Сохранить и приумножить

Глава 7
Стратегии и организационные меры

Для поощрения мелких хозяйств к внедрению устойчивой интенсификации растениеводства необходимы кардинальные изменения в политике и институтах сельскохозяйственного развития.

Беспрецедентные проблемы, вставшие перед сельским хозяйством, в числе которых рост населения, изменение климата, дефицит энергии, деградация природных ресурсов и интернационализация рынков, подчеркивают необходимость пересмотра государственных стратегий в отношении интенсификации растениеводства. Использовавшиеся в прошлом модели интенсификации зачастую приводили к серьезному ущербу для окружающей среды и для того чтобы добиться большей устойчивости, нуждаются в пересмотре и изменениях. Очевидно, что «бизнес в обычном понимании» – не решение, но каковы альтернативы?

Данная глава посвящена определению условий, стратегий и организационных мер, которые помогут мелким фермерам, особенно в развивающихся странах с низким доходом, применять меры по интенсификации устойчивого растениеводства. В ней также рассматриваются комплексные вопросы, которые не только влияют на УИР, но важны для развития всего агросектора, в котором УИР продвигают и поддерживают. В главе доказывается, что от программ содействия УИР может потребоваться выход за пределы «чисто сельскохозяйственных» организаций и включение других центров формирования политики.

Опыт прошлого, сценарии будущего

«Зеленую революцию» поддерживали главным образом государственные инвестиции, при этом почти вся исследовательская и селекционная работа велась в международных и национальных научных центрах. Семена, удобрения и агрохимикаты распространялись через финансированные правительствами программы по субсидируемым ценам.

С середины 1980-х годов локус сельскохозяйственных исследований и разработок резко сместился из государственного в транснациональный частный сектор1. Усилившаяся охрана интеллектуальной собственности в сфере создания новых сортов, стремительное развитие молекулярной биологии и глобальная интеграция рынков факторов производства и рынков готовой продукции создали для частного сектора сильные стимулы для инвестиций в сельскохозяйственные исследования и разработки2. Инвестиции ориентировались на сельское хозяйство главным образом в развитых странах. Тем временем суммарный рост инвестиций в исследования и разработки государственного сектора в развивающихся странах заметно уменьшался, а в странах Африки к югу от Сахары в 1990-х годах размер инвестирования даже упал3.

На протяжении 1980-х и до середины 1990-х годов многие развивающиеся страны проводили программы структурной перестройки, нацеленные на то, чтобы ликвидировать малоэффективные учреждения государственного сектора и позволить энергичному частному сектору оживить сельское хозяйство. Результаты получились смешанными: во многих случаях динамичный частный сектор не смог принести сколь нибудь ощутимых результатов либо развивался только в областях с высоким потенциалом для коммерческого производства, в то время как в экономически малодоходных областях доступ к сельскохозяйственным услугам и потребляемым факторам сократился4. В последнее время наметилась тенденция к переоценке роли государственного сектора в поддержке развития частного сектора, а также предоставления общественных благ, необходимых для развития5.

Другое существенное преобразование, имеющее большое значение для УИР, – рост организованных и глобализованных продовольственных производственно-сбытовых цепей. Такие цепи создают новые возможности для получения дохода мелкими фермерами, но также создают и новые препятствия в доступе к рынку. Вызывает озабоченность и то, что концентрация рыночной власти в специфических точках производственно-сбытовой цепи уменьшает доходы других участников этой цепи, в особенности мелких производителей6, 7.

Имеется немалый потенциал для роста экономической отдачи для сельскохозяйственных систем с одновременным сокращением нежелательных последствий для окружающей среды и общества. Однако для этого потребуются альтернативные модели технологий сельского хозяйства и развитие маркетинга. И хотя в ресурсоемких, крупномасштабных, специализированных сельскохозяйственных системах можно быстрее добиться роста производительности, самые большие возможности для улучшения экономического положения населения сельских районов и обеспечения справедливости лежат в маломасштабных, диверсифицированных системах сельскохозяйственного производства8.

С учетом неопределенности условий спроса и предложения в будущем существует ряд сценариев для устойчивой интенсификации в развивающихся странах. Важными факторами, которые могут привести к серьезным отклонениям от базовой траектории роста, являются:

  • Изменение климата. Влияние изменения климата на мировое сельское хозяйство неясно. Его оценки являются комплексными, включающими прогнозы потенциальных изменений климата и их воздействий на производство в увязке с ростом населения, изменениями в рационе, развитием рынка и торговли и изменениями цен9. Недавний анализ10 влияния изменения климата на сельское хозяйство на срок до 2050 года, подготовленный Международным институтом исследования продовольственной политики, отметил значительные отрицательные воздействия на производительность с сокращением доступности продовольствия и ухудшением благосостояния населения во всех развивающихся регионах. Вместе с возросшим спросом, обусловленным ростом доходов и населения, это, скорее всего, приведет к большему или меньшему, в зависимости от сценария, росту реальных цен на сельскохозяйственную продукцию в период между 2010 и 2050 годами. Данный доклад оценивает объем государственного финансирования трех категорий инвестиций, повышающих производительность, – исследований в области биологии, расширения дорожных сетей в сельских местностях и расширения орошения и повышения его эффективности, которое потребуется для компенсации потерь продуктивности, вызванных изменением климата до 2050 года, составит по меньшей мере 7 млрд. долл. США в год. Другие исследования приходят к менее драматическим выводам, оценивая общее воздействие изменения климата на мировые цены на продовольствие в диапазоне между 7 и 20 процентами в 2050 году11. Поскольку сельское хозяйство является главным источником выбросов парниковых газов, будет возