использовании низкоквалифицированной рабочей силы72. В прошлом в ряде стран Юго-Восточной Азии наблюдался быстрый рост и переход к дешевому экспортно ориентированному производству за счет использования региональных и глобальных производственно-сбытовых цепочек и низкоквалифицированной рабочей силы; это позволило им повысить производительность труда и уровень заработной платы, благодаря чему они перешли в категорию стран со средним уровнем дохода. Недавно был проведен анализ ГПСЦ, связанных с обрабатывающей промышленностью, в 58 странах. Его результаты свидетельствуют о том, что участие в ГПСЦ, хотя и привело к повышению производительности труда, не обеспечило роста занятости73. Это может быть связано с тем, что производство становится все более капиталоемким.

Вероятно, в тех случаях, когда основное внимание уделяется не обрабатывающим отраслям, а сельскому хозяйству, требования в отношении капитала и высокой квалификации рабочей силы смягчаются. Но даже в ГПСЦ в продовольствии и сельском хозяйстве во главу угла ставятся квалификация рабочей силы, размер хозяйства и доступ к кредитам. Не все фермеры из развивающихся стран обладают теми навыками и средствами, которые необходимы для внедрения методов ведения сельского хозяйства, стандартов и логистических задач, установленных партнерами из нижестоящих звеньев ГПСЦ.

Если доступ к ГПСЦ возможен только для высококвалифицированных и крупных фермеров, относительное социальное неравенство может увеличиваться несмотря на увеличение среднего дохода. Коммерциализация сельского хозяйства, которая иногда происходит в связи с функционированием ГПСЦ, может привести к маргинализации малоимущих мелких фермеров, которые не в состоянии обеспечить соответствие установленным строгим требованиям, даже если средняя продуктивность сельского хозяйства повышается, а те, кто действительно участвует в ГПСЦ, получают экономические выгоды. Учитывая эти проблемы с распределением благ, крайне важно устранять сбои рыночных механизмов, не позволяющие малоимущим фермерам получить доступ к прибыльным рынкам (участие фермеров в производственно-сбытовых цепочках рассматривается в третьей части доклада).

Неравенство можно уменьшить, если принять политику содействия инклюзивному росту и неукоснительно соблюдать принцип учета интересов каждого. Например, в инициативе Европейского союза “Анализ производственно-сбытовой цепи в интересах развития” (VCA4D) используется систематический механизм учета экономических и экологических последствий, а также социальных аспектов, способствующих инклюзивному росту, таких как благосостояние детей, гендерные вопросы, права на землю и воду и социальный капитал. VCA4D предоставляет директивным органам объективную информацию по вопросам стратегий устойчивого развития, адаптированных с учетом особенностей глобальных производственно-сбытовых цепочекp.

В целом доступ к воде и энергии дает людям возможность использовать свое время продуктивно, а не тратить его на удовлетворение основных потребностей. Особенно это касается женщин, у которых обычно уходит больше времени на сбор воды и топлива. Необходимо обеспечить всем детям доступ к образованию, а взрослым – к обучению на протяжении всей жизни. Высокие требования к квалификации, связанные с участием в ГПСЦ и устойчивыми методами производства, могут стать серьезным стимулом для улучшения связей между целями в области образования и задачами по обеспечению достойной занятости. Внедрение более современных производственных технологий, которые часто требуются для интеграции в ГПСЦ, может повысить привлекательность агропродовольственного сектора для образованной молодежи и стать для нее стимулом оставаться на селе, участвуя в развитии динамичной сельской экономики.

Торговля, ГПСЦ и вопросы продовольственной безопасности и питания

Вообще говоря, ГПСЦ могли бы стать важным источником возможностей для социальной модернизации74. Участие в ГПСЦ в продовольствии и сельском хозяйстве может повысить продовольственную безопасность мелких фермеров за счет повышения производительности труда, что, в свою очередь, позволит увеличить доходы сельских жителей, сократить масштабы нищеты в сельских районах и расширить возможности для роста (см. также третью часть доклада)75. Содействовать обеспечению продовольственной безопасности для всех могут также положительные сопутствующие эффекты для внутренних продовольственных рынков, особенно те из них, которые связаны с повышением производительности труда76,77. Благодаря им у людей появляется возможность покупать больше продуктов питания (что увеличит калорийность их рациона), приобретать более разнообразные продукты (это увеличит разнообразие рациона и, возможно, его качество) или вкладывать средства в санитарию и здравоохранение (которые являются важнейшими факторами, определяющими результаты в области питания, особенно у детей)78. Однако связанные с этим компромиссы носят сложный характер, и в этом смысле ситуация, в зависимости от конкретного рынка и региона, может очень сильно разниться.

При наличии определенных мер глобальные производственно-сбытовые цепочки могут также способствовать сокращению масштабов неполноценного питания. Речь здесь может идти об обогащении пищевых продуктов, прошедших технологическую обработку, конкретными микроэлементами (такими как фолиевая кислота и железо), которые либо могут быть потеряны при переработке, либо вообще не являются частью обычного рациона беднейших слоев населения или не присутствуют в нем в достаточном количестве. Хорошо функционирующие ГПСЦ, использующие передовую технологию холодильной цепи, дают возможность расширить торговлю фруктами и овощами, которые в ином случае испортились бы при транспортировке. Это позволило бы увеличить разнообразие рациона потребителей в странах, не имеющих сравнительных преимуществ в области производства фруктов и овощей. Наконец, надлежащая упаковка и указание в маркировке продукта его пищевой ценности могут стимулировать увеличение спроса на более питательные продукты и, возможно, снижение спроса на высококалорийную пищу.

Вместе с тем увеличение доступности пищевых продуктов, прошедших технологическую обработку, вызывает обеспокоенность в связи с ролью торговли и ГПСЦ в повышении показателей избыточного питания и ожирения. Урбанизация и изменение образа жизни, а также рост численности домашних хозяйств, в которых оплачиваемую работу имеют как женщины, так и мужчины, привели к увеличению потребления полуфабрикатов. Данные из Мексики свидетельствуют о значительном увеличении доли пищевой энергии, получаемой с продуктами, прошедшими глубокую обработку, в городских домохозяйствах с более высоким доходом, в которых глава семьи имеет высшее образование и в рынке труда участвуют как мужчины, так и женщины79.

Было определено несколько приоритетных направлений работы, имеющих целью обращение вспять эпидемии ожирения и неинфекционных заболеваний, связанных с потреблением определенных видов пищевых продуктов, прошедших технологическую обработку, включая продукты с высоким содержанием насыщенных жиров, соли и сахара. Предлагаемые меры включают налогообложение, регулирование в области рекламы пищевых продуктов, пропаганду здорового питания, включающего, в том числе, фрукты и овощи, новые правила маркировки пищевых продуктов, прошедших технологическую обработку, и использование в таких пищевых продуктах ингредиентов, более полезных для здоровья80,q. По имеющимся данным, в ряде стран меры по сокращению потребления сахаросодержащих напитков оказались успешными (см. врезку 2.10). Однако пока правительства задействовали не все имеющиеся у них возможности для совместной работы с бизнесом по решению проблемы нежелательных последствий мероприятий по борьбе с ожирением.

Глобальные производственно-сбытовые цепочки, стандарты и вопросы конкуренции

Трансформация сельскохозяйственных и продовольственных рынков является результатом сочетания таких факторов, как повышение доходов, урбанизация и переход на другие модели питания. Это стало стимулом для активного проникновения супермаркетов в сектор розничной торговли и введения строгих стандартов качества и безопасности пищевых продуктов. Спрос на дифференцированные продукты и внедрение государственных и частных стандартов в разных странах приводят к тому, что глобальные производственно-сбытовые цепочки обретают все более сложный характер. При этом количественный рост ГПСЦ, и особенно фрагментация производственных процессов по разным странам, требуют строгой вертикальной координации и управления внутри цепочек, что нередко вызывает озабоченность в связи с необходимостью ограничения рыночной власти в случаях, когда в разных странах национальные меры политики в области конкуренции различны.

Стандарты и доступ к ГПСЦ

Технические стандарты

Причин, по которым на различных этапах ГПСЦ используются стандарты и системы сертификации, множество. Правительства используют государственные нормативы и стандарты для обеспечения охраны здоровья людей, безопасности, а также экологического и социального качества сельскохозяйственных товаров и продовольствия, поступающих на их рынки. Эти стандарты регулируются соглашениями ВТО, такими как Соглашение по техническим барьерам в торговле (ТБТ) и Соглашение по применению санитарных и фитосанитарных мер (СФМ). Соглашение по ТБТ касается стандартов на продукцию, технических регламентов и процедур оценки соответствия и устанавливает правила, обеспечивающие единый порядок обращения с импортируемой продукцией и “аналогичной продукцией” отечественного происхождения. Соглашение по применению СФМ служит гарантией безопасности пищевых продуктов и соблюдения санитарных норм в отношении охраны здоровья животных и растений.

Поскольку в ГПСЦ государственные стандарты разных стран могут отличаться друг от друга по степени жесткости, частные фирмы также вводят свои стандарты, которые гарантируют им возможность продавать свою конечную продукцию на том или ином рынке. Розничным фирмам из нижних звеньев производственно-сбытовой цепочки необходимо, чтобы производители из промежуточных и верхних звеньев придерживались стандартов той страны, в которой происходит потребление конечной продукции.

Для обеспечения возможности использования вводимых ресурсов по их назначению в нижних звеньях цепочки может также потребоваться соблюдение частных стандартов. Например, пригодность пшеницы для различных целей определяется содержанием белка. Частные стандарты могут также использоваться фирмами (обычно вертикально интегрированными) в качестве маркетингового инструмента87. Иногда они позволяют фирмам дифференцировать продукцию и увеличивать свою долю рынка. Ввиду сложности производственных процессов, связанных с ГПСЦ, и в связи с реализацией корпоративных стратегий брендинга и маркетинга возрос интерес к независимым системам сертификации, позволяющим обеспечить соответствие частным стандартам в производственно-сбытовой цепочке.

Одной из главных проблем, связанных с сертификацией, является отслеживаемость, т.е. возможность отследить любой пищевой продукт на всех этапах его производства, переработки и сбыта внутри стран и между ними. Для улучшения отслеживаемости и проведения независимой оценки соответствия могут использоваться информационные системы. Например, системы отслеживания играют важнейшую роль в сертификации морепродуктов: примерно в половине систем необходим непрерывный документальный учет стандартов, позволяющий обеспечить процессы отслеживанияr,88. Существенно повысить возможности отслеживания в производственно-сбытовой цепочке может применение цифровых технологий, включая блокчейн (цифровые приложения, используемые для обеспечения возможности отслеживания, рассматриваются в четвертой части доклада).

Как показывает анализ, на уровне фермерских хозяйств положительно сказываться на производительности труда, экспорте и занятости может соблюдение частных стандартов. В Кении, например, после принятия фермерами стандартов качества, требуемых их покупателями на международном рынке, доходы фермеров увеличились, а эти фирмы лучше обеспечивали отслеживаемость продукта во всей системе поставок89. Имеющиеся эмпирические данные по-прежнему неоднозначны, и у многих мелких фермеров может не быть возможности поставлять продовольствие, соответствующее строгим стандартам (вопросы соблюдения частных стандартов в контексте ведения сельского хозяйства на контрактной основе рассматриваются в третьей части доклада)7678.

Системы добровольной сертификации устойчивости

Стандарты и системы сертификации устойчивости включают добровольные нормы, принимаемые предприятиями; они направлены на решение неэкономических вопросов устойчивости и могут способствовать достижению результатов в социальной и экологической сферах. Эти добровольные стандарты устойчивости определяют требования к методам производства, касающиеся таких аспектов, как соблюдение основных прав человека, охрана здоровья и безопасности работников, справедливая оплата фермерам их продукции, а также различные методы ведения сельского хозяйства, содействующие более рачительному использованию природных ресурсов и снижению негативного воздействия на окружающую среду.

Примерами широко известных систем сертификации устойчивости являются Fairtrade (была создана неправительственной организацией) и Круглый стол по вопросам устойчивого производства пальмового масла (RSPO; это многосторонняя инициатива)s. Стандарты в области органического сельского хозяйства в основном разрабатывают частные органы по сертификации, но правительства также устанавливают национальные стандарты и правила маркировки импортируемой органической продукции. Частные компании также устанавливают внутренние стандарты и цели в области устойчивого развития в своих производственно-сбытовых цепочках и хозяйственной практике. Правила в отношении стандартов могут варьироваться с точки зрения их детализации и строгости, но почти все системы сертификации устойчивости касаются поиска баланса социальных, экологических и экономических интересов (см. третью часть доклада).

Стандарты устойчивости приобретают все большее значение на глобальных рынках, особенно в отношении дорогостоящей продукции, прочно связанной с глобальными производственно-сбытовыми цепочками. Рост потребительского спроса на продукты с экологическим сертификатом привел к увеличению доли сельскохозяйственных земель, имеющих сертификат устойчивости. Сертифицируется относительно большая доля товаров, выращиваемых в тропических зонах на территории развивающихся стран (кофе, какао, чай, пальмовое масло, хлопок). В 2015 году свыше 50 млн гектаров угодий были сертифицированы как органические; это 1,1% сельскохозяйственных земель во всем мире. Сертифицированные RSPO угодья, на которых производится пальмовое масло, составляют 0,07% сельскохозяйственных земель в мире. Около четверти мировых площадей, используемых для выращивания кофе и какао, сертифицированы в соответствии со стандартами, разработанными неправительственными организациями (НПО) и частным сектором68.

ГПСЦ с их действенными механизмами вертикальной координации обладают значительными возможностями для применения стандартов устойчивости и выстраивания глобальных рынков в соответствии с задачами в области устойчивого развития. Широкое распространение систем сертификации отчасти является реакцией на повышение осведомленности потребителей о проблемах устойчивости, особенно в странах с высоким уровнем дохода, но они все чаще стали появляться и в развивающихся странах и в странах с формирующейся рыночной экономикой. Например, этикетка или знак соответствия продукции стандартам Fairtrade, Organic или Rainforest Alliance помогают потребителю определиться с выбором, если речь идет об экологических и социальных вопросах: они содержат информацию, позволяющую принять ответственное решение о покупках в соответствии с личными предпочтениями и социальными убеждениями. Озабоченность потребителей могут вызывать такие вопросы, как безопасность пищевых продуктов, экологическая устойчивость и социальные нормы, в том числе связанные с использованием детского труда, гендерным равенством и социальной защитой производителей 93.

Стандарты и проблемы доступа к ГПСЦ

На международных рынках роль стандартов и систем сертификации может быть благотворной, но для мелких обрабатывающих предприятий и фермеров, которым зачастую не хватает технического и финансового потенциала, необходимого для выполнения сложных и жестких требований, они могут создавать проблемы. Для розничных торговцев и фирм из нижних звеньев производственно-сбытовой цепочки это может стать поводом для сокращения закупок у мелких поставщиков. В случае закупок у мелких фермеров транзакционные издержки, связанные с контролем за соблюдением стандартов, могут быть очень высокими93.

Во многих развивающихся странах обеспечению соответствия производства международным стандартам могут препятствовать и другие факторы, включая неэффективность регуляторов, отсутствие адекватных и надлежащим образом функционирующих санитарных и фитосанитарных норм, а также ненадлежащую транспортную, энергетическую и водную инфраструктуру94. Поэтому включение мелких фермеров в производственно-сбытовые цепочки, имеющие сертификацию устойчивости, может быть осуществимо только при наличии внешней поддержки со стороны программ развития, государственно-частных партнерств, неправительственных организаций или коллективных действий.

В ГПСЦ издержки, связанные с несогласованностью стандартов разных стран, могут быть гораздо выше, чем в двусторонней торговле вне ГПСЦ, поскольку соблюдение этих стандартов должно координироваться на каждом этапе производства и для каждого рынка, на который поступает готовая продукция. Соблюдение установленных требований может потребовать от фирм серьезных инвестиций в дублирующие друг друга производственные процессы, изготовление специальной упаковки и маркировки или проведение нескольких процессов сертификации для одного и того же продукта. Будучи особенно критичными для малых и средних предприятий (МСП) и мелких фермеров, эти издержки соблюдения являются серьезным препятствием для участия в ГПСЦ95.

Росту участия в ГПСЦ могут способствовать меры политики, направленные на содействие и поддержку соблюдения международных стандартов, а также на гармонизацию стандартов и систем сертификации. Облегчить фирмам бремя соблюдения установленных требований и расширить их участие в глобальных рынках могут международное сотрудничество в области регулирования и сближение стандартов качества и безопасности (см. первую часть доклада)25. Важнейшую роль в решении вопросов устойчивого развития могут также сыграть международные инициативы, содействующие продвижению устойчивых методов хозяйствования, такие как Глобальный договор Организации Объединенных Наций. Однако добровольный характер таких инициатив может в некоторой степени препятствовать прогрессу, если в поисках компромисса между экономическими, социальными и экологическими задачами допускается серьезная асимметрия частных и общественных интересов.

Рыночная власть, конкуренция и распределение благ, связанных с ГПСЦ

Трансформация сельскохозяйственных и продовольственных рынков в последние десятилетия привела также к значительным изменениям в рыночных структурах и рыночной власти различных субъектов96. В розничной торговле продуктами питания доминирование супермаркетов и особая роль относительно небольшого количества крупных многонациональных продовольственных компаний способствовали также усилению вертикальной координации в производственно-сбытовой цепочке в продовольствии и сельском хозяйстве и акценту на ГПСЦ (подробнее о вертикальной интеграции см. во врезке 1.4 в первой части доклада).

Налицо явные признаки рыночной концентрации, особенно на рынках семян97, удобрений98, в секторе международной торговли сырьевыми товарами99, в пищевой промышленности и в розничной торговле. Другие компоненты агропродовольственного сектора характеризуются большим количеством поставщиков100. На рисунке 2.13 на примере рынка семян показано, насколько сильно может варьироваться рыночная концентрация в зависимости от региона и вида сельскохозяйственной культуры.

Рисунок 2.13
СТЕПЕНЬ КОНЦЕНТРАЦИИ РЫНКА СЕМЯН ДЛЯ РАЗНЫХ РЕГИОНОВ И ВИДОВ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ КУЛЬТУР

Рыночная концентрация и рыночная власть могут быть в определенной степени обусловлены существованием естественной монополии или олигополии, особенно в случае использования природных ресурсов, запасы которых скудны, как, например, в производстве удобрений. Другим фактором является интенсивность научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) в секторе. Например, в семеноводстве и в биотехнологиях необходимость масштабных инвестиций в НИОКР может стать барьером для входа на этот рынок, и это будет препятствовать конкуренции.

В ГПСЦ рыночная власть нередко обусловлена инновациями, которые создают локальную и временную монополию, позволяющую извлекать сверхприбыли. Например, расфасованные овощные салаты, появившиеся на рынке в связи с требованиями автора этой идеи к поставщикам и перерабатывающим предприятиям из верхних звеньев производственно-сбытовой цепочки, в краткосрочной перспективе обеспечивают определенную рыночную власть, – по крайней мере до тех пор, пока на рынок не выйдут другие конкурирующие фирмы101. Таким образом, инновации и дифференциация продукции в производственно-сбытовой цепочке зачастую обеспечивают рыночную власть – но лишь в определенных местах и только на время, пока не появятся конкуренты.

Рыночная концентрация в производственно-сбытовых цепочках обычно связана с деятельностью крупных фирм, в основе которой лежит монополистический сговор, и с рыночной властью. Для потребителей это влечет увеличение цен (из-за олигопольной ренты), а для фермеров – их уменьшение (из-за олигопсонии); в результате снижается благосостояние обеих категорий, а в выигрыше оказываются крупные компании в пищевой промышленности и в розничной торговле продуктами питания102. Однако рыночная концентрация не всегда ведет к сговору или несовершенной конкуренции. Несмотря на высокую концентрацию рынка в тех частях производственно-сбытовых цепочек, где доминируют всего несколько крупных фирм, использующих механизмы вертикальной координации, эмпирических данных о злоупотреблении рыночной властью на сельскохозяйственных и продовольственных рынках по-прежнему мало103,104.

В какой-то мере это может быть связано с тем, что установить факт доминирующего положения (рыночной власти) бывает достаточно сложно. Отдельные данные указывают на то, что некоторые наиболее влиятельные фирмы в одностороннем порядке навязывают условия контрактов и могут практиковать “недобросовестные” методы ведения бизнеса105. Но факт “недобросовестности” установить тоже непросто; на это может указывать отказ от заключения контракта в письменной форме, несоразмерное распределение рисков и издержек между сторонами сделки или частые изменения цен. Деятельности органов антимонопольного регулирования препятствуют трудности, связанные с доказыванием предполагаемой недобросовестной торговой практики, но за счет официального оформления сделок во всех звеньях производственно-сбытовых цепочках некоторые из этих проблем можно решить (см. третью часть доклада).

Вообще говоря, в литературе не поддерживается утверждение о систематическом злоупотреблении рыночной властью106. Например, проникновение крупных продовольственных и розничных компаний из развитых стран на продовольственные рынки стран с формирующейся и развивающейся экономикой повысило коэффициенты участия в ГПСЦ, но явных свидетельств того, что это привело к крупномасштабному злоупотреблению рыночной властью, нет. Влияние рыночной власти на ситуацию в производственно-сбытовой цепочке может быть и положительным. Так, например, есть данные о том, что усиление рыночной концентрации и рыночной власти закупщиков из нижних звеньев цепочки потенциально может содействовать преодолению проблем неэффективности местных рынков и органов государственного управления в сельских районах, где расположены поставщики из верхних звеньев цепочки, поскольку они могут уменьшить структурные рыночные барьеры за счет снижения транзакционных издержек и повышения ясности контрактов107.

В ТРЕТЬЕЙ ЧАСТИ доклада анализ переходит с глобального уровня на уровень фермерского хозяйства. Мелкие фермеры сталкиваются с рядом ограничений, определяющих их участие в рыночных отношениях и в производственно-сбытовых цепочках. Эти ограничения влияют и на их стремления к улучшению условий жизни. Фермерское хозяйство рассматривается в контексте процесса развития; с этих позиций проводится анализ рынков и рыночного поведения. Рассматриваются такие бизнес-модели, как ведение сельского хозяйства на контрактной основе и производственно-сбытовые цепочки, в которые включены системы сертификации устойчивости. Эти модели могут помочь устранить трудности, с которыми сталкиваются фермеры, интегрировать их в рынок и способствовать достижению желаемых результатов в экономической, экологической и социальной сферах.

Основные тезисы

1 Хорошо функционирующие рынки являются ключевым фактором роста сельского хозяйства и основой процесса развития. Они обеспечивают механизм, с помощью которого фермеры могут интегрироваться в экономику, и открывают возможности для роста доходов и улучшения условий жизни.

2 Во многих развивающихся странах фермеры сталкиваются со значительными ограничениями доступа к рынкам. Для женщин эти ограничения еще выше. Жесткие требования, предъявляемые к современным продовольственным производственно сбытовым цепочкам, могут стать дополнительным фактором, изолирующим фермеров от рыночного механизма.

3 Расширение участия фермеров в рыночных отношениях расширяет их возможности выбора. Рынки помогают фермерам определиться с тем, как и что им производить и как инвестировать средства в свои хозяйства, в свои семьи и в самих себя. Это может способствовать развитию источников средств к существованию в сельском хозяйстве и в других секторах экономики.

Ключевые меры

С точки зрения поддержки участия в рыночных отношениях решающее значение имеют меры государственной политики. Они должны быть ориентированы на жителей сельских районов: необходимо повысить качество услуг в области здравоохранения и образования, модернизировать инфраструктуру и обеспечить развитие рынков труда. Все это будет способствовать созданию условий, благоприятствующих предпринимательской деятельности.

Решению проблем, с которыми сталкиваются фермеры в процессе выхода на рынок и интеграции в производственно-сбытовые цепочки, могут способствовать инклюзивные бизнес-модели, например ведение сельского хозяйства на контрактной основе. В развивающихся странах реализации такого подхода могут содействовать организованные группы фермеров; он требует многосторонних скоординированных усилий правительств, частного сектора и гражданского общества.

Для достижения результатов в области устойчивого развития могут быть использованы сельскохозяйственные и продовольственные рынки. Поощрение и широкое применение систем добровольной сертификации устойчивости может способствовать поиску компромисса между экономическими, экологическими иvсоциальными задачами.

Устойчивое развитие сельского хозяйства и рынки

Рынки лежат в основе процесса развития. С их помощью происходит распределение деятельности и ресурсов таким образом, чтобы это обеспечивало максимальную эффективность. В сфере продовольствия и сельского хозяйства хорошо функционирующие рынки и торговля имеют жизненно важное значение для улучшения условий жизни миллионов людей и могут принести дополнительные выгоды, включая содействие обеспечению продовольственной безопасности за счет перемещения продовольствия из районов с его избытком туда, где наблюдается его дефицит.

Для процесса развития характерны структурные преобразования экономики. Это путь не только к повышению доходов и искоренению нищеты, но и к расширению возможностей для улучшения условий жизни людей и к предоставлению им возможности выбора между различными источниками средств к существованию.

В прежних аналитических обзорах сельское хозяйство рассматривалось как сектор с традиционно низкой производительностью, который должен был обеспечивать рабочую силу и другие ресурсы для быстрорастущих современных секторов, но пока что ни одной стране в мире не удалось обеспечить выход из нищеты без динамично развивающегося агропродовольственного сектора1. При этом рост сельского хозяйства в решающей степени зависит от того, как будут развиваться производительность и занятость в обрабатывающей промышленности и в сфере услуг. Структурные преобразования объединяют траектории роста всех секторов экономики, и этот процесс зависит от хорошо функционирующих рынков (о роли рынков в развитии см. врезку 3.1).

Поскольку рынки являются важным элементом процесса структурных преобразований, участие фермеров в рыночном обмене играет ключевую роль в устойчивом развитии и искоренении нищеты. Подключение малоимущих к хорошо функционирующим рынкам содействует их вовлечению в процесс развития.

В широком смысле доступ к рынкам способствует развитию не только за счет экономического роста, но и благодаря предоставлению фермерам возможностей использовать свой потенциал для получения дохода и улучшения своих условий жизни. Включение в рыночные отношения и использование всех их функций и возможностей для расширения масштабов социального развития в значительной степени зависит от правительства и механизмов в области образования, здравоохранения, кредитования, доступа к энергии и воде, конкуренции и других мер политикиa,2.

Если же говорить более конкретно, то в сельском хозяйстве рыночный обмен создает выгоды за счет производства и продажи продукции, на которой фермеры специализируются и которая обеспечивает им сравнительные преимущества. Это обеспечивает им доход, необходимый для покупки других товаров и услуг, включая те продукты питания, которые другие производители могут предоставить им по более низкой цене. Рынки могут приносить устойчивый эффект и в долгосрочной перспективе. Так как в рамках рыночных операций осуществляется и обмен идеями, то это способствует распространению более передовых технологий и росту производительности труда, а у фермеров и их семей появляется возможность создания своих производственных активов и инвестиций в образование, здравоохранение и средства к существованию3.

Закупки все чаще производятся не на традиционных спотовых рынках, где торговцы покупают у фермеров их продукцию “у ворот фермы”, а через сложно устроенные глобальные вертикально интегрированные производственно-сбытовые цепочки, в которых сроки, масштабы и качественные параметры сделки определяются условиями контрактов (об эволюции торговли и агропродовольственных рынков и о возникновении глобальных производственно-сбытовых цепочек см. также первую и вторую части доклада). В развивающихся странах есть как традиционные, так и современные производственно-сбытовые цепочки, причем последние в основном удовлетворяют городской спрос на продовольствие. Через глобальные производственно-сбытовые цепочки все чаще осуществляется и международная торговля.

Участие в рыночных отношениях в условиях развивающихся стран

В условиях постепенной трансформации рыночной конъюнктуры существенно растет объем международной торговли, и фермеров с потребителями связывают сложно устроенные производственно-сбытовые цепочки, как глобальные, так и местные; это создает все более широкие возможности. Однако в развивающихся странах многие фермеры, особенно мелкие, остаются на обочине процесса развития: у них есть доступ только к традиционным или неформальным рынкам, которые функционируют либо плохо, либо очень локально.

Во многих развивающихся странах, особенно африканских, вмешательство государства и либерализация рынков и торговли в 1980-х годах оказались неэффективны с точки зрения интеграции многих фермеров в рынки и улучшения условий их жизни. Зачастую это происходило из-за сбоев рыночных механизмов, которые не позволяют фермерам должным образом реагировать на ценовые стимулы; это указывает на необходимость целого ряда мер политики и государственных инвестиций, которые могли бы устранить конкретные ограничения и виды неравенства и дополнить либерализацию рынкаb.

В настоящее время фермеров из развивающихся стран связывает с рынками, как официальными, так и неформальными, целый ряд производственно-сбытовых цепочек. Некоторые из этих цепочек создаются в целях удовлетворения спроса более зажиточных городских потребителей, которые покупают продукты в супермаркетах (см. первую часть доклада). Есть также глобальные производственно-сбытовые цепочки, которые дают возможность фермерам из развивающихся стран, используя свои сравнительные преимущества, участвовать в международном рынке и не зависеть только от отечественных перерабатывающих отраслей, которые пока могут быть менее конкурентоспособными (см. вторую часть доклада).

Однако подключиться к глобальным производственно-сбытовым цепочкам могут не все, особенно в отсутствие благоприятных условий для доступа к рынкам. В развивающихся странах мелкие фермеры обычно продают свою продукцию на небольших местных рынках неформальным поставщикам и малообеспеченным группам населения. То есть большинство фермеров действительно продают свою продукцию на рынках, но в целом уровень коммерциализации их производства невысок.

Это не означает, что домохозяйства изолированы от рынков полностью. Большинство фермеров из развивающихся стран участвуют в рыночных отношениях, как официальных, так и нет, но объемы их продаж невелики, а чистыми продавцами продовольствия являются лишь немногие из них.

Данные обследования домохозяйств показывают, что в развивающихся странах фермеры продают лишь часть своей продукции, и зачастую эта часть очень невелика. Например, в Гане фермеры продают в среднем около 46% своей продукции растениеводства (в стоимостном выражении), сохраняя более половины для собственного потребления (рисунок 3.2). В Малави и Уганде фермеры продают на сельскохозяйственных рынках порядка 21% и 30% своей продукции растениеводства, соответственно. По имеющимся данным, в более коммерциализированном сельском хозяйстве Вьетнама в 2008 году доля продаваемой на рынках продукции домохозяйств составляла в среднем 52%.

Рисунок 3.2
Участие в рыночных отношениях: средняя доля продукции домохозяйств, продаваемая на рынках (Вьетнам, Гана, Малави и Уганда), %

Эти небольшие рыночные сделки не вносят существенного вклада в ликвидность домохозяйств, которая крайне важна для того, чтобы вывести мелких фермеров из ситуации наполовину натурального хозяйства (рисунок 3.3). Значительная часть дохода многих фермерских хозяйств складывается из стоимости продукции, удерживаемой внутри хозяйства для собственного потребления, заработка, зачастую получаемого на неформальных рынках труда за несельскохозяйственную деятельность, денежных переводов и трансфертов. Фермерские хозяйства используют эти доходы, чтобы дополнить собственное производство продуктов питания, а на продовольственных рынках многие из них являются чистыми покупателями.

Рисунок 3.3
Средний доход домохозяйств от реализации сельхозпродукции по отношению к их общему доходу: Вьетнам, Гана, Малави и Уганда, %

Участие в рыночных отношениях и транзакционные издержки

Низкие уровни участия развивающихся стран в рыночных отношениях в значительной степени объясняются высокими транзакционными издержками рыночных сделок. Например, у многих фермеров возможности для участия в рыночных отношениях могут быть ограничены из-за отсутствия надлежащей инфраструктуры и плохой доступности дорог, что приводит к высоким транспортным издержкам. Из-за этих переменных транзакционных издержек цена, которую фермеры платят за вводимые ресурсы, увеличивается, а цена, которую они получают за свою продукцию, снижается. Поскольку фермеры географически рассредоточены, а объем их предложения невелик и непостоянен, частные торговцы либо вообще не покупают у них их продукцию, либо требуют высокую маржу. В зависимости от расстояний и качества транспортной инфраструктуры уровни коммерциализации фермерских хозяйств разнятся, но на общей картине это не отражается (см. рисунок 3.2). Например, у фермерских хозяйств, расположенных вблизи крупных и мелких городов, уровень участия в рыночных отношениях в целом выше, чем у тех, которые географически удалены от рынков.

Поскольку в сельских районах информация также стоит дорого, у фермеров может отсутствовать возможность доступа к подробной информации о покупателях, рынках и уровнях цен. Издержки, связанные с поиском закупщика, торгом, проведением переговоров и заключением договоренностей о сделке, высоки. Эти издержки являются постоянными в том смысле, что, получив необходимую информацию, фермеры могут уже продавать любое количество своей продукции без существенного их увеличения. Мелкие фермеры, у которых нет возможности воспользоваться эффектом масштаба ни в производстве, ни в продажах, могут оказаться не в состоянии нести эти постоянные издержки. Поэтому большую часть предложения на рынках, особенно если речь идет об основных продуктах питания, обычно обеспечивают крупные и обеспеченные фермерские хозяйства4.

Тем не менее по таким сырьевым товарам, как кофе, какао или овощи, уровни участия мелких фермеров в рыночных отношениях и в глобальной производственно-сбытовой цепочке могут быть значительными.

Данные обследования домохозяйств свидетельствуют о наличии положительной взаимосвязи между долей продукции домохозяйств, реализуемой на рынках, и размером фермы (рисунок 3.4). Например, в Гане мелкие фермерские хозяйства из нижнего квинтиля, у которых площадь земельного надела не превышает 0,4 га, продают на рынках 35% своей продукции. У более крупных фермеров из верхнего квинтиля, размер хозяйства которых более 6,2 га, уровень участия в рыночных отношениях превышает 50%. Во Вьетнаме уровни участия в рыночных отношениях распределены примерно также, но по абсолютной величине они значительно выше для всех размеров фермерских хозяйств; это говорит о том, что в этой стране фермеры несут более низкие транзакционные издержки, чем фермерские домохозяйства в Малави и Уганде.

Рисунок 3.4
Доля продукции домохозяйств, продаваемая на рынках, в разбивке по размерам фермерских хозяйств: Вьетнам, Гана, Малави и Уганда, квинтили

В развивающихся странах высокие транзакционные издержки и издержки, связанные с поиском, влекут сужение рынков сбыта продукции и вводимых ресурсов. Кроме того, они приводят к систематической неэффективности рыночных механизмов, т.е. к нестабильности цен и к отсутствию рынков кредитования и страхования. Например, в условиях развивающейся экономики фермерские хозяйства сталкиваются со значительными трудностями в доступе к кредитам, поскольку банки, из-за недостаточного залогового обеспечения и отсутствия информации, обычно дают им деньги неохотно. Отсутствие доступа к страхованию ограничивает возможность фермеров снизить производственные риски и препятствует инвестициям в развитие своих хозяйств. Такие проявления неэффективности рыночного механизма могут создавать “ловушки” бедности, для которых характерны низкий уровень инвестиций, низкая производительность труда и низкие доходы, особенно у мелких фермеров.

Есть и другие ограничения, которые могут изолировать фермерские хозяйства от современных рынков. Для реализации продукции через современные производственно-сбытовые цепочки, такие как супермаркеты, у фермеров должна быть возможность обеспечивать бесперебойные поставки и соблюдать жесткие требования в отношении безопасности и качества пищевых продуктов. Из-за отсутствия информации о стандартах качества, ограниченности доступа к технологиям и низкого уровня управленческих и логистических навыков многим мелким фермерам из развивающихся стран трудно реализовать свою продукцию через современные производственно-сбытовые цепочки5.

Например, в 2013 году по результатам инспекций импорта в Европейский союз на предмет выявления в продукции остатков пестицидов было забраковано 10% поступивших в порты грузов бобов и гороха. В том же году кенийский экспорт продукции садоводства на сумму 930 млн долл. США сократился в общем объеме экспорта на 50%. Мелкие фермеры из Кении, которые, по сообщениям источников, были производителями порядка 80% этого экспорта, пострадали очень сильно6.

Но есть и успешные примеры. В Эфиопии идет процесс преобразования производственно-сбытовой цепочки тефа, который является основным продуктом питания в этой стране. В результате снижения затрат на переработку и повышения спроса на удобство и качество вырос уровень участия в рыночных отношениях и повысилась производительность труда фермерских хозяйств из районов, имеющих налаженные связи с городскими центрами7.

Доступ хозяйств к рынкам далеко не одинаков, поскольку из-за транзакционных издержек диапазон показателей участия в рыночных отношениях может быть очень широким. Многим фермерам из развивающихся стран из-за отсутствия рынков или их неэффективности бывает трудно определиться со стратегиями производства и обмена.

Наиболее важным следствием этих ограничений для роста и развития является то, что все решения в фермерском хозяйстве необходимо принимать в комплексе, поскольку они неотделимы друг от друга. Например, если рынки функционируют плохо, то решение о том, что следует производить и в каком количестве, неразрывно связано с решением о том, что и в каком количестве потреблять. Отсутствие рынков означает, что фермеры, вместо того чтобы реализовать стратегии специализации, которые сулят повышение эффективности, и покупать продукцию для собственного потребления на рынках, могут выбрать просто диверсифицировать свое производство в соответствии с собственным рационом8.

Женщины-фермеры сталкиваются с еще большими трудностями, чем их коллеги-мужчины, поскольку у них меньше доступ к активам и социальному капиталу, а их гендерная принадлежность только усиливает факторы, определяющие большой разброс показателей участия в рыночных отношениях в развивающихся странах. Домохозяйства, возглавляемые женщинами, получают значительно меньший доход, чем домохозяйства, во главе которых стоят мужчины (см. рисунок 3.5). Во многих странах домохозяйства, возглавляемые женщинами, участвуют на рынках в значительно меньшей степени, чем домохозяйства, во главе которых стоят мужчины (см. рисунок 3.6).

Рисунок 3.5
Средний общий доход домохозяйств в разбивке по полу главы домохозяйства (в долл. США, в ПОСТОЯННЫХ ценах 2011 года)
Рисунок 3.6
Средний доход домохозяйств от реализации сельхозпродукции по отношению к их общему доходу в разбивке по полу главы домохозяйства, %

Решения о распределении рабочей силы между сельскохозяйственными и несельскохозяйственными видами деятельности также зависят от рынков. Занятость в несельскохозяйственном секторе может дополнять доходы фермерских хозяйств и служить важным инструментом управления рисками за счет диверсификации источников дохода. Отсутствие хорошо оплачиваемой работы (которое может быть связано также с низким уровнем образования) приводит к тому, что фермеры оценивают стоимость своего труда очень низко. И поскольку этот их “теневой заработок” мал, обычно они вкладывают больше семейного труда в собственное фермерское хозяйство. Чем меньше хозяйство, тем выше трудоемкость, поэтому зависимость между урожайностью с гектара и размером фермы обратная: такой эффект наблюдается часто, но понятен он не вполне. Небольшие хозяйства обычно добиваются более высокой урожайности с гектара, чем крупные, но производительность труда на одного работника у них значительно ниже; соответственно, ниже и доход на душу населения9.

С отсутствием рынков могут быть также связаны темпы внедрения технологий. Фермеры, интегрированные в рынок, с большей вероятностью будут внедрять новые технологии по сравнению с теми, у которых уровень участия в рыночных отношениях низок. У домохозяйств с ограниченным доступом к рынкам стимулов для внедрения новых технологий и повышения производительности труда мало, поскольку они должны удовлетворять только собственные потребности, а этого можно достичь очень быстро: достаточно лишь ненамного нарастить производство. Хозяйства же, хорошо интегрированные в рынки, работают в условиях совокупного спроса на сырьевые товары, и их поведение в плане внедрения технологий соответствует тем доходам, которые они рассчитывают получить от продажи большего количества продукции3.

В условиях развивающихся рынков на все то огромное множество решений, которые приходится принимать, в том числе касающихся достижения целей в социальной сфере, таких как инвестиции в образование и здравоохранение, влияют плохо функционирующие рынки. В случае неблагоприятных погодных условий отсутствие рынков страхования и кредитования может существенным образом повлиять на важнейшие инвестиции в образование детей. Например, в Кот-д’Ивуаре в случае потрясений, связанных с осадками, численность школьников из сельских семей обычно сокращается на 30%–50%10. В Гондурасе у детей из сельских домохозяйств, имеющих ограниченный доступ к кредитным рынкам, результаты обучения ниже. Судя по всему, из-за погодных катаклизмов, связанными с ураганом “Митч”, эти негативные последствия усилились11.

Размер фермерского хозяйства, рынки и структурные преобразования

Сельское хозяйство является одним из главных источников дохода в мире. Миллиардам людей доход и занятость обеспечивают более 600 млн фермерских хозяйств, занимающихся производством продовольствия и сырья для растущего населения планеты, которое становится все богаче. По оценкам, примерно в 90% этих хозяйств, занимающих 70%–80% мировых сельскохозяйственных угодий и производящих порядка 80% мирового продовольствия в стоимостном выражении, используется преимущественно семейный труд. Большинство этих семейных фермерских хозяйств мелкие: около 70% из этих 600 млн хозяйств имеют земельные наделы площадью в один гектар или меньше и занимают 7% всех сельскохозяйственных угодий в мире12.

Семейные фермерские хозяйства остаются главной моделью сельскохозяйственного производства даже в странах с высоким уровнем дохода. Это объясняется тем, что члены семьи, руководствуясь собственными интересами, могут выполнять работу, необходимую в конкретной местности (например, посадку, удобрение или прополку), не нуждаясь в руководстве и контроле, а значит, и с меньшими затратами по сравнению с наемными работниками14. Поэтому в процессе структурных преобразований, когда люди уходят из сельского хозяйства, размеры хозяйств меняются под влиянием динамики роста сельского населения, совершенствования технологий и оттока сельского населения в города14.

Данные сельскохозяйственных переписей свидетельствуют о том, что за период с 1960 по 2000 год в странах с низким уровнем дохода и с уровнем дохода ниже среднего средний размер фермерского хозяйства сократился, а в странах с высоким уровнем дохода – увеличился12.

Ожидается, что в Азии на фоне замедления роста населения (см. первую часть доклада) и продолжающегося оттока людей из сельского хозяйства рост сельского населения к середине века должен замедлиться15. Урбанизация уже сейчас приводит к тому, что средний размер фермерского хозяйства стабилизируется или даже увеличивается. Например, данные обследования домохозяйств свидетельствуют о том, что по сравнению с 1992 годом средний размер фермерского хозяйства во Вьетнаме увеличился с 0,16 га до 0,54 гаc,16.

В настоящее время Африка остается в основном сельской; в городских районах проживает порядка 40% ее населения. За период с 1950 по 2018 год ее сельское население увеличилось более чем втрое: со 196 млн до 740 млн человек, и хотя урбанизация будет продолжаться, ожидается, что к 2050 году в сельских районах Африки будет по-прежнему проживать более миллиарда человек15.

Медленный рост производительности труда в обрабатывающей промышленности и в сфере услуг может также стать одной из причин низких темпов структурных преобразований и сокращения размеров фермерских хозяйств в будущемd,17. В среднем размер фермерского хозяйства в африканских странах имеет тенденцию к снижению. В частности, данные обследования домохозяйств говорят о том, что в Малави в период с 2004 по 2011 год средний размер фермерского хозяйства сократился с 1,08 га до 0,67 га (рисунок 3.7).

Рисунок 3.7
Изменение среднего размера фермерского хозяйства, га

Сокращение размеров фермерских хозяйств может иметь серьезные последствия для участия в рыночных отношениях, особенно в условиях современных продовольственных рынков и глобальных производственно-сбытовых цепочек, когда доступ к информации сопряжен со значительными постоянными издержками. С участием в рыночных отношениях может быть тесно связано наличие активов, особенно земли, а также доступ к транспортной инфраструктуре.

Низкий уровень такого участия может не только препятствовать процессу развития, но и иметь негативные последствия в плане искоренения нищеты и решения проблемы продовольственной безопасности значительной части населения. Повышение же уровня коммерциализации мелких фермерских хозяйств может способствовать увеличению доходов и сокращению масштабов нищеты. Например, в Кении исследование выборки фермерских хозяйств, которые в среднем продают около 44% своей продукции, показывает, что увеличение доли участия в рыночных отношениях на десять процентных пунктов приводит к увеличению среднего дохода на душу населения на 17% и снижает распространенность нищеты среди домохозяйств на 16%18.

Были также выявлены позитивные результаты участия в рыночных отношениях с точки зрения решения проблем, связанных с отсутствием доступа к образованию, здравоохранению и питанию, а также с уровнем жизни; это говорит о том, что такое участие содействует наращиванию человеческого капитала и возможностей, которые играют ключевую роль в вовлечении членов домохозяйств в процесс развития. В то же время, несмотря на то, что рынки действительно могут способствовать сокращению масштабов нищеты, расширение участия в рыночных отношениях может привести к усилению неравенства, поскольку прирост дохода на душу населения обычно больше не в малоимущих, а в относительно обеспеченных и богатых домохозяйствах.

Хорошо функционирующие рынки могут способствовать процессу структурных преобразований. Однако неоднородность, присущая не только сельскому хозяйству и фермерским хозяйствам, но и производственно-сбытовым цепочкам и агропродовольственным предприятиям внутри стран и между ними, потребует принятия многосторонних мер (подробнее о сельских малых и средних предприятиях см. врезку 3.2).

Вопросы повышения производительности труда на душу населения, интеграции в рынки и стимулирования роста в секторе играют решающую роль в процессе развития, однако структурные преобразования подразумевают различные стратегии обеспечения средств к существованию фермерских домохозяйств и в сельском хозяйстве, и даже в других секторах. В таких стратегиях учитываются несколько факторов, включая уровень коммерциализации, который зависит не только от размера фермерского хозяйства, транзакционных издержек и способности удовлетворить спрос на продовольствие городских потребителей, но и от уровня образования членов домохозяйства, от наличия у них разнообразных навыков и от состояния здоровья, которые определяют способность домохозяйства полностью отказаться от сельскохозяйственной деятельности и перейти в другие секторы экономики.

В развивающихся странах меры политики должны быть направлены на решение многочисленных проблем, связанных с интеграцией фермеров в процесс экономического роста. Например, механизмы социальной защиты позволяют снизить уязвимость, сократить масштабы крайней нищеты и лишений, но при этом могут оказывать позитивное воздействие и на участие в рыночных отношениях, поскольку позволяют домохозяйствам повысить эффективность управления рисками и участвовать в сельскохозяйственном производстве19. Для устранения проявлений неэффективности рыночных механизмов и реализации многих аспектов развития понадобится целый ряд мероприятий как общего характера, так и совершенно конкретных, а это потребует инвестиций. Фермерские хозяйства, имеющие рыночную ориентацию, получат непосредственную выгоду от улучшения транспортной и коммуникационной инфраструктуры, поскольку это снизит транзакционные издержки и приведет к появлению рынков сбыта продукции, вводимых ресурсов и финансовых услуг. Участие в этих рынках может не только способствовать инвестициям, росту производительности и доходов, но и позволит домохозяйствам диверсифицировать свои источники доходов в несельскохозяйственных секторах.

Некоторые домохозяйства для создания активов и повышения своей квалификации могут использовать связи с рынками труда и государственные инвестиции в образование, чтобы перейти из сельского хозяйства в другие секторы экономики. Для директивных органов серьезную проблему представляют семьи, ведущие полунатуральное хозяйство: они могут быть малообеспеченными и изолированными географически, с неясными правами собственности и практически отсутствующими производственными активами. Для таких домохозяйств традиционные рынки могут не работать, а возможности для улучшения условий жизни становятся ограниченными.

Ведение сельского хозяйства на контрактной основе

В 1960-х и 1970-х годах, во время “зеленой революции”, которая произошла благодаря модернизации технологий, ориентированных на мелкие хозяйства, правительства занялись решением проблемы транзакционных издержек и координацией рынков (например, через советы по закупкам); это было сопряжено с серьезными финансовыми затратами. В последовавшей затем политике либерализации рынка обычно недооценивались проблемы неэффективности рыночных механизмов и необходимости дополнительных мер для улучшения координации действий участников рынка. Затем начался процесс преобразования продовольственных систем, и большее внимание стало уделяться вопросу о том, каким образом механизмы координации в частном секторе могут содействовать доступу к современным производственно-сбытовым цепочкам и вовлечению фермеров в процесс экономического роста.

Одним из таких координационных механизмов является ведение сельского хозяйства на контрактной основе, которое представляет собой институциональное решение проблемы транзакционных издержек и проявлений неэффективности рынка, связанных с товарами, ресурсами, кредитами, страхованием и информацией37. Механизмы ведения сельского хозяйства на контрактной основе все чаще рассматриваются как средство вовлечения мелких фермеров в прибыльные рынки пищевых продуктов с высокой добавленной стоимостью, которые формируются благодаря урбанизации и росту доходов. Ведение сельского хозяйства на контрактной основе позволяет также интегрировать фермеров в рынки экспортных товаров, развитию которых способствует расширение глобальных производственно-сбытовых цепочек в продовольствии и сельском хозяйстве.

Ведение сельского хозяйства на контрактной основе можно определить как форвардное соглашение между фермерами и перерабатывающими и/или сбытовыми предприятиями о производстве и поставке сельскохозяйственных товаров, нередко по заранее установленным ценам. Эти соглашения могут также подразумевать, что фирма-покупатель организует ту или иную форму вертикальной координации, например, путем поставок вводимых ресурсов или предоставления технических консультаций. В широком смысле такой контракт обязывает фермера поставить определенный товар в установленных покупателем количествах и в соответствии с определенными стандартами качества, а покупатель, в свою очередь, должен предоставить фермеру либо вводимые ресурсы, либо технические ноу-хау, и приобрести этот товар38.

Контракты могут иметь разную форму и содержать разные требования и условия. Ведение сельского хозяйства на контрактной основе как институциональное явление может связывать фермеров с потребителями через сложные товаропроводящие цепи, в которых стоимость пищевых продуктов повышается за счет транспортировки, сортировки, сбыта и переработки, которые гарантируют соответствие этих продуктов конкретным требованиям к качеству и безопасности.

Во многих развивающихся странах фирмы не могут полностью обойтись без мелких фермеров либо потому, что в сельскохозяйственном секторе таковых большинство, либо из-за того, что им необходимо обеспечить непрерывность поставок товаров для покрытия своих постоянных издержек. Закупки у местных производителей зачастую привлекательнее импорта, поскольку они сводят к минимуму влияние обесценивания валюты. Так как экономический рост приводит к росту среднего класса, все большую актуальность приобретают вопросы отслеживаемости и безопасности пищевых продуктов, а ведение сельского хозяйства на контрактной основе обеспечивает определенный уровень вертикальной координации и контроля за применяемыми агротехническими приемами, использованием сельскохозяйственных ресурсов, объемами поставок, а также стандартами качества и безопасности. Кроме того, механизмы ведения сельского хозяйства на контрактной основе могут связывать фермеров из развивающихся стран с глобальными производственно-сбытовыми цепочками и экспортными рынками, стимулируя рост (см. вторую часть доклада).

Для фермеров такая форма вертикальной координации – когда контракты включают положения о предоставлении вводимых ресурсов, таких как семена и удобрения, о технической помощи, кредитах и страховании, а также о гарантированной цене на продукцию в период уборки урожая – устраняет ряд проблем, в том числе ценовой риск и отсутствие доступа к рынкам, кредитам и информации. Сегодня такие новые механизмы координации могут охватывать не только агропредприятия и отдельных фермеров, но и, в различных сочетаниях, правительственные учреждения, гражданское общество, фермерские объединения, банки, компании, занимающиеся цифровыми технологиями, и операторов мобильной связи (о цифровых приложениях и проявлениях неэффективности рыночных механизмов см. также в четвертой части доклада).

Эмпирические данные о ведении сельского хозяйства на контрактной основе

Влияние ведения сельского хозяйства на контрактной основе на положение мелких фермерских хозяйств в развивающихся странах является предметом изучения и анализа начиная с 1970-х годов. Большинство исследований используют данные на уровне домохозяйств и посвящены общему воздействию контрактной системы на результаты, включая урожайность сельскохозяйственных культур, продовольственную безопасность, активы, доходы и бедность.

Для оценки влияния контрактной системы ведения сельского хозяйства на положение фермеров исследователи используют наборы данных о домохозяйствах, включающие целый ряд параметров, в том числе размер фермерского хозяйства, демографические характеристики домохозяйства, активы и доходы. Эти наборы данных содержат сведения как о тех домохозяйствах, которые участвуют в контрактной системе, так и об остальных. Это сделано для того, чтобы, сравнив две эти группы, определить общее воздействие контрактной системы на производительность, доход, уровень благосостояния и другие результатыe.

На практике результаты таких исследований дают представление об общем влиянии ведения сельского хозяйства на контрактной основе. Конкретные результаты воздействия отдельных элементов контрактов (к таким элементам относятся заранее установленные минимальные отпускные цены, предоставление вводимых ресурсов, техническая помощь, кредиты и другие услуги, которые также могут варьироваться как в пределах одной выборки домохозяйств, так и между выборками) вычленить довольно сложно (см. рисунок 3.8 и таблицу 3.1).

Рисунок 3.8
НАБОРЫ СТИМУЛОВ ДЛЯ ВЕДЕНИЯ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА НА КОНТРАКТНОЙ ОСНОВЕ
Таблица 3.1
Ведение сельского хозяйства на контрактной основе: исследования, рассмотренные в настоящем докладе
Тематические исследования на Мадагаскаре: различные сельскохозяйственные культуры

На Мадагаскаре контрактные отношения с 1 200 фермерскими хозяйствами, возделывающими различные сельскохозяйственные культуры в шести регионах с различными агроэкологическими условиями, оказали весьма положительное влияние на общий доход домохозяйств-участников39. По оценкам, увеличение вероятности участия в контрактной системе в среднем на 10% приносило увеличение общего дохода домохозяйства на 6% (подробнее о мадагаскарском исследовании см. таблицу 3.1).

Последующий анализ той же выборки домохозяйств на Мадагаскаре показывает также, что участие в контрактной системе способствует продовольственной безопасности за счет сокращения продолжительности “голодного сезона”, т.е. периода, когда один или несколько членов домохозяйства питаются менее трех раз в день. Этот голодный сезон, который длится от 3,3 до 3,7 месяцев, совпадает с периодом до уборки урожая, когда домохозяйства – как работающие по контрактам, так и остальные – получают наличные деньги от продажи своей продукции. Дополнительный доход, который приносит работа по контракту, позволяет сократить голодный сезон в среднем примерно на восемь дней, и в домохозяйствах, участвовавших в контрактных схемах, вероятность короткого голодного сезона была примерно на 18% выше40.

Было установлено, что в этих домохозяйствах участие в контрактных схемах зависит от нескольких факторов. Например, у домохозяйств, возглавляемых женщинами, шансы заключить контракты с фирмами-покупателями оказались ниже на 45%, что говорит о тех трудностях, с которыми сталкиваются женщины при выходе на рынок41. Одним из важных факторов, повышающих шансы фермеров на участие в контрактных схемах, считался также их опыт: с каждым годом увеличения сельскохозяйственного опыта вероятность участия повышалась на 1,2%. Это говорит о том, что для выполнения различных контрактных требований необходимы управленческие и технические навыки.

Участие в контрактных схемах положительно отразилось и на размере фермерских хозяйств. С одной стороны, чем крупнее хозяйство, тем больше возможностей для диверсификации производства и, соответственно, для участия в контрактных схемах. С другой стороны, поскольку участниками таких схем зачастую оказываются более крупные и относительно богатые фермерские хозяйства, у которых больше возможностей соблюсти требования к качеству и количеству продукции, это означает, что ведение сельского хозяйства на контрактной основе может усиливать неравенство в сельских районах. Вполне вероятно, что менее обеспеченные фермеры действительно не привлекаются к контрактным схемам. В целом систематический обзор литературы о влиянии ведения сельского хозяйства на контрактной основе на доход показал, что 61% фермеров, работающих на контрактной основе, имеют более крупные хозяйства или больше активов по сравнению с теми, кто в таких схемах не участвует42.

Тематическое исследование в Сенегале: товарные культуры

Вместе с тем размер фермерского хозяйства и уровень благосостояния домохозяйств могут быть не единственными факторами, влияющими на участие в контрактных схемах; свою роль здесь может играть и то, требует ли производство предусмотренных контрактом культур каких-то инвестиций. Например, в Сенегале было показано, что участие фермеров в контрактных схемах выращивания арахиса не зависит от размера хозяйства. Выращивание арахиса – это традиционная система земледелия, которая не требует никаких специальных инвестиций ни в капитал, ни в знания, как это было бы в случае с какой-то новой для фермеров высокотоварной культурой43. Было показано, что контрактные соглашения, заключаемые на основе информации от местных общин и с учетом репутации фермеров, а не в зависимости от размера их активов, способствуют значительному увеличению доходов фермеров и, тем самым, сокращению масштабов нищеты и неравенства (подробнее об элементах контрактов в сенегальском исследовании см. таблицу 3.1).

Тематические исследования во Вьетнаме, Китайской Народной Республике и Никарагуа: фрукты и овощи

Во Вьетнаме у домохозяйств, имеющих небольшие активы, есть возможность продавать овощи по контракту в супермаркеты, непосредственно потребителям или на спотовых рынках. Несмотря на малые размеры ферм, эти домохозяйства оказались в состоянии удовлетворить требования к качеству и безопасности и производить дорогостоящую продукцию44.

Требования к безопасности и качеству фруктов и овощей, выдвигаемые супермаркетами и экспортерами, способствуют усилению вертикальной координации и ведению сельского хозяйства на контрактной основе. Было установлено, что в Китайской Народной Республике контракты на выращивание яблок и зеленого лука позволили увеличить средний доход производителей яблок на 22%, а производителей зеленого лука – на 45%45. В отношении трудоемких продуктов, таких как фрукты и овощи, было установлено, что участие зависит от возможности привлечения семейного труда, а не от размеров хозяйства. У производителей яблок рост доходов был обусловлен более высокими урожаями благодаря предоставленным в рамках контрактов техническим консультациям и вводимым ресурсам. У фермеров, выращивающих зеленый лук, более высокие цены более чем компенсировали затраты на единицу продукции, что также приводило к увеличению доходов (подробнее о компонентах контракта см. таблицу 3.1). Повышение доходов позволило этим домохозяйствам больше тратить на образование, здравоохранение, потребление продовольствия и улучшение жилищных условий.

Контракты могут иметь долгосрочные последствия для источников средств к существованию фермеров. В Никарагуа участие в схемах поставок в сети супермаркетов дорогостоящих свежих овощей может обеспечить увеличение производственных активов домохозяйств (таких как тракторы, плуги и ирригационные насосы) на 16% за 2,5 года46. Было установлено, что у домохозяйств, расположенных поблизости от дорог и имеющих доступ к воде для орошения (факторы, позволяющие обеспечить стабильные поставки продукции круглый год), вероятность привлечения к этим контрактным схемам выше. Это увеличение активов было результатом улучшения доступа к кредитам и заранее установленных контрактами минимальных цен на продукцию; все это снижало подверженность фермеров риску и стимулировало приток инвестиций (подробнее о контрактах в никарагуанском исследовании см. таблицу 3.1). Поскольку активами определяется производительность труда, контрактные соглашения, гарантирующие минимальные цены, могут оказывать долгосрочное влияние на доходы домохозяйств и, соответственно, на сокращение масштабов нищеты.

Ведение сельского хозяйства на контрактной основе нередко считается решением проблем, связанных с неэффективностью рынка страхования. На Мадагаскаре была также выявлена связь между гарантированными контрактом фиксированными ценами на продукцию фермеров с уменьшением вариабельности среднего дохода домохозяйств, поскольку в этих случаях ценовой риск переходил на фирму-покупателя47.

Тематические исследования во Вьетнаме и Сенегале: молочные продукты

Молоко становится все более популярным дорогостоящим продуктом питания, что приводит к высоким темпам роста молочного сектора во Вьетнаме и в Азии в целом. В таких производственно-сбытовых цепочках важным фактором, определяющим участие и цены “франко-ферма”, является качество продукции. Когда параметры качества не поддаются наблюдению, как, например, в молоке, а индивидуальное тестирование является чрезмерно затратным, информационная асимметрия может привести к ухудшению конъюнктуры рынка48. Например, фирмы-покупатели в целях снижения цены, которую они должны уплатить фермерам, могут занижать данные об уровнях качества их продукции. В результате фермеры могут ограничить размер своих инвестиций в производство, что негативно скажется на производительности их хозяйств (об инновационном решении проблемы информационной асимметрии см. также врезку 3.5).

В одном из исследований была проведена оценка влияния контроля качества молока, который осуществлялся независимым сторонним агентством, на поведение случайно отобранных мелких фермеров из Вьетнама, занятых производством молочной продукции по контрактам с молокоперерабатывающим предприятием. Было показано, что в условиях быстро растущего рынка включение в схему института, обеспечивающего соблюдение контрактов, оказывает положительное влияние на использование вводимых ресурсов (таких как корма), качество и уровень производства (количество молочного жира и общее количество сухого вещества). Это привело к росту доходов и повышению благосостояния домохозяйств в целом.

В Сенегале применялась другая схема производства молока на контрактной основе: там использовалась новаторская идея включить в контракт положения, способствующие укреплению доверия между покупателем и фермером и наращиванию социального капитала. Для того чтобы обеспечить достаточные объемы поставок молока от многочисленных полукочевых фермеров, молокоперерабатывающая фирма включила в контракт стимул, связанный с питанием: он обеспечивал улучшение пищевого статуса детей и увеличение поставок молока. Таким стимулом было ежедневное обеспечение каждого маленького ребенка в семье йогуртом, обогащенным микроэлементами. Это компенсировало фермерам постоянные поставки молока. Этот инновационный подход оказал значительное влияние на регулярность и объемы поставок молока, особенно в сухой сезон, когда потребности в поставках удовлетворить труднее, чем в сезон дождей. Результаты были более выраженными, когда ведением контрактов занимались женщины. В домохозяйствах, возглавляемых женщинами, влияние на общий объем поставок молока как в сухой сезон, так и в сезон дождей, было значительным: в сухой сезон они возросли на 64%, в сезон дождей – на 33%. Это говорит о том, что расширение прав и возможностей женщин способствует значительному улучшению питания и повышению благосостояния домохозяйства в целом49.

Тематическое исследование в Бенине: производственно-сбытовые цепочки по основным продуктам питания

Если сравнивать с выращиванием фруктов и овощей, то производство основных продуктов питания позволяет увеличить добавленную стоимость и повысить качество продукции в рамках контрактных схем лишь в ограниченном масштабе. В отличие от овощей, основные продукты питания не являются скоропортящимися, их легко хранить и транспортировать. Однако для развивающихся стран важно повысить эффективность производственно-сбытовых цепочек по основным продуктам питания за счет ведения сельского хозяйства на контрактной основе. Во-первых, это может быть выгодно очень многим мелким фермерам, а во-вторых, это может расширить доступ к продовольствию растущего городского населения, что будет способствовать укреплению продовольственной безопасности.

Несмотря на то, что в большинстве случаев анализ ведения сельского хозяйства на контрактной основе посвящен производству дорогостоящих продуктов питания, в Бенине значительное влияние на доходы домохозяйств, урожайность и цены производителей сельхозпродукции оказывают контрактные схемы выращивания риса. Сектор производства риса в Бенине конкурирует с импортом, но характеризуется низкой добавленной стоимостью и низким качеством продукции. Исследования показывают, что наряду с размером домохозяйства и уровнем образования главы домохозяйства важное значение для участия в контрактной схеме выращивания риса имеет членство в организованной группе фермеров. Было установлено, что размер хозяйства и активы на участие не влияют50.

В результате повышения качества продукции за счет улучшения сортировки, которая позволяет повысить уровень чистоты риса, цены “франко-ферма” выросли на 11% по сравнению со средним уровнем. Кроме того, ведение сельского хозяйства на контрактной основе позволило повысить урожайность за счет улучшения доступа к вводимым ресурсам и расширения площадей под посевы риса, что привело к увеличению производства в среднем на 60%. Влияние участия в контрактных схемах на доходы домохозяйств оценивается в 17% (см. таблицу 3.1).

Однако возможности производства основных продуктов питания по контрактам могут быть ограничены. Рынок риса в Бенине до сих пор невелик по сравнению с рынками основных продуктов питания развивающихся стран, в которых участвует большое количество фермеров и торговцев. Производство риса требует специальных инвестиций в выравнивание, затопление и осушение полей. В сочетании с более широкими возможностями для дифференциации продукции по качеству это может сделать возможным ведение сельского хозяйства на контрактной основе.

Преимущества ведения сельского хозяйства на контрактной основе

В целом имеющиеся данные свидетельствуют о том, что в подавляющем большинстве случаев влияние ведения сельского хозяйства на контрактной основе на уровень благосостояния является положительным, по крайней мере в местных условиях. Однако результаты могут быть весьма неоднородными как для различных контрактных схем, так и у разных фермеров, участвующих в конкретной схеме. В Индии анализ различных контрактных схем, связанных с производством дорогостоящей продукции, показал, что в одних случаях участие приводило к значительному увеличению чистой прибыли на гектар, а в других рентабельность в расчете на гектар снижалась (подробнее о различных контрактных схемах, включенных в индийское исследование, см. в таблице 3.1)51.

Данные по развивающимся странам свидетельствуют о том, что иногда фермеры могут выходить из рыночных отношений и контрактных схем. Контрактные схемы нередко рушатся, и показатель выхода из них высок: фермеры заключают контракты, а впоследствии расторгают их. Для того чтобы рынки вносили свой вклад в развитие, участие должно быть стабильным. Положительный эффект ведения сельского хозяйства на контрактной основе будет более значимым для фермеров, если их участие в таких схемах будет постоянным: для того чтобы инвестиции в производственные активы, технологии и знания принесли отдачу, требуется время. Поэтому для того, чтобы лучше понять механизмы, способствующие стабильному участию в таких рынках, необходим тщательный анализ контрактных условий и договоренностей с точки зрения их влияния на благосостояние фермеров52.

Всесторонний анализ фактических данных о влиянии ведения сельского хозяйства на контрактной основе на доход показывает, что участие в таких схемах увеличивает доход фермерских хозяйств в среднем на 63%. Из 26 проанализированных контрактных схем лишь две имели отрицательные последствия. Этот вывод подчеркивает положительное влияние таких схем на уровень благосостояния, но при этом маскирует те неоднозначные последствия, которые могут иметь эти схемы42. Аналогичные выводы были сделаны по итогам анализа эмпирических исследований, представленных в настоящем докладе.

Несмотря на то, что во всех рассмотренных исследованиях использовались статистические методы, позволяющие правильно определить причинно-следственное влияние контрактных схем на уровень благосостояния, их влияние на доход может быть переоценено. Во-первых, не исключено, что о незначительном влиянии на доход фермеров просто не сообщалось, поскольку научные статьи с большей вероятностью будут опубликованы, если в них говорится о каких-то значимых эффектах (это называется публикационным смещением). Во-вторых, в большинстве исследований могут не учитываться те контрактные схемы, которые потерпели неудачу, а также выходы фермеров из контрактов (это называется систематической ошибкой выжившего). К завышенной оценке влияния контрактных схем на доход могут привести оба эти источника ошибок.

Участие в контрактных схемах ведения сельского хозяйства также сопряжено с рядом сопутствующих эффектов и компромиссов. Например, более высокие требования к рабочей силе, предъявляемые в случае ведения сельского хозяйства на контрактной основе, могут повлиять на занятость в несельскохозяйственном секторе. Исследование, проведенное с использованием данных по Мадагаскару, показывает, что ведение сельского хозяйства на контрактной основе связано со снижением доходов домохозяйств, получаемых на рынках труда, на 79% на душу населения, и снижением доходов, получаемых от несельскохозяйственной деятельности, на 47%. Это является следствием повышения специализации производства, необходимой для выполнения требований контрактов. Кроме того, это может указывать на то, что ведение сельского хозяйства на контрактной основе является более выгодным по сравнению с несельскохозяйственной занятостью. Не исключено, что эта взаимосвязь между доходами от ведения сельского хозяйства на контрактной основе и доходами, получаемыми на рынке труда, может объяснить, почему фермеры часто заключают контракты, а потом выходят из них. Но у контрактных схем есть и положительные сопутствующие эффекты: знания и технологии, полученные в результате участия в этих схемах, могут быть применены и в производстве тех культур, которые не включены в контракты. Благодаря применению технологий, освоенных таким путем, сельскохозяйственный доход, получаемый от возделывания культур, не включенных в контракт, может возрасти на 51%53.

Несмотря на свои слабые стороны, анализ участия в контрактных схемах может дать ценную информацию о возможных последствиях использования различных форм контрактов и предоставления услуг для предотвращения сбоев рыночных механизмов. Безопасный доступ к рынкам, предоставление вводимых ресурсов и кредитов, надбавки к цене за более высокое качество продукции, заранее установленные цены “франко-ферма”, услуги по распространению знаний и технические консультации – все это образует сложную систему услуг, учитывающую конкретные ограничения и риски, с которыми сталкиваются фермеры из развивающихся стран.

И хотя в этом направлении необходимы дополнительные исследования, имеющиеся данные позволяют предположить, что надбавки к цене в сочетании с предоставлением вводимых ресурсов и кредитованием оказывают серьезное положительное влияние на доход фермеров, выращивающих однолетние культуры. Заранее установленные цены позволяют решить проблему ценового риска для всех включенных в контракт культур, но особенно значимым влияние надбавок к цене может быть в условиях прибыльных рынков и глобальных производственно-сбытовых цепочек по дифференцированной и сертифицированной продукции. Существенное влияние на доход оказывают также услуги по распространению сельскохозяйственных знаний и транспортные услуги, если они включены в контракт; это говорит о том, насколько важным для участия в рыночных отношениях являются передовые технологии и улучшение транспортной инфраструктуры42.

Инновации в инклюзивных моделях ведения сельского хозяйства на контрактной основе

Некоторые координационные механизмы помогают справиться сразу с несколькими видами рыночных сбоев, с которыми сталкиваются фермеры из развивающихся стран. Во многих инновационных бизнес-моделях предусмотрена возможность одновременно устранить различные проявления неэффективности рынков за счет “увязки” предоставления вводимых ресурсов в комплексе с определенными видами услуг.

Эмпирические данные, собираемые в рамках программ развития и сокращения масштабов нищеты, где цель заключается в поощрении индивидуального предпринимательства, позволяют предположить, что достижение осязаемых и стабильных результатов для значительной части бенефициаров может потребовать сочетания различных мероприятий. Для оказания помощи домохозяйствам в улучшении условий их жизни могут одновременно применяться разные взаимодополняющие меры, рассчитанные на ограниченный период времени и ориентированные на малоимущие слои населения, например передача производственного актива с поддержкой потребления, обучение техническим навыкам, наставничество, предоставление возможности создания сбережений и санитарное просвещение54.

Такой комплексный подход может быть эффективным в условиях многочисленных проявлений неэффективности рыночных механизмов, очень разных по степени серьезности и варьирующихся от рынка к рынку. В сельском хозяйстве объединение вводимых ресурсов с определенными услугами может оказаться эффективнее предоставления их по отдельности.

Например, увязка предоставления современных вводимых ресурсов со страхованием может привести к относительно более высокой производительности труда и увеличению доходов по сравнению с раздельным предоставлением технологий и услуг страхования. Инвестиции в улучшенные семена считаются рискованными, поскольку в случае засухи фермеры могут свои инвестиции потерять. В условиях неопределенности предпочтительнее использовать традиционные низкокачественные вводимые ресурсы: особенно это касается фермеров, ведущих натуральное хозяйство, у которых дополнительные затраты на современные технологии составили бы значительную часть их дохода. Однако ведение сельского хозяйства на контрактной основе, в котором улучшение качества семян увязано со страхованием, может повысить спрос фермеров на новые технологии за счет снижения их подверженности риску. В Кении было установлено, что объединение услуг страхования урожая с предоставлением улучшенных семян увеличивает инвестиции в сельское хозяйство, в том числе в землю и такие вводимые ресурсы, как удобрения и техника55.

Инновационные бизнес-модели могут также снижать издержки закупщиков, работающих по контрактам с мелкими фермерами. Существуют также виды инноваций, увеличивающих выгоды обеих сторон за счет введения дифференциации продукции по качеству и другим характеристикам; эти инновации могут изменить объем и характер сопутствующих рисков, а также обеспечить доступ к нишевым и более прибыльным рынкам.

Многие характеристики этих бизнес-моделей не новы, особенно если их рассматривать в отдельности. Инновации разрабатываются таким образом, чтобы в моделях одновременно учитывались самые разные проявления неэффективности рыночных механизмов, а мелких фермеров можно было включать в производственно-сбытовые цепочки.

Предоставление вводимых ресурсов и услуг в увязке со страхованием как способ снижения производственных рисков

При ведении сельского хозяйства на контрактной основе есть целый ряд способов организовать страхование производства напрямую. Но сами по себе договоры страхования могут практически не оказывать влияния на внедрение новых технологий, особенно в развивающихся странах, где у фермеров мало возможностей предоставить залоговое обеспечение. Если же страхование увязано с кредитованием, то это может быть гораздо более эффективным средством содействия техническому прогрессу56. Фирмы, закупающие у фермеров продукцию по контрактам, могут лучше увязать выдачу фермерам кредитов со страхованием производства. Это объясняется тем, что договорные отношения и связанные с ними услуги сами по себе предусматривают дополнительные средства обеспечения исполнения кредитного договора (пример страхования, предоставляемого в увязке с другими услугами, см. во врезке 3.3).

Включение страхования в контракт может играть важную роль по двум причинам. Во-первых, это может снизить риск для фирмы-подрядчика и таким образом стимулировать предоставление фермерам качественных вводимых ресурсов, которые являются основой увеличения производства и доходовf. Поскольку страхование предоставляется в рамках пакета услуг по контракту наряду с гарантированным доступом к рынкам, банки также могут проявить готовность предоставить дополнительный кредит, не связанный с данным контрактом. Во-вторых, добавление страхования к предлагаемому фермерам предоставлению вводимых ресурсов может повысить уровень участия в контрактных схемах, особенно если они связаны с внедрением новых технологий. Страхование производства значительно увеличивает объем фермерских инвестиций, при этом фермеры выбирают более рискованные и потенциально более прибыльные варианты производства58,59.

Влияние комплексного предоставления вводимых ресурсов и услуг по контрактам на продажи и доходы фермерских хозяйств

Соглашения о ведении сельского хозяйства на контрактной основе, гарантирующие фермерам минимальную цену на их продукцию, могут обеспечить им определенный уровень страхования цен, что создает мощные стимулы для инвестиций. Часто бывает, что традиционные внутренние рынки товара, поставляемого по контракту, узки (как, например, в случае с продукцией богарного садоводства), или цены международных рынков на этот товар характеризуются высокой волатильностью и длительными периодами снижения (как, например, на рынках кофе и какао). Поэтому контракты, в которых некая фиксированная цена на товар определена заранее, могут снижать изменчивость доходов фермерских хозяйств и способствовать инвестициям.

Для фирмы-покупателя одной из важных проблем, связанных с такими контрактами, является риск того, что фермеры могут продать контрактную продукцию другим покупателям: такая практика известна под названием “продажа на сторону”. Такое может случиться, если рыночные цены достаточно сильно превышают контрактные: в этом случае фермер может решить, что выгода от разового нарушения превышает долгосрочные выгоды от соблюдения контракта58.

Вероятно, наиболее устойчивыми и успешными будут контракты, обеспечивающие защиту от волатильности цен, особенно если фермеры предпочитают не рисковать и для них важна меньшая подверженность ценовому риску. Например, фермеры Никарагуа, работающие по контрактам с Walmart, согласились на то, чтобы средняя контрактная цена на их продукцию была ниже средней цены на традиционном рынке60.

Кроме того, было показано, что гарантированные контактом цены являются стимулом для инвестиций в производство. Создание единого пакета вводимых ресурсов и услуг в сочетании с заранее определенной ценой на товар может обеспечить дополнительные преимущества, особенно с точки зрения расширения участия в рыночных отношениях. Так, например, исследователи, работающие с предприятием по переработке риса в Бенине (см. врезку 3.4), обнаружили, что контракт, гарантирующий производителю заранее определенную цену на его продукцию, оказывает на производство примерно такое же воздействие, как контракты, в которые также включены услуги по распространению сельскохозяйственных знаний и кредиты на приобретение вводимых ресурсов. Но при этом контракты, в которых предусмотрены только заранее определенные цены, оказывают меньшее влияние на размер доли продукции домохозяйств, которая идет на продажу, по сравнению с контрактами, в которых заранее определенные цены идут в комплексе с предоставлением вводимых ресурсов и услуг.

Инновации в области дифференциации продукции по качеству

Поскольку в сельскохозяйственных рынках развивающихся стран участвует множество производителей, посредников и торговцев, передача информации о качестве продукции через производственно-сбытовую цепочку затруднена. Возможные надбавки за качество продукции случаются редко, а учитывая количество сделок и масштабы поиска поставщиков среди огромного количества фермеров и на многих территориях, данные о качестве и о дифференциации продукции на основе бренда или репутации через рыночные механизмы передавать трудно.

Неоднородность продукции по качеству может препятствовать участию мелких фермеров в рыночных отношениях и повышать вероятность автаркии домашних хозяйств61. Если же ведение сельского хозяйства на контрактной основе предусматривает надбавки к цене за качество (дифференцированные цены на продукцию в зависимости от категории качества), то это может спровоцировать жалобы фермеров на намеренное уменьшение стоимости продукта со стороны фирмы-покупателя в целях манипулирования и снижения контрактных цен. Такая информационная асимметрия между покупателями и продавцами в отношении оценки качества может привести к хроническому недофинансированию фермерского производства, что, в свою очередь, отрицательно скажется на качестве продукции и участии в рыночных отношениях58.

Инновации в области дифференциации продукции по качеству в контрактных схемах могут помочь “декоммодифицировать” мелкомасштабное сельское хозяйство, то есть перейти от массового производства продукции одного уровня качества к производству продукции разных категорий качества. Кофе является примером продаваемого на международном рынке товара, который производят миллионы фермеров из Африки, Латинской Америки и Азии, а цены на этот товар низки и неустойчивы. В розничном секторе кофе становится все более дифференцированным продуктом, который покупают все больше искушенных потребителей.

Эта дифференциация по качеству создает участникам производственно-сбытовой цепочки возможность извлечь выгоду из возникающих ценовых различий. Но при этом модель ценообразования на основе качества продукции должна обеспечивать фермерам дополнительную доходность и снижение рисков за счет долгосрочных контрактов, предусматривающих фиксированные цены, количественные гарантии для нескольких сортов качества и прозрачные механизмы оплаты (см. врезку 3.5).

Интеграция фермеров в устойчивые производственно-сбытовые цепочки

Повышение продуктивности и коммерциализация фермерских хозяйств способствует увеличению доходов и улучшению условий жизни фермеров, но при этом может приводить и к ряду нежелательных последствий с точки зрения социальных и экологических аспектов устойчивого развития. Например, женщины-фермеры или те, кто владеет небольшими земельными участками, могут быть лишены доступа к современным производственно-сбытовым цепочкам, что приводит к различным видам неравенства и отсутствию возможностей для интеграции в процесс развития. Усиление давления со стороны рынков, вынуждающее использовать эффект масштаба, может усугублять положение мелких фермеров еще больше, а это является потенциальным источником социальных проблем.

Существуют также опасения, что увеличение производства сельскохозяйственных культур на экспорт, связанное с открытостью торговли и глобализацией, является главным движущим фактором обезлесения (см. вторую часть доклада). По оценкам, в 2000–2010 годах почти 70% вырубки лесов в Латинской Америке было обусловлено ростом товарного сельскохозяйственного производства63. Так как деревья способны поглощать большие количества углерода, то уменьшение площади лесов влечет не только рост его выбросов, которые являются фактором изменения климата, но и сокращает биоразнообразие, уничтожая естественную среду обитания флоры и фауны.

Экономисты в целом высоко оценивают рыночную экономику за формирование стимулов для людей к производству товаров и услуг, создание изобилия и содействие экономическому росту. При этом они признают, что в ряде случаев рынки могут оказаться неспособны согласовать интересы отдельных людей с интересами общества в целом. Функционирование рынков может приводить к негативным экологическим последствиям или невозможности решить социальные задачи, такие как сокращение неравенства.

Такие экологические и социальные последствия являются “внешними” по отношению к рынку и в ценах на сельскохозяйственную продукцию не учитываются. Чтобы привести рынки в соответствие с коллективными интересами и обеспечить социальное благополучие, рыночная экономика должна быть поддержана соответствующими институтами. Для того чтобы рынки обеспечивали учет тех издержек своей деятельности, которые в противном случае не учитывались бы, правительства обычно используют прямое регулирование, а также налоги и субсидии.

Например, некоторые правительства либо взимают налоги на пестициды, чтобы обеспечить учет экологических издержек для общества, связанных с их использованием, и сократить такое использование, либо субсидируют климатически оптимизированное сельское хозяйство. Для решения проблемы неравенства во всем мире создаются системы социальной защиты. В то же время рыночный механизм можно использовать и для производства общественных благ и достижения устойчивых результатов: для этого существуют определенные институциональные механизмы, например системы сертификации устойчивости.

Системы сертификации устойчивости и стандарты устойчивости

У правительств есть возможность регулирования рынков и вмешательства в их деятельность с помощью налогов и субсидий, но есть и другие субъекты, которые могут устранять проявления неэффективности рыночного механизма и обеспечивать экологические и социальные выгоды . Например, частный сектор, неправительственные организации и различные многосторонние инициативы могут инвестировать в создание добровольных стандартов и систем сертификации устойчивости в глобальных производственно-сбытовых цепочкахg.

Стандарты устойчивости приобретают все большее значение на глобальных рынках, особенно в отношении дорогостоящей продукции, прочно связанной с глобальными производственно-сбытовыми цепочками. Они часто рассматриваются как инструмент укрепления связей между мелкими фермерами из развивающихся стран с богатыми потребителями из промышленно развитых стран (о росте спроса на продукцию с сертификатами устойчивости см. вторую часть доклада)64. Для фермеров стимулами для внедрения стандартов устойчивости, соблюдения предусмотренных стандартами правил производства и прохождения регулярных проверок со стороны независимых агентств по сертификации (таких как FLOCERT, которое выдает сертификаты Fairtrade, или Международная федерация движений за органическое сельское хозяйство, которая сертифицирует органическую продукцию) являются более высокие и стабильные цены на сертифицированную продукцию и расширение доступа к рынкам. Более высокие цены на продукцию обычно компенсируют фермерам рост издержек производства и ведения хозяйства, которые необходимы для соблюдения стандартов.

КЕНИЯ
Африканская женщина собирает плоды кофейного дерева на кофейной плантации.

©iStock.com/Bartosz Hadyniak

Системы сертификации устойчивости преследуют различные цели. Например, стандарты органического сельского хозяйства обеспечивают стимулы для производства сельскохозяйственных культур без использования синтетических удобрений и пестицидов; стандарты добросовестной торговли направлены на улучшение доступа к рынкам и обеспечение справедливых цен на продукцию мелких фермеров в развивающихся странах. Другие системы включают ряд требований к экологически чистым методам ведения сельского хозяйства в целях содействия применению агроэкологических методов хозяйствования, таких как агролесоводство, использование органических удобрений и пестицидов, а также более безопасная переработка и удаление отходов.

Некоторые системы сертификации включают социальные нормы, направленные на улучшение условий труда и жизни фермеров и рабочих в развивающихся странах65. Эти нормы касаются безопасности и охраны здоровья трудящихся, их социальных прав, таких как вознаграждение в размере, равном или превышающим минимальный уровень заработной платы, права на образование для детей, а также мер политики в области детского труда. Другие сертификационные программы включают требования к созданию эффективных организаций производителей или работников; здесь задачей является укрепление рыночных позиций фермеров (подробнее о требованиях некоторых систем сертификации устойчивости см. рисунок 3.9).

Рисунок 3.9
СИСТЕМЫ СЕРТИФИКАЦИИ УСТОЙЧИВОСТИ: СТАНДАРТЫ И ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

Соблюдение требований систем сертификации устойчивости обычно подразумевает необходимость серьезных компромиссов. Например, положения об органическом сельском хозяйстве или о соблюдении других экологических норм, как правило, влекут увеличение издержек производства, которые фермеры не всегда могут переложить на потребителя. Сертификация устойчивости также может оставить “за бортом” этого процесса наименее благополучных фермеров, если они не могут соответствовать требованиям, установленным стандартами.

Экологические последствия применения систем сертификации устойчивости

Обычно системы сертификации устойчивости способствуют улучшению организации охраны окружающей среды. Например, в Бразилии, Гватемале, Колумбии, Коста-Рике и Мексике было признано, что методы хозяйствования мелких производителей кофе, сертифицированных в соответствии со стандартами, установленными одной из многонациональных корпораций, более благоприятны для окружающей среды, чем методы, применяемые несертифицированными фермерами66. Было показано, что эта положительная взаимосвязь между сертификацией и экологическими выгодами более выражена в тех случаях, когда фермеры объединены в кооперативы, а не продают свою продукцию напрямую частным посредникам, таким как торговцы и производители кофе.

Так как разные посредники могут передавать фермерам различные сигналы о применяемых стандартах, то одним из важных факторов, влияющих на достижение результатов в экономической, экологической и социальной сферах за счет применения систем сертификации устойчивости, является институциональная структура производственно-сбытовой цепочки67. Обычно считается, что фермерские группы или кооперативы располагают более широкими возможностями для оказания сертифицированным фермерам технической помощи и консультаций по вопросам управления.

В Коста-Рике стандарты органического сельского хозяйства способствовали сокращению использования удобрений, пестицидов и гербицидов и увеличению использования органических удобрений среди сертифицированных производителей кофе. Вместе с тем анализ показал, что, несмотря на значительные экологические выгоды, обеспечиваемые такими стандартами, для фермеров они, вероятно, сопряжены с высокими издержками, которые должны быть компенсированы более высокой надбавкой к цене68.

Было установлено, что в бассейне реки Тапи в Таиланде, где производится 60% пальмового масла в стране, производители натурального пальмового масла, имеющие сертификаты RSPO (“Круглый стол по вопросам устойчивого производства пальмового масла”), оказывают наименьшее воздействие на окружающую среду, особенно с точки зрения вклада в глобальное потепление и фотохимическое образование озонаh. Это стало результатом эффективного использования удобрений, хорошего качества плодов масличной пальмы для переработки в пальмовое масло и грамотной утилизации отходов69. Однако в Индонезии стандарты RSPO, по-видимому, оказались неэффективны в плане достижения целей в области биоразнообразия и защиты среды обитания орангутангов. Это было связано с отсутствием информации о распространении орангутангов в лесах, а также с тем, что пальмоводам не компенсировали надлежащим образом их расходы, связанные с соблюдением стандартов70.

В Никарагуа кофейные фермы, соблюдающие ряд стандартов устойчивости (включая Coffee and Farmer Equity [C.A.F.E.] Practices, Fairtrade, Organic, Rainforest Alliance и UTZ), продемонстрировали улучшение экологических показателейi. Эти показатели включали увеличение накопления углерода в деревьях, используемых для притенения кофейных плантаций, более передовые методы сохранения почв и переработки плодовой мякоти кофе, а также применение органических удобрений71.

Выращивание кофе в тени содействует поддержанию многочисленных экосистемных услуг, таких как адаптация к изменению климата, уничтожение вредителей птицами и производство продуктов питания и других продуктов, имеющих хозяйственную ценность, с помощью затеняющих деревьев. В Эфиопии сертификационные программы Rainforest Alliance, поощряющие выращивание кофе в тени деревьев, стали действенным инструментом сдерживания деградации лесов72. Благодаря соответствующим стимулам (сертифицированные фермеры получали за свой кофе цены на 15–20% выше рыночных) в сочетании с высокими стандартами сертификации и организацией мониторинга плотность лесного покрова на сертифицированных кофейных плантациях была выше, чем на несертифицированных.

Экономические последствия применения систем сертификации устойчивости

Одной из главных целей многих систем сертификации устойчивости является повышение благосостояния и доходов мелких фермеров. Но есть риск, что многие из этих систем могут “оставить за бортом” наименее благополучных мелких фермеров.

Например, в Таиланде было показано, что доходы производителей овощей, соответствующих международным стандартам устойчивости, установленным системой сертификации GlobalGAP, в первый год сертификации в среднем на 90% превышают доходы фермеров, не прошедших сертификациюj. Правда, эта оценка не учитывает затрат на соблюдение установленных требований. Получение сертификата GlobalGAP зависит от соблюдения строгих требований к безопасности и отслеживаемости пищевых продуктов, охране окружающей среды, благополучию животных, а также здоровью и безопасности работников. Кроме того, GlobalGAP требует наличия в хозяйстве системы управления качеством, предусматривающей соответствие процессов, процедур и обязанностей установленным требованиям сертификации. Создание такой системы требует определенных навыков, поэтому фермеры либо организуют группы или кооперативы при поддержке доноров, либо прибегают к помощи фирм-экспортеров. Доноры и экспортеры также частично покрывали высокие первоначальные постоянные издержки, связанные с принятием стандартов GlobalGAP73.

Фермерам необходимо оказывать поддержку во внедрении и дальнейшем соблюдении строгих стандартов. В случае с производителями овощей в Таиланде анализ показывает, что для фермеров, объединившихся в кооперативы, из-за затрат на соблюдение стандартов GlobalGAP дальнейшую сертификацию могут себе позволить только более крупные фермеры, особенно после прекращения донорской поддержки. Было показано, что получение помощи от экспортера помогает справиться с первоначальными затратами, связанными с внедрением стандартов, и повысить вероятность повторной сертификации на 85%. Решающим фактором, способствующим интеграции мелких фермеров в рынки дорогостоящей сертифицированной продукции, является создание фермерских групп и долгосрочных партнерских отношений как между участниками производственно-сбытовых цепочек, так и с агентствами в области развития и неправительственными организациями.

В Уганде, как показывают исследования, экономические выгоды от сертификации кофе на соответствие стандартам устойчивости могут лишь частично компенсировать затраты на соблюдение установленных требований74. Учредив сельские объединения производителей, фермеры могут воспользоваться технической поддержкой неправительственных организаций для получения коллективной сертификации и увеличения объемов поставок сертифицированного кофе.

В Кот-д’Ивуаре кооперативы фермеров – производителей какао играют центральную роль в оказании помощи своим членам в соблюдении стандартов Fairtrade. Организация Fairtrade занимается вопросами укрепления источников средств к существованию мелких фермеров и оказывает поддержку коллективным действиям фермеров. Сертификация дается кооперативам и предусматривает минимальные гарантированные цены на сертифицированную продукцию, а также премию Fairtrade за предоставление кооперативам технических консультаций и вводимых ресурсов75. По имеющимся данным, у фермеров, сертифицированных по системе Fairtrade, урожайность в среднем на 13% выше, а цена, получаемая за их продукцию, на 4% больше, чем у несертифицированных. Потребительские расходы на душу населения у сертифицированных фермеров в среднем на 20% выше, чем у несертифицированных производителей76.

Установлено также, что на вероятность получения сертификации и на производительность и доход фермеров влияют характеристики кооперативов. Так, в Кот-д’Ивуаре в секторе производства какао вероятность получить сертификацию выше у кооперативов с более значимыми активами и более качественным предоставлением услуг, но сертификация Fairtrade по большей части способствовала увеличению доходов фермеров – производителей какао, которые были членами менее богатых кооперативов. Это говорит о том, что надбавка к цене, обеспечиваемая сертификатом Fairtrade и направленная на поддержку кооперативов, повышает их возможности в области предоставления технических консультаций и вводимых ресурсов.

Поскольку в условиях экономического роста, урбанизации и повышения уровня жизни предпочтения потребителей из развивающихся стран меняются, национальные системы сертификации приобретают все большую популярность, поскольку они предоставляют потребителям информацию как о качестве, так и о безопасности пищевых продуктов. Во Вьетнаме популярности национальных систем сертификации, таких как VietGAP, способствовало быстрое проникновение супермаркетов на внутренние рынки. Для мелких фермеров получение таких сертификатов является возможностью выйти на рынки дорогостоящей и дифференцированной продукции. Национальные стандарты обычно мягче международных: например, VietGAP рекомендует использовать методы интегрированной защиты растений (ИЗР), а для получения сертификата GlobalGAP это является необходимым условием.

Было показано, что у имеющих сертификат VietGAP фермеров из провинции Тхайнгуен на северо-востоке Вьетнама, занимающихся выращиванием зеленого чая как индивидуально, так и в кооперативах, доступ к прибыльным внутренним производственно-сбытовым цепочкам лучше, а цены на их продукцию на 11–20% выше, чем у тех, кто выращивает несертифицированный чай. В то же время, поскольку в сертифицированных хозяйствах для соблюдения стандартов использовалось больше рабочей силы, их затраты на рабочую силу оказались вдвое выше, чем в несертифицированных. Но несмотря на возросшие издержки производства, чистая прибыль сертифицированных хозяйств была примерно на 30% выше, чем несертифицированных77.

Как правило, интеграция мелких фермеров в производственно-сбытовые цепочки продукции, сертифицированной на устойчивость, приводит к получению экономических выгод. Но если судить по последним обзорам, то влияние сертификации устойчивости на выручку от продаж, доходы фермерских хозяйств и заработки в сельском хозяйстве является неоднозначным65,78. Различия результатов исследований могут быть обусловлены не только местной спецификой, которая в ходе анализа зачастую игнорируется или учитывается не полностью, но и различиями требований и услуг, предусмотренных разными системами сертификации.

Например, в Уганде было установлено, что участие фермерских хозяйств в различных комбинациях систем сертификации производства кофе (двойная сертификация Fairtrade–Organic и тройная сертификация UTZ–Rainforest Alliance–4Ck) отрицательно сказывается на ситуации с бедностью, производством и производительностью труда, т.е. тем или иным образом не позволяет увеличить доходы79. С одной стороны, несмотря на надбавку к цене в размере 11%, которую фермеры получали при наличии сертификатов по системам Fairtrade–Organic, производительность труда и доходы из-за снижения урожайности падали. С другой стороны, программа тройной сертификации имела серьезный положительный эффект: урожайность возросла примерно на 45%, что привело к росту выручки от продажи кофе, увеличению общего дохода домохозяйств и доходов на душу населения, а также сокращению масштабов нищеты.

Другие исследования показывают, что участие мелких фермеров в системах сертификации устойчивости может повысить уровень их благосостояния в краткосрочной перспективе, а в долгосрочной результаты оказываются неоднозначными, и для некоторых домохозяйств возможностью выбраться из нищеты становится интеграция в рынок труда80. Системы сертификации устойчивости являются не единственным способом обеспечения устойчивого роста, но обычно они считаются инструментом создания структурированной системы достижения и регистрации улучшений с помощью четко определенных правил, показателей и механизмов.

Социальные последствия применения систем сертификации устойчивости: образование и гендерные вопросы

Многие системы сертификации устойчивости содержат конкретные требования, которые соответствуют социальным принципам. Например, в Fairtrade требуется, чтобы сертифицированные фермерские организации оказывали содействие недискриминационным подходам, обеспечивали охрану здоровья и безопасность условий труда работников и запрещали использование детского труда. Такие системы могут стимулировать инвестиции в образование детей. Например, данные, полученные у мелких производителей кофе в Уганде, свидетельствуют о том, что домохозяйства, имеющие сертификаты Fairtrade, тратят на образование детей на 146% больше и держат детей в школе дольше, чем домохозяйства, не имеющие таких сертификатов. Анализ последствий применения многих систем сертификации показал, что доходы от продажи товарных культур часто используются для более крупных инвестиций, например в обучение, что непосредственно способствует образованию детей81.

Инвестиции в образование детей обычно возрастают с увеличением дохода, но решения домохозяйств, касающиеся образования, могут носить комплексный характер и определяться целым рядом факторов. Во многих исследованиях результаты неоднозначны, но в целом можно установить положительную связь между участием в производственно-сбытовых цепочках сертифицированных продуктов питания и обучением в школе65. Например, в Оахаке и Чьяпасе, сельских районах на юге Мексики, было установлено, что участие домохозяйств в кооперативах, имеющих сертификаты Fairtrade–Organic, в большей степени увеличивает продолжительность обучения в школе девочек, а не мальчиков. Если у девушек в возрасте от 16 до 25 лет продолжительность школьного образования увеличивается примерно на 0,7 года, то у мальчиков результаты получаются менее выраженными, что, вероятно, связано с тем, что на сельских рынках труда у мужчин возможностей больше, чем у женщин82.

Системы сертификации могут также оказывать разное влияние на положение разных членов домохозяйств в зависимости от их роли в выращивании сельскохозяйственных культур, возможностей контроля над доходами и полномочий в плане принятия решений. Обычно сертифицированные культуры являются традиционными товарными культурами, в отношении которых контроля больше у мужчин. Если сертификация повышает рентабельность традиционных товарных культур, то существующие гендерные роли могут быть усилены, а различные виды неравенства – усугублены65. В целом коммерциализация фермерских хозяйств может привести к изменению гендерных ролей и снижению доли доходов, контролируемых женщинами.

Некоторые системы сертификации, такие как Fairtrade и UTZ, предусматривают конкретную гендерную и недискриминационную политику, которая может способствовать улучшению положения женщин и сокращению традиционного гендерного неравенства в доступе к информации, вводимым ресурсам и услугам. Так, некоторые стандарты требуют, чтобы фермерские организации поощряли участие женщин в регулярном обучении по сельскохозяйственной тематике и вели учет информации об этом, проводили семинары-практикумы в целях повышения осведомленности по гендерным вопросам или предлагали услуги, ориентированные на неблагополучные группы населения, например на женщин.

Как показал анализ сертифицированных домохозяйств из Уганды, занимающихся производством кофе, стандарты, нацеленные на содействие гендерному равенству, помогают успешно интегрировать женщин в производственно-сбытовую цепочку сертифицированного кофе. Полученные результаты указывают на то, что в сертифицированном домохозяйстве вероятность того, что доходами от продажи кофе распоряжается мужчина, значительно ниже, чем в несертифицированных хозяйствах. Это может быть связано с тем, что в системе сертификации учитывается гендерный фактор, а также с увеличением числа работающих женщин в домохозяйстве. Поскольку стандарты качества повышают спрос на рабочую силу и женщины работают больше, это означает, что такие стандарты увеличивают рыночные позиции женщин и их влияние на принятие решений83.

Но все эти гендерно-обусловленные последствия тоже зависят от конкретной ситуации. Например, расширение участия женщин в рабочей силе, обусловленное программами сертификации, может увеличить нагрузку, которую несут женщины, и поставить под угрозу другие возможности трудоустройстваl.

Сертификация устойчивости может приносить также дополнительные нематериальные социальные выгоды. Стандарты Fairtrade в отношении наемного труда включают положения о распределении надбавок, содействии свободе самовыражения, обеспечении безопасных условий труда и предоставлении условий для коллективных переговоров о безопасных, достойных и справедливых условиях труда. Было проведено исследование влияния сертификации Fairtrade на уровень благополучия наемных рабочих на банановых плантациях в Доминиканской Республике, где производство бананов непосредственно обеспечивает рабочие места примерно 32 000 рабочих. Банан является одним из самых продаваемых тропических товаров в мире, но лишь 5–8% продукции получает сертификаты Fairtrade или соответствует другим стандартам устойчивости. Это исследование выявило в целом положительное влияние сертификации на положение рабочих, в частности за счет предоставления компенсаций в натуральной форме, обеспечения им чувства гарантии занятости, улучшения возможностей высказать свое мнение и формирования условий для создания личных сбережений84.

ЧЕТВЕРТАЯ ЧАСТЬ доклада посвящена возможностям повышения эффективности и инклюзивности агропродовольственных рынков с помощью цифровых технологий. Проведен анализ цифрового разрыва в сельском хозяйстве между странами и внутри них и возможностей цифровых технологий в плане устранения неэффективности рыночных механизмов. Рассмотрен целый ряд различных приложений: от текстовых сообщений с информацией о ценах до сложных платформ электронной торговли, позволяющих фермерам интегрироваться в рынок, а также использование блокчейна в производственно-сбытовых цепочках. Перечислены преимущества цифровых технологий с точки зрения их вклада во все аспекты устойчивого развития, а также связанные с ними риски и необходимость разработки соответствующих мер политики и нормативно-правовых механизмов.

Основные тезисы

1 Цифровые технологии оказывают глубокое воздействие на экономику и общество и коренным образом преобразуют агропродовольственные рынки. Ситуация с подключением к интернету значительно улучшилась, но цифровой разрыв между странами и между различными группами населения до сих пор существует. В особенно неблагоприятном положении находятся женщины из сельских районов развивающихся стран.

2 Цифровые технологии могут использоваться для устранения многочисленных проявлений неэффективности рыночного механизма и в качестве инструмента содействия интеграции мелких фермеров в рынки и производственно-сбытовые цепочки. Они могут также способствовать развитию международной торговли и действенному улучшению институциональных механизмов рыночной экономики в интересах достижения устойчивых результатов.

3 Цифровые приложения могут принести большую пользу с точки зрения повышения эффективности, улучшения возможностей отслеживания пищевой продукции и обеспечения прозрачности рынков и производственно-сбытовых цепочек. Однако долгосрочные последствия их преобразующего воздействия, а также связанные с ним риски пока изучены не полностью.

Ключевые меры

Необходимы эффективные государственно-частные партнерства, грамотное регулирование, способствующее активному участию частного сектора, и согласованность политики; все это будет содействовать улучшению цифровой инфраструктуры и совершенствованию навыков жителей сельских районов, а также освоению цифровых технологий, особенно на агропродовольственных рынках развивающихся стран.

Критически важно проводить непрерывные исследования и анализ потенциального воздействия цифровых технологий на агропродовольственные рынки, их структуру и функционирование. Это необходимо для составления более точных прогнозов их негативного влияния и содействия достижению устойчивых результатов.

Для понимания проблем, возникающих в связи с применением цифровых технологий, и устранения связанных с этим рисков необходимо расширение сотрудничества и консенсус между всеми заинтересованными сторонами, включая правительства, частный сектор и самих фермеров, в целях совершенствования механизмов управления.

Цифровые технологии стремительно преобразуют нашу экономику и общество. Их внедрение позволяет снижать информационные и транзакционные издержки, повышать эффективность, создавать новые рабочие места, формировать новые источники дохода и экономить ресурсы. Но при этом они могут иметь и разрушительные последствия, видоизменяя или вытесняя из нашей жизни определенные продукты и виды деятельности. Цифровые технологии могут помочь сельскому хозяйству справиться с теми глобальными вызовами, с которыми оно сталкивается. Такими вызовами являются необходимость увеличения производства безопасных и питательных продуктов питания в достаточном количестве в целях обеспечения продовольственной безопасности растущего населения планеты, создание рабочих мест, повышение доходов, сокращение масштабов нищеты и содействие экономическому росту в сельских районах, а также рациональное использование природных ресурсов.

Некоторые цифровые технологии ускоряют эволюцию производственно-сбытовых цепочек в продовольствии и сельском хозяйстве. Другие технологии оказывают существенное влияние на вклад труда, капитала и других вводимых ресурсов в производство, переработку и сбыт продуктов питания. Поэтому внедрение цифровых технологий может привести к изменению относительных цен, что нарушит функционирование рынков.

Примерами цифровых технологий, которые могут произвести революцию в сельском хозяйстве и производственно-сбытовых цепочках, являются датчики, спутники, роботы и дроны. Датчики и спутники поставляют информацию о состоянии почвы, погоде и температуре, а также о росте сельскохозяйственных культур. Они дают фермерам возможность повысить урожайность за счет оптимизации управления своими хозяйствами, сокращения использования удобрений, пестицидов и воды, а также способствуют достижению более высоких и устойчивых результатов. Интернет вещей, т.е. подключение к интернету роботов, дронов и транспортных средств, может повысить рентабельность таких трудоемких задач, как мониторинг здоровья растений и посев сельскохозяйственных культур.

Эти технологии также порождают колоссальные объемы данных, которые можно объединять с другой информацией, сохранять, анализировать и использовать для поддержки процессов принятия решений. Такие “большие данные” могут содержать целый ряд информационных активов, которые можно обрабатывать с помощью новых методов анализа, таких как искусственный интеллект, и оценивать возможные последствия с учетом ряда действий и условий. Все это может стать подспорьем для планирования дальнейших мероприятий (определения цифровых технологий и инноваций см. во врезке 4.1).

Технология распределенного реестра (ТРР), например блокчейн, может оказаться крайне полезной в нижних звеньях производственно-сбытовой цепочки, поскольку создает безопасный и децентрализованный способ осуществления транзакций между участниками, надежность которых не подтверждена. В сочетании с датчиками, которые передают информацию о сроках поставки на каждом этапе производственно-сбытовой цепочки, а также о качестве продукции, ТРР может нарушать вертикальную координацию деятельности, в которой участвуют многочисленные субъекты по всей цепочке “от фермы до стола”.

Все эти изменения происходят на фоне эволюции глобальных продовольственных систем в целом, и цифровые технологии способствуют ускорению этой эволюции. Под влиянием экономического роста, урбанизации и современного образа жизни меняются потребительские предпочтения, что, в свою очередь, оказывает влияние на рынки. Постепенно растет потребительский спрос на более дорогостоящие продукты, имеющие высокую питательную ценность и гарантии качества.

Однако между странами существует серьезный цифровой разрыв, отражающий различия в доступе к информации и технологиям. Цифровой разрыв имеет место и внутри стран, между сельскими и городскими районами, между мужчинами и женщинами, а также между разными секторами. Но нигде он не проявляется так явственно, как в сельском хозяйстве. Товарные фермерские хозяйства и предприятия из развитых стран и стран с формирующейся рыночной экономикой интенсивно используют новые технологии уже сейчас, тогда как мелкие фермеры из многих развивающихся стран по-прежнему борются за доступ к информации, рынкам и ресурсам.

Цифровой разрыв

Технологические инновации абсолютно необходимы для экономического роста. Когда появляется какая-то инновация, за ней обычно следуют те или иные улучшения; кроме того, зачастую инновации используются иначе, чем предполагалось изначально. Для масштабного распространения инноваций на рынке может потребоваться время. Обычно это связано с затратами на внедрение технологий, но свою роль тут играют также наличие положительного отношения к соответствующему новшеству и знакомство с ним, особенно если речь идет о распространении более сложных инноваций.

Стационарные телефоны как средство связи были вытеснены мобильными, а абонентов мобильного широкополосного доступа уже значительно больше, чем абонентов фиксированного широкополосного доступа (рисунок 4.1). Отчасти такая скорость освоения технологии мобильной связи стала возможной потому, что связанные с ней затраты на инфраструктуру оказались более низкими. Качество связи значительно улучшилось, и в целом можно утверждать, что в настоящее время большая часть населения планеты живет в зоне покрытия сигнала сотовой связи, вне зависимости от того, являются ли эти люди абонентами или пользователями сети.

Рисунок 4.1
Численность абонентов фиксированной и мобильной телефонной связи, а также фиксированного и мобильного широкополосного доступа к интернету в мире, 2015–2019 годы (на 100 человек)

Однако с точки зрения покрытия сети и количества абонентов между странами существуют серьезные различия, и главным образом они обусловлены различиями в среднем доходе на душу населения (рисунок 4.2). В том, что касается покрытия сети, различия между странами меньше, в отличие от количества абонентов мобильной связи, которое дает более адекватное представление о доступе к мобильным телефонам. Например, в Таиланде насчитывается почти 180 абонентов на 100 жителей: это означает, что кто-то владеет несколькими SIM-картами или устройствами (модулями идентификации абонента), а у кого то мобильного устройства может вообще не быть. Последние данные по Нигеру показывают, что там на 100 жителей приходится лишь 40 абонентов мобильной связи6.

Рисунок 4.2
Доступ к мобильной сотовой связи в отдельных странах, 2018 год

По оценкам, в 2019 году Интернетом пользовались примерно 54% жителей планеты4. Интернет становится все доступнее, но в этом аспекте разрыв между странами сохраняется и по мере снижения среднего дохода на душу населения постепенно нарастает. В наименее развитых странах ниже не только уровень доступа, но и уровень развития соответствующей инфраструктуры (рисунок 4.3).

Рисунок 4.3
Пользователи интернета как доля населения страны, %

В наименее развитых странах количество пользователей Интернета невелико: в 2019 году им пользовались лишь 19% населения. В Африке в том же году домашний интернет был только у 18% домохозяйств. В 2019 году численность абонентов мобильного широкополосного доступа в Африке составляла всего 34 на 100 жителей3.

С точки зрения подключения к интернету разрыв между городскими и сельскими районами по-прежнему велик, что затрудняет возможность фермеров осваивать новые технологии, внедрять инновации и участвовать в рыночных отношениях. В сельских районах Африки доступ к интернету имеют в среднем лишь 10% домохозяйств, но в отдельных странах региона эти показатели могут быть значительно ниже5. Гендерный дисбаланс распространяется и на цифровую сферу: уровень доступа к интернету самый низкий у сельских женщин. Во всем мире доступ к интернету имеют 48% женщин и 58% мужчин3.

В развитых странах показатели подключения к интернету сельских районов выше. Самый высокий показатель подключения к интернету в Дании: там интернетом пользуются 97% сельских мужчин и женщин, и разрыва с городскими районами практически нет. В развивающихся странах разрыв между городскими и сельскими районами очень значимый. По последним данным, в Многонациональном государстве Боливия интернетом пользуются 15% сельских женщин и почти 53% городских. В Нигере интернетом пользуются лишь 0,6% сельских женщин (рисунок 4.4)6.

Рисунок 4.4
Пользователи интернета в отдельных странах в разбивке по полу и месту жительства, 2018 год, %
  • Важным технологическим прорывом стали смартфоны – мобильные телефоны с сенсорным интерфейсом, обладающие некоторыми функциями компьютера. Они позволяют домохозяйствам получить доступ к интернету без компьютера. С 2014 года количество домохозяйств, имеющих доступ к интернету, действительно превышает количество домохозяйств, в которых есть компьютер3. Снижение стоимости смартфонов может способствовать значительному сокращению цифрового разрыва.

В Дании и Республике Корея количество абонентов свидетельствует о том, что там на одного жителя приходится несколько смартфонов. При этом доля абонентов мобильного широкополосного доступа, пользующихся услугами передачи данных и голосовой связи (этот показатель дает представление о численности абонентов и владельцев смартфонов), во многих странах остается низкой (рисунок 4.5).

Рисунок 4.5
Доля абонентов мобильного широкополосного доступа, пользующихся услугами передачи данных и голосовой связи, в общей численности населения отдельных стран, 2018 год

Доступ к интернету необходим для обеспечения равного доступа к информации и слугам. Насущной необходимостью является сокращение цифрового разрыва между странами, между городскими и сельскими районами, а также между мужчинами и женщинами. Необходимо также обеспечить охват пожилых людей и уязвимых групп населения, поскольку они сталкиваются с дополнительными ограничениями.

Важная роль в создании надлежащих условий для внедрения инноваций и дальнейшего технологического развития принадлежит правительствам7. Ключевыми факторами, позволяющими обеспечить сельским домохозяйствам возможность воспользоваться преимуществами цифровой революции, остаются традиционные составляющие процесса развития. Для того чтобы мелкие фермеры могли участвовать в современной экономике, необходимо обеспечить доступ к образованию и улучшение физической инфраструктуры. Создание благоприятных условий для цифровизации сельского хозяйства требует: i) развития и совершенствования инфраструктуры – как для ИКТ, так и для других целей; 
ii) развития у людей навыков эффективного использования интернета, так чтобы они могли извлечь пользу из цифровизации; и iii) разработки нормативно-правовой базы, которая, способствуя развитию инноваций, учитывала бы специфику и риски, связанные с цифровизацией.

В “деревнях Таобао” в Китае (см. врезке 4.3) реализована новая, инновационная модель экономического развития, основанная на электронной торговле. Предпосылками для создания цифровых бизнес-платформ, в которых могут участвовать фермеры, были повышение уровня образования и устройство логистической и коммуникационной инфраструктуры. Новая бизнес-модель, используемая в этих деревнях, проливает свет на то, как можно решить проблемы регулирования.

Для расширения охвата цифровыми технологиями потребуются партнерские отношения нового типа. Для успешной цифровизации производственно-сбытовых цепочек в продовольствии и сельском хозяйстве, которая сулит преимущества в социальных, экономических и экологических вопросах, необходимы государственно-частные партнерства и сотрудничество многих заинтересованных сторон.

Цифровизация сельского хозяйства

В развитых и развивающихся странах цифровизация в сфере продовольствия и сельского хозяйства идет разными путями. Благодаря интернету появилась возможность создания множества технологий. Потенциал и результаты применения некоторых из них мы видим уже сейчас, как, например, в случае платформ электронной торговли. Другие – например, технология распределенного реестра – такого широкого применения пока не получили. Для того чтобы обеспечить их позитивный вклад в устойчивое развитие сектора и в достижение всех экономических, социальных и экологических задач, необходимо более глубокое понимание их потенциала и присущих им недостатков.

Нигде цифровой разрыв не проявляется так ярко, как в сельском хозяйстве. В развитых странах и странах с формирующейся рыночной экономикой технологии используются в сельском хозяйстве шире. Быстрые темпы внедрения инноваций, позволяющих собирать, хранить и анализировать данные с помощью цифровых технологий, коренным образом меняют производственные системы и производственно-сбытовые цепочки. Например, во многих странах и регионах, таких как Центральная и Северная Европа, Северная Америка, Аргентина и Австралия, где крупные фермерские хозяйства способны обеспечить эффект масштаба и более высокую отдачу от инвестиций в технологии, одним из инновационных решений становится прецизионное сельское хозяйство8.

В методах прецизионного сельского хозяйства для выращивания сельскохозяйственных культур и оптимизации использования рабочей силы, удобрений, пестицидов и водных ресурсов применяются спутниковые системы позиционирования, дистанционное зондирование и интернет вещей. Эти методы не только увеличивают эффективность, но и могут повышать безопасность пищевых продуктов и уменьшать негативное воздействие сельскохозяйственного производства на окружающую среду. Кроме того, в ходе ведения прецизионного сельского хозяйства генерируются данные, которые могут быть включены в аналитику “больших данных” и использованы в качестве подспорья для принятия решений. Такие технологические достижения могут оказывать значительное влияние на рынки сельскохозяйственной рабочей силы, капитала, а также продовольственных и сельскохозяйственных вводимых ресурсов.

Однако в некоторых развивающихся странах внедрение цифровых технологий идет медленно. Единственными используемыми приложениями зачастую являются текстовые сообщения, передаваемые по мобильным телефонам, или просто автономные цифровые видеоролики, в которых одни фермеры делятся информацией с другими. Но есть и ряд инициатив, направленных на решение конкретных проблем мелких фермеров и принесших многочисленные выгоды (см. врезке 4.2).

В целом продуктивность сельского хозяйства выше в тех странах, где практикуются надлежащие методы регулирования9. Эффективное регулирование может улучшать доступ к цифровым технологиям, усиливать координацию действий участников продовольственной производственно-сбытовой цепочки и способствовать росту производительности и доходов. Существующий в сельском хозяйстве цифровой разрыв между развитыми и развивающимися странами становится более очевидным, если рассматривать эту проблему с точки зрения наличия благоприятных условий.

Новый набор данных, подготовленный Всемирным банком в рамках проекта “Содействие развитию бизнеса в сельском хозяйстве” (Enabling the Business of Agriculture – EBA), позволяет проводить сравнительный анализ нормативных актов, способствующих созданию благоприятных условий для предоставления и использования услуг в области цифровых технологий, особенно в сельских районах. Данные проекта EBA включают информацию, связанную с системой лицензирования мобильных операторов, управлением спектром и совместным использованием инфраструктуры10.

Показатель качества регулирования в области ИКТ в проекте EBA показывает уровень цифрового разрыва в сельском хозяйстве между развитыми и развивающимися странами (рисунок 4.6). В субсахарской Африке и в Южной и Восточной Азии проблемы с продвижением цифровых технологий в сельском хозяйстве достаточно серьезны. Ни в одной из стран этих регионов не введено никаких мер регулирования, которые бы стимулировали конкуренцию между мобильными операторами за выход на телекоммуникационные рынки. В странах же ОЭСР с высоким уровнем дохода нормативная база в этой области хорошо проработана: она обеспечивает частному сектору стимулы к расширению возможностей подключения за пределами городских центров.

Рисунок 4.6
Содействие развитию бизнеса в сельском хозяйстве: показатель качества регулирования в области ИКТ

Для повышения темпов внедрения цифровых технологий в сельских районах развивающихся стран необходимы инвестиции в факторы спроса и предложения. Со стороны предложения необходимо обеспечить должный охват сельских сетей и доступность цифровых приложений. Факторы спроса включают соответствующий уровень компьютерной грамотности и цифровых навыков, особенно у мелких фермеров. Все это требует целого ряда мер государственной политики, а главное, создания такой нормативно правовой среды, которая способствовала бы привлечению частных инвестиций11. Для расширения возможностей широкополосного доступа и снижения затрат пользователей в разных странах и внутри стран необходимо эффективное регулирование, которое будет также способствовать развитию рыночной конкуренции. Решению проблем с инфраструктурой и обеспечению доступа в том числе и в сельских районах может содействовать участие государства в инвестициях в рамках государственно-частных партнерств. Государственно-частным партнерствам принадлежит важная роль в привлечении частных инвестиций в развивающихся странах с низким уровнем доходов5.

Цифровые технологии и проявления неэффективности рыночных механизмов

Причиной отсутствия или вялой конъюнктуры сельскохозяйственных рынков во многих развивающихся странах являются высокие информационные и транзакционные издержки. Развитию рынков способствует улучшение инфраструктуры. Существует ряд институциональных механизмов, которые направлены на снижение издержек, связанных с поиском закупщика и проведением переговоров о сделке, торгом, заключением соглашения и его мониторингом; одним из таких механизмов является ведение сельского хозяйства на контрактной основе (см. третью часть доклада). В современных продовольственных производственно-сбытовых цепочках возникают дополнительные издержки, которые часто связаны с информацией о потребительских предпочтениях, особенно в плане качества и безопасности пищевых продуктов. Цифровые технологии могут способствовать снижению этих издержек и расширению доступа к рынкам за счет устранения многих препятствий, с которыми сталкиваются мелкие фермеры на пути интеграции в официальную экономику и производственно-сбытовые цепочки7. Например, в цифровой среде затраты на поиск значительно ниже, чем в физическом, аналоговом мире, и это расширяет как качество, так и масштабы поиска.

Снижение затрат на поиск существенно поможет покупателю и продавцу быстрее найти друг друга, как, например, в условиях электронной торговли с помощью цифровых платформ, а также сократить издержки на ведение переговоров, что будет способствовать усилению рыночных позиций фермеров12. Благодаря расширению возможностей согласования, обеспечиваемому цифровыми технологиями, покупатели и продавцы могут составить контракт таким образом, чтобы он полностью отвечал их предпочтениям. Облегчение процедур обмена может повлиять как на цены, так и на их разброс. Например, снижение затрат фермеров на поиск закупщиков, которые могут предложить им самую высокую цену на их продукцию, может уменьшить разброс цен у разных фермеров и на разных рынках. Все эти преимущества помогают повысить уровень благосостояния.

Цифровые технологии также облегчают процедуру проверки репутации и надежности продавцов и покупателей. Например, ТРР позволяет получить доступ к различным категориям информации об истории бизнеса, включая уровни цен, методы производства, качество продукции и другие аспекты. Это может содействовать как заключению контрактов, так и функционированию рынков дифференцированной и сертифицированной продукции, которая может продаваться по более высоким ценам, что повлечет соответствующие экологические и социальные результаты (о системах сертификации устойчивости см. в третьей части доклада).

Кроме того, такой низкозатратный товарообмен может оказывать влияние на организацию работы фирм и способствовать вертикальной интеграции и созданию глобальных производственно-сбытовых цепочек (о глобальных производственно-сбытовых цепочках см. во второй части доклада). Данные из обрабатывающей отрасли говорят о том, что низкие информационные издержки позволяют менеджерам получать более четкое представление о ситуации на местах и облегчают решение проблем непосредственным исполнителям13.

И хотя в цифровом мире стоимость транспортировки практически равна нулю (поскольку информацию можно без труда тиражировать и распространять), роль физического расстояния в формировании торговых издержек остается достаточно значимой. Во всем мире цифровые технологии позволяют производителям и потребителям получать доступ к расширенной информации о товарах, но оценить влияние этого фактора на торговлю трудно. Данных на этот счет мало, но, как показывают некоторые исследования, несмотря на то, что с увеличением расстояний торговые потоки уменьшаются, по информации в интернете и оффлайн можно предположить, что в онлайн-операциях расстояние может иметь меньшее значение14.

Например, ЭФС (ePhyto) – это программный комплекс для обработки и удаленного (облачного) хранения фитосанитарной информации, представленной в специальном стандартном формате. Эта платформа для работы с электронными фитосанитарными сертификатами была разработана Международной конвенцией по карантину и защите растений (МККЗР). ЭФС позволяет обмениваться фитосанитарными сертификатами, которые выдаются странами-экспортерами по требованию стран-импортеров. Выдача сертификатов и обмен ими осуществляются в электронном виде; таким образом, система ЭФС оказывает содействие торговле за счет снижения издержек, связанных с сортировкой, распространением, извлечением и архивированием фитосанитарной информации. Размещение фитосанитарных сертификатов на электронной платформе снижает риск их подделки, улучшает коммуникацию и сокращает вероятность недоразумений и споров. Тем самым эта платформа повышает эффективность и сокращает задержки в работе. Кроме того, эта инновация обеспечивает инклюзивный характер торговли: развивающиеся страны с низким уровнем дохода могут подключиться к этой электронной системе без необходимости нести все расходы по созданию и обслуживанию программного обеспеченияa.

Таким образом, цифровые технологии обладают потенциалом для устранения различных видов информационной асимметрии на рынках, улучшения доступа фермеров к рынкам и изменения структуры управления производственно-сбытовыми цепочками5. Кроме того, они являются важным инструментом реализации Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года и целей в области устойчивого развития, поскольку могут быть использованы для содействия созданию более продуктивной, невосприимчивой к внешним факторам, устойчивой и прозрачной продовольственной системы7.

Расширение доступа к информации

Для фермеров особенно важна информация о ценах. Цены сигнализируют о возможностях для производителей, потребителей и торговцев: например, в случаях, когда избыточный спрос создает более выгодные возможности для продажи. Цены отражают изменения потребительских предпочтений и содержат информацию, которая позволяет фермерам принимать решения о том, что им производить и в каком количестве.

В настоящее время наиболее распространенной формой использования цифровых технологий являются мобильные телефоны, а в сельском хозяйстве наиболее распространенной цифровой технологией являются приложения для мобильных телефонов, предоставляющие информацию о ценах. Однако данные о влиянии информации о ценах носят смешанный характер.

В нескольких исследованиях представлены оценки влияния распространения информации о ценах на продажные цены и прибыль мелких фермеров. Например, в центральной части высокогорья Перу информация о ценах, распространяемая с помощью смс, повышала продажные цены фермеров на 13%–14%, особенно на скоропортящиеся культуры и на культуры, для которых важна рыночная информация15. В Камбодже, где местные рынки риса можно охарактеризовать как олигопсонические, а фермеры продают рис по ценам ниже среднего уровня оптовых цен, более активное распространение информации по мобильным телефонам привело к увеличению цен на рис на условиях “франко-ферма” примерно на 4%-5%16. С другой стороны, в Западной Бенгалии, где транзакционные издержки на рынках высоки, а посредники получают большую прибыль, было установлено, что распространение информации о ценах с помощью различных устройств, включая мобильные телефоны, не улучшает рыночные позиции производителей картофеля17.

В целом авторы большинства исследований сходятся во мнении, что использование мобильных телефонов снижает волатильность цен и улучшает рыночную интеграцию18. В сельских районах Нигера распространение информации с помощью мобильных телефонов помогло снизить разброс цен на вигну китайскую, которая является скоропортящимся продуктом, а на просо и сорго (товары длительного хранения) – нет. Цены, по которым фермеры продавали свою продукцию, выше не стали, но благодаря этой информации в большей степени снижалась волатильность цен на рынках в удаленных районах и в периоды вялой конъюнктуры19.

Данные других исследований позволяют предполагать иной характер воздействия. В Колумбии реакция фермеров на информацию о ценах зависела от размеров хозяйства. В более мелких хозяйствах сеяли культуры, о которых получали информацию по смс, а в более крупных эту информацию использовали для поиска новых рынков сбыта. Но к повышению цен “франко-ферма” такая информация не приводила ни в мелких, ни в крупных хозяйствах20.

В Нигере использование мобильных телефонов также не оказало никакого влияния на объемы производства, участие в рыночных отношениях и цены, вырученные фермерами за свой урожай. Тем не менее было установлено, что домохозяйства, где есть мобильные телефоны, выращивают более разнообразный ассортимент культур: особенно это касается малодоходных товарных культур, выращиваемых женщинами26.

Информация о ценах, распространяемая с помощью мобильных телефонов, вполне может способствовать повышению уровня благосостояния, если этому не препятствуют другие сбои рыночных механизмов. В частности, так происходит в случаях, когда транспортная инфраструктура достаточна для поддержки арбитража, рынки сбыта конкурентны, а смежные рынки, такие как рынки вводимых ресурсов и кредитов, также функционируют хорошо.

Успешные инициативы не только предоставляют информацию о ценах с помощью мобильных телефонов, но и объединяют различные цифровые технологии и инструменты для предоставления информации о других особенностях рынка, кредитах, агротехнических приемах и погоде (врезке 4.2).

Расширение доступа к рынкам за счет использования платформ электронной торговли

По сравнению с онлайн-торговлей потребительскими товарами использование платформ электронной торговли в сельском хозяйстве пока еще находится в зачаточной стадии. Широкое использование таких платформ может нарушить функционирование традиционных сельскохозяйственных производственно-сбытовых цепочек: это может произойти либо в связи с сокращением потребности в многочисленных посредниках, которые обычно задействованы на каждом этапе цепочки, либо в связи с изменением характера работы таких посредников. Сейчас появились различные платформы электронной торговли, которые связывают фермеров с домохозяйствами или ресторанами либо позволяют использовать новые оптово-посреднические механизмы для агрегирования продукции многочисленных мелких фермеров и ее более эффективной перепродажи27.

В развитых странах и странах с формирующейся экономикой современный образ жизни формирует и предпочтения в еде; среди городских жителей, испытывающих вечную нехватку времени, растет спрос на более удобные способы организации питания. Повышение осведомленности потребителей о проблемах, связанных со здоровьем и устойчивостью, порождает спрос на дополнительную информацию о происхождении пищевых продуктов и методах их производства (см. первую часть доклада). Эти факторы стимулировали широкое распространение платформ электронной торговли продуктами питания, обслуживающих различные виды спроса, от свежих продуктов до готовых блюдb,7.

В развивающихся странах платформы электронной торговли могут снижать затраты на поиск и способствовать эффективному взаимодействию фермеров и потребителей, помогая им подобрать контрагента; это расширяет доступ к рынкам и повышает доходы и уровень благосостояния. Сокращение производственно-сбытовой цепочки может также снизить общие транзакционные издержки и повысить прозрачность цен, что позволит устранить некоторые рыночные сбои. Экспоненциальный рост количества “деревень Таобао” в Китайской Народной Республике демонстрирует потенциал электронной торговли в плане создания рабочих мест, повышения доходов и роста участия в рыночной деятельности. Расширение участия мелких фермеров в цифровой экономике через платформы электронной торговли имеет ключевое значение для устойчивого развития, поскольку это создает возможности для маргинализированных групп населения извлечь пользу из экономического роста. Порядка трех тысяч “деревень Таобао” обеспечивают ежегодный объем онлайн-продаж на сумму более 1 млн долл. США; кроме того, их деятельность поддерживает растущий сектор услуг (см. врезке 4.3)32.

Некоторые платформы электронной торговли обеспечивают наличие физических логистических центров поблизости от потребителей и оказание складских услуг, что позволяет сократить транспортные расходы и сроки доставки, т.е. решить те две важнейшие проблемы, с которыми сталкиваются мелкие фермерыc. Бизнес-модель таких платформ обычно является капиталоемкой и предусматривает более высокий уровень финансового риска, поскольку платформа должна гарантировать, что фермеры выполнят свои обязательства, а складские мощности будут использоваться эффективно. По этим причинам во многих развивающихся странах платформы электронной торговли не берут на себя ответственность за хранение и контроль качества7.

На уровне розничной торговли в условиях растущего спроса на онлайн-покупки продуктов питания основные сети супермаркетов также стали предлагать возможность покупок онлайн с доставкой (об электронной розничной торговле продуктами питания см. первую часть доклада). Во время пандемии COVID-19 ограничения на передвижение, введенные в целях сдерживания распространения вируса, в некоторых странах привели к резкому росту спроса на онлайн-покупки продуктов питания и услуги доставки на дом. Первичный анализ рынка показывает, что, например, в Соединенном Королевстве Великобритании и Северной Ирландии рынок торговли продовольственными товарами онлайн в 2020 году должен вырасти на 33%28. По оценкам Китайской Народной Республики, в феврале 2020 года доля онлайн-рынка в общем объеме розничных покупок продуктов питания увеличилась с 11% до 38%29. В связи с возрастанием роли электронной торговли во всем мире вероятны ее негативные последствия, например экологические проблемы, связанные с избыточной упаковкой.

Расширение доступа к финансовым услугам

Сбережения и кредиты облегчают инвестиции в фермерские хозяйства и помогают фермерам накапливать активы, способствующие повышению производительности труда, продовольственной безопасности и устойчивости к внешним факторам. Низкая плотность населения, плохая инфраструктура и отсутствие информации о залоге повышают стоимость финансовых услуг и приводят к отсутствию рынков кредитования и страхования. Для банка постоянные издержки на открытие филиала в отдаленном и малонаселенном районе очень высоки по сравнению с тем объемом бизнеса, который он будет там вести. Цифровые технологии снижают издержки и позволяют финансовым учреждениям выходить на сельские рынки без дорогостоящего физического присутствия; благодаря этому появляется возможность охвата тех групп населения, которые ранее доступа к банкам не имели.

Переводы и платежи, кредиты и создание сбережений – все это примеры финансовых услуг, предлагаемых с помощью цифровых технологий. Мобильные операторы, такие как MPesa, который начал свою работу в Кении, помогают организовать денежные переводы во всех развивающихся странах. Со времени своего создания в 2007 году MPesa расширил спектр своих услуг, включив в него, в частности, возможность создания сбережений. За небольшую плату MPesa позволяет зарегистрированным пользователям отправлять, получать и хранить деньги. С годами MPesa стал также оказывать услуги малым предприятиям, которые могут получать платежи от клиентов, а также платить сотрудникам зарплату непосредственно на их счета в MPesad.

Однако четкого консенсуса относительно результатов использования услуг мобильного банкинга домохозяйствами нет. Некоторые исследования показывают, что MPesa в основном используется не для создания сбережений, а для денежных переводов, особенно для пересылки средств из городов в сельские районы35. По другим данным, у малообеспеченных и необразованных людей, а также у женщин чаще нет счетов MPesa, а если есть, то такие лица не откладывают на них деньги36.

Исследование, проведенное с использованием данных, собранных в 379 домохозяйствах из трех кенийских провинций, показало, что денежные переводы через MPesa способствовали увеличению участия в рыночных отношениях на 37%, что привело к повышению доходов домохозяйств37. Есть также сведения о том, что возможность осуществления денежных переводов с помощью мобильных телефонов может повышать устойчивость во времена бедствий за счет снижения транзакционных издержек. Например, было подсчитано, что MPesa способствовал избавлению от нищеты 2% кенийцев, а домохозяйства, которые пользуются его услугами, лучше справляются с последствиями негативных потрясений. Было установлено, что такой эффект более выражен в домохозяйствах, возглавляемых женщинами38.

Расширить доступ к финансовым ресурсам могут цифровые платформы, облегчающие взаимодействие между участниками производственно-сбытовой цепочки (см. врезке 4.4). В Гане действует мобильное приложение AgroTech Smartex, разработанное и внедренное фондом Grameen Foundation. Оно создано в целях укрепления связей между фермерами, специалистами по распространению знаний, поставщиками вводимых ресурсов и торговцами. Кроме того, благодаря улучшению учета и мониторинга оно облегчает доступ к кредитам. Это приложение содержит профили фермеров и информацию об их хозяйствах, например о выращиваемых культурах, урожайности, вводимых ресурсах, а также о кредитной истории. Эти данные могут служить для привлечения официальных кредиторов (таких как банки и микрофинансовые организации) и торговцев, а также в качестве стимула для поставщиков предоставить фермерам вводимые ресурсы в кредит39.

Расширение доступа к страхованию

Изменение климата, вероятно, приведет к увеличению частоты и серьезности экстремальных метеорологических явлений, а неопределенность, с которой сопряжена изменчивость климата, препятствует инвестициям в производственные технологии, что может привести к ловушкам бедности41. Сельскохозяйственное страхование может не только способствовать инвестициям фермерских хозяйств в технологии и вводимые ресурсы, но и создать устойчивость к внешним факторам за счет содействия освоению экологически устойчивых способов производства.

Инновационные схемы страхования, такие как страхование на основе погодных индексов, отличаются от традиционных схем возмещения убытков. Последние предполагают высокие затраты на администрирование контрактов и определение убытков, понесенных большим количеством разрозненных фермерских хозяйств. Индексное же страхование обеспечивает покрытие на основе индекса погодных условий, которые коррелируют с этими убытками: эти условия включают скорость ветра, температуру воздуха или количество осадков за определенный период. Например, в рамках индексных программ фермерам выплачивается страховая сумма всякий раз, когда количество осадков или температура воздуха оказываются выше или ниже определенных пороговых значений, из-за чего может произойти значительное снижение урожайности.

В сочетании с данными in situ цифровые инновации в области наблюдения за Землей, прогнозы осадков по спутниковым снимкам и дистанционное зондирование могут стать подспорьем для реализации программ страхования на основе погодных индексов при более низких затратах. Благодаря тому, что страховщикам нет необходимости проводить полевые оценки, как в случае с многоуровневыми схемами страхования урожая, размер страховых премий снижается. Программами индексного страхования можно охватить миллионы мелких фермеров, многие из которых ранее считались не подлежащими страхованию.

В субсахарской Африке компания Agriculture and Climate Risk Enterprise Ltd. (ACRE) реализует самую масштабную программу индексного страхования в развивающихся странах, в рамках которой фермеры платят взносы по рыночным ставкам. Кроме того, это первая в мире программа сельскохозяйственного страхования, в которой для связи с мелкими хозяйствами используются мобильные технологии (см. врезке 4.5)42.

Применение технологии распределенного реестра в производственно-сбытовых цепочках В ПРОДОВОЛЬСТВИИ И СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ

Технология распределенного реестра – это прорывная технология, которая может повлиять на функционирование многих секторов. Сейчас она стала главным предметом дискуссий, посвященных цифровым приложениям, в том числе связанным с продовольствием и сельским хозяйством. По своей сути ТРР является децентрализованной системой учета, действующей на основе консенсуса ее участников, и ее использование в производственно-сбытовых цепочках в продовольствии и сельском хозяйстве может иметь достаточно важные последствия. Эти производственно-сбытовые цепочки включают большое количество этапов производства как внутри стран, так и на трансграничном уровне, и в них задействовано множество субъектов, в числе которых фермеры, закупщики, перерабатывающие предприятия, банки, розничные торговцы и потребители.

В настоящее время блокчейн (это наиболее известная ТРР) используется в производственно-сбытовых цепочках в продовольствии и сельском хозяйстве лишь в очень малой степени, хотя для оценки его потенциала уже проводится ряд инициатив (примеры см. во врезках 4.74.12). Влияние блокчейна на агропродовольственный сектор станет более выраженным в ближайшие годы, когда его использование достигнет критических масштабов. Происхождение блокчейна, его цели и способ функционирования подробно описаны во врезке 4.6.

В производственно-сбытовых цепочках в продовольствии и сельском хозяйстве технология блокчейна может иметь особое значение в связи с применением смарт-контрактов, которые при выполнении ряда заранее определенных условий исполняются автоматически. Положения смарт-контракта, регулирующие обмен товарами или услугами, встроены в его код: после выполнения определенных условий (таких как поставка продуктов) соответствующие действия (например, оплата) запускаются автоматически. Смарт-контракты позволяют значительно снизить транзакционные издержки и повысить эффективность и прозрачность транзакций.

Например, в экспорте сельскохозяйственной продукции, скажем зерна, задействована сложная сеть посредников. К ним относятся фермеры, оптовики и закупщики, а также множество поставщиков логистических услуг, таких как транспортировка, хранение, контроль качества, морские перевозки, порты и таможня, торговое финансирование, а также услуги по заключению контрактов и аутентификации. На каждом этапе этой производственно-сбытовой цепочки хранение и транспортировка товара и обращение с ним должны осуществляться в соответствии с конкретными стандартами, устанавливающими пороговые уровни влажности, температуры и содержания примесей.

Функционирование этой глобальной производственно-сбытовой цепочки сопряжено со значительными транзакционными издержками и большим документооборотом, а блокчейн и смарт-контракты позволяют резко сократить их объемы (см. рисунок 4.7). По мере завершения транзакций на каждом этапе цепочки информация об этом отправляется “регистраторам записей”. Это делается поставщиком, закупщиком, другими поставщиками услуг или устройствами ИВ, такими как датчики, которые могут отслеживать товар и сигнализировать о его местоположении, температуре и других параметрах качества. “Регистраторы записей” верифицируют эту информацию на каждом этапе производственно сбытовой цепочки. Когда транзакция на каждом этапе завершается и консенсус по ней достигнут, в блокчейн добавляется очередной блок, и с помощью смарт контрактов поставщикам и поставщикам услуг производятся платежи.

Рисунок 4.7
ПРИМЕР ИСПОЛЬЗОВАНИЯ БЛОКЧЕЙНА В ПРОИЗВОДСТВЕННО-СБЫТОВОЙ ЦЕПОЧКЕ В ПРОДОВОЛЬСТВИИ И СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ

Технология блокчейна может коренным образом изменить торговую практику и сократить, смягчить или полностью устранить необходимость в ряде посреднических услуг в производственно-сбытовой цепочке. Ее потенциал востребован как в развивающихся, так и в развитых странах. В развивающихся странах она используется для устранения неэффективности рыночного механизма и расширения прав и возможностей мелких фермеров (см., например, врезки 4.8, 4.9 и 4.10). В развитых странах пользователи стремятся повысить с ее помощью эффективность и прозрачность производственно-сбытовой цепочки (см. врезки 4.7, 4.11 и 4.12).

Публичный и децентрализованный характер этой технологии позволяет участникам видеть записи данных друг друга в режиме реального времени, что улучшает обмен информацией и повышает эффективность и координацию. Во врезке 4.7 представлен пример инициативы на основе блокчейна, которая призвана повысить координацию, эффективность и прозрачность торговли сельскохозяйственными товарами.

Блокчейн как инструмент обеспечения доступа к рынкам, широкой доступности финансовых услуг и достижения социальных результатов

Технология блокчейна может использоваться для устранения многочисленных проявлений неэффективности рыночного механизма. Мелкие фермеры обычно действуют вне официальной экономики, то есть сделки совершаются за наличный расчет и никак не регистрируются. С помощью технологии блокчейна можно сформировать запись финансовой информации, создавая фермеру историю и цифровой профиль. Такая запись может помочь фермерам выстроить свою деловую репутацию, улучшить доступ к рынкам, а также расширить их возможности получения кредитов в официальных финансовых учреждениях (см. врезке 4.8)7.

Примеров блокчейн-приложений, созданных в целях расширения доступности финансовых услуг в развивающихся странах, очень мало. ВПП в порядке эксперимента запустила проект на основе блокчейна для оценки своего потенциала по организации системы предоставления денежных пособий в рамках гуманитарной помощи. Пилотный проект Building Blocks был начат в 2017 году и предусматривал охват 10 000 сирийских беженцев в Иордании, а в 2018 году был расширен до 100 000 беженцев из двух лагерейe. Деньги переводились от ВПП поставщику финансовых услуг, но для каждого бенефициара сумма денежного пособия перечислялась на блокчейн-счета и использовалась для покупки продуктов в магазинах-партнерах. Личность бенефициара подтверждалась сканированием сетчатки глаза. Проект позволил снизить комиссию, выплачиваемую стороннему поставщику финансовых услуг, на 98%. Помимо экономии на комиссионном вознаграждении за осуществление финансовых транзакций блокчейн повысил безопасность операций и конфиденциальность беженцев. Кроме того, это позволило повысить эффективность, поскольку не нужно было проводить сверку данных, имеющихся у поставщиков финансовых услуг и у продавцов, с внутренними документами 47.

Решения, основанные на технологии блокчейна, могут уменьшить количество посредников в производственно-сбытовой цепочке, обеспечив фермерам прямую связь с рынками и сократив всю цепочку. Используемые в блокчейне смарт-контракты могут также способствовать укреплению доверия и повысить прозрачность. Например, выращивание многих сельскохозяйственных культур сопряжено с сезонными потребностями в рабочей силе, а в сельском хозяйстве широко распространены неформальные сезонные рынки труда. Неизменяемые и публичные смарт-контракты между работодателем и работником могут способствовать снижению издержек и повысить прозрачность, особенно когда речь идет об иностранных сезонных рабочих. В этих блокчейн-приложениях информация может быть доступна работодателю, работнику и органам правовой защиты, таким как иммиграционные департаменты и программы социального обеспечения и социального страхования7. По сообщениям источников, в целях искоренения недобросовестной практики найма работников в своих производственно-сбытовых цепочках некоторые фирмы изучают возможность использования смарт-контрактов в качестве договоров найма45.

Смарт-контракты могут также значительно сократить расходы на сельскохозяйственное страхование (см. врезке 4.9). Например, в случае климатических рисков компании, занимающиеся страхованием на основе погодных индексов, могут объединять информацию из нескольких источников (метеостанций, спутников и датчиков) с технологией блокчейна, которая поможет определить, следует ли произвести выплаты фермерам, и в случае необходимости запустить процесс оплаты.

Блокчейн, отслеживаемость, прозрачность и устойчивые результаты

Блокчейн может упростить отслеживаемость пищевой продукции вдоль всей производственно-сбытовой цепочки, поскольку позволяет вести учет происхождения и траектории движения продукта на всех этапах производства, переработки и сбыта. Улучшение возможностей отслеживания может быть полезно для многих целей. Во-первых, технология блокчейна позволяет участникам цепочки в режиме реального времени узнавать, на каком этапе находится продукт: это помогает выявлять задержки, нарушения и узкие места и улучшает координацию. Во-вторых, она может существенно облегчить исправление ситуации, если на рынок попадают небезопасные продукты питания. Наконец, она помогает удовлетворить растущий спрос потребителей на дополнительную информацию о месте и методах производства продуктов питания. Возможность предоставить такую информацию и гарантировать ее достоверность становится одним из важных факторов, способствующих завоеванию доверия потребителей.

На любом этапе производственно-сбытовой цепочки пищевые продукты могут подвергнуться случайному заражению. Например, в 2006 году в Соединенных Штатах Америки организаторам здравоохранения потребовалось почти две недели, чтобы определить источник вспышки кишечной палочки, причиной которой оказался шпинат. В другом случае около трех недель ушло на то, чтобы выявить источник вспышки сальмонеллеза в 2017 году; эта вспышка была связана с папайей50.

Столь длительное время понадобилось ввиду сложности производственно-сбытовой цепочки, а также потому, что сразу нескольким ее участникам необходимо было проверить множество записей и шаг за шагом отследить всю цепочку в обратном направлении. В обоих случаях вспышки были связаны с конкретным поставщиком, но время, затраченное на установление личности и местонахождения производителя, привело и к потере доверия к этим продуктам, и к тому, что потребители полностью отказались от их потребления из-за боязни приобрести продукты, опасные для здоровья. Многие фермеры, несмотря на безопасность своей продукции, лишились дохода. Для некоторых супермаркетов главными побудительными мотивами для запуска блокчейн-приложений в производственно сбытовых цепочках пищевой продукции были безопасность пищевых продуктов и улучшение возможностей отслеживания (см. врезке 4.10).

Технология блокчейна также обладает необходимым потенциалом для борьбы с преднамеренной фальсификацией пищевых продуктов. Дорогостоящие продукты питания в большей степени подвержены фальсификациям, т.е. ситуациям, когда в них умышленно добавляют ненадлежащие ингредиенты или заменяют более дешевой альтернативой. Так, повышенная прозрачность, характерная для технологии блокчейна, затруднит возможность, сохраняя анонимность, завысить вес продукта или заменить какие-то его ингредиенты (пример блокчейн-приложения для пряностей см. во врезке 4.11). Неизменяемость блокчейна может также стать препятствием для других умышленных нарушений.

Расширение возможностей отслеживания с помощью блокчейна может упростить проверку подлинности продуктов, имеющих сертификаты устойчивости (о сертификации устойчивости в ГПСЦ см. также во второй части, а об участии фермеров в системах сертификации устойчивости – в третьей части доклада). Стандарты устойчивости и соответствующая маркировка предоставляют потребителям информацию об экологических и социальных аспектах производства и могут способствовать более рачительному использованию природных ресурсов и интеграции мелких фермеров в глобальные рынки. Более качественное отслеживание может способствовать укреплению доверия и позволяет потребителям изменить свои модели потребления, что, в свою очередь, изменит распределение стимулов посредством рыночных механизмов и может содействовать достижению устойчивых результатов в интересах всего общества. Появляются также перспективные блокчейн-решения для работы над проблемами в области биоразнообразия (см. врезке 4.12).

Барьеры, стоящие на пути внедрения блокчейна

Несмотря на свой потенциал использования в производственно-сбытовых цепочках в продовольствии и сельском хозяйстве, широкого применения технология блокчейна пока не получила. Но тот факт, что ее распространение и внедрение идут медленно, не следует толковать как неудачу. Несмотря на потенциальный прирост производительности во многих отраслях промышленности, внедрение технологии блокчейна может занять много лет44. Сдерживающими факторами для ее внедрения могут быть сложность этой технологии, а также серьезные требования в отношении вычислительных мощностей и затрат, связанных с высокими потребностями в электроэнергии. Ожидается, что в краткосрочной перспективе эти проблемы будут препятствовать более широкому внедрению ТРР.

Технология блокчейна является кумулятивной, т.е. транзакции строятся друг на друге. Надежность системы зависит от наличия большого числа узлов, которые обеспечивают механизм консенсуса и верифицируют транзакции, которые в ней происходят. Это требует значительных объемов хранения данных и компьютерной памяти. Это также приводит к относительно низкой скорости записи транзакций, поскольку блокчейн должен синхронизировать транзакции во всех узлах61. Ограничения на размер и количество блоков, которые могут быть созданы в каждый момент времени, ограничивают и количество транзакций, которые могут происходить в блокчейне за одну секунду44.

Разработка и внедрение нового блокчейн-решения может быть дорогостоящим делом. Если первоначальные затраты являются отражением инвестиций, которые со временем принесут отдачу, то в своей нынешней форме энергозатраты, связанные с этой технологией, по всей видимости, будут продолжать расти, порождая негативные экологические последствия. Операционные издержки высоки из-за больших затрат электроэнергии, необходимой для валидации постоянно увеличивающегося количества транзакций61.

Использование технологии блокчейна не требует большей цифровой грамотности, чем использование приложений для мобильных телефонов, а вот для разработки блокчейн решений действительно необходимы серьезные технологические ноу-хау. В развитых странах сейчас проводится множество экспериментов с использованием блокчейна в производственно-сбытовых цепочках в продовольствии и сельском хозяйстве. Развивающиеся же страны в этом смысле отстают, несмотря на потенциал, который таит в себе эта технология. Это связано с тем, что блокчейн-приложения требуют стабильного электроснабжения, аппаратных мощностей и больших объемов памяти, высокоскоростного доступа к интернету и квалифицированной рабочей силы, т.е. всего того, что в развивающихся странах может отсутствовать. Не во всех странах есть рабочая сила, обладающая необходимыми навыками для использования блокчейна на агропродовольственных рынках или в других секторах экономики. Это может повлечь возникновение цифрового разрыва между странами и секторами.

Ожидается, что по мере развития этой технологии такие барьеры будут уменьшаться. В ее развитии и применении в сфере продовольствия и сельского хозяйства ключевую роль будут играть как государственный, так и частный секторы52. По-прежнему важными будут традиционные области развития, такие как инфраструктура и образование, включая цифровую грамотность, поскольку они позволят извлечь выгоду от цифровизации экономики и будут способствовать внедрению технологии блокчейна.

В настоящее время параллельно реализуется много пилотных проектов с использованием различных блокчейн-систем; преимущественно этим занимается частный сектор. Государственный сектор в этом смысле сильно отстает. В результате могут быть упущены возможности для повышения эффективности реализации мер сельскохозяйственной политики, таких как платежи за экологические услуги, соблюдение требований к безопасности пищевых продуктов или осуществление СФМ. Для полной интеграции ТРР в производственно-сбытовые цепочки в продовольствии и сельском хозяйстве необходима оперативная совместимость систем, используемых различными агентами (правительствами, производителями и торговыми партнерами), а также между странами.

Нерешенные вопросы и потенциальные риски для агропродовольственных рынков

Несмотря на то, что цифровые технологии могут приносить значительные выгоды, многие связанные с ними вопросы пока остаются без ответа. Каким может быть воздействие цифровых приложений на агропродовольственные рынки во всей его полноте, пока еще сказать трудно.

По-прежнему существуют многочисленные ограничения, препятствующие масштабному внедрению цифровых технологий, и лучше всего их использовать там, где они могут обеспечить те преимущества, которые другим технологиям недоступны. Во-первых, и это самое главное, речь идет о ситуациях, когда с их помощью можно непосредственно и эффективно устранять сбои рыночных механизмов; во-вторых, эти технологии имеет смысл применять там, где они обеспечивают значительный выигрыш в эффективности в интересах всего общества, и в-третьих – особенно в случае блокчейна, – там, где отсутствует доверие между сторонами62.

В отношении агропродовольственных рынков есть много вопросов и потенциальных рисков, с которыми необходимо разобраться. Они касаются возможного воздействия цифровых технологий на участие в рыночных отношениях, на работу с данными и на рыночную власть.

Риски для участия в рыночных отношениях

Благодаря снижению транзакционных издержек и входных барьеров цифровые технологии могут расширить возможности всех участников производственно-сбытовой цепочки, включая мелких фермеров из развивающихся стран. Но при этом есть риск, что цифровые технологии вытеснят с рынков тех мелких фермеров, которые не могут себе позволить первоначальные затраты, необходимые для участия в цифровой экономике, а также тех, у кого не хватает для этого навыков. Лишение возможности участия в цифровой экономике может усугубить проблемы, с которыми мелкие фермеры сталкиваются и так, и еще сильнее подорвать сектор мелких фермерских хозяйств и средства к существованию миллионов жителей сельских районов из развивающихся стран. В условиях все более активной цифровизации экономики риск остаться за бортом особенно высок для неграмотных мелких фермеров. И несмотря на наличие технологий, которые могут способствовать интеграции неграмотных фермеров в цифровую экономику (см., например, врезку 4.2), необходимо удвоить усилия по достижению всеобщей грамотности и сделать так, чтобы навыками полноценного и эффективного использования интернета обладали все.

Одним из непреднамеренных последствий внедрения цифровых технологий может быть лишение возможности участия в рыночных отношениях. В сельском хозяйстве несоблюдение условий контракта может происходить по многим причинам. Например, фермер может не выполнить обязательства по поставке продукции в установленном объеме и соответствующей определенным стандартам качества из-за экстремальных погодных условий, нашествия вредителей, болезней или отсутствия кредита. В этом случае неизменяемый, публичный и постоянный характер блокчейна может работать против мелких фермеров, которые в большей степени подвержены таким проблемам. Это может породить новую информационную асимметрию, которая способна привести к исключению фермеров из рыночных отношений, что ограничит их возможности получения средств к существованию. В настоящее время неясно, могут ли хозяйствующие субъекты, использующие блокчейн, приспособиться к таким потенциальным проблемам и другим особенностям, характерным для мелкого фермерства, и если да, то каким образом.

Ожидается, что цифровизация сектора окажет существенное вл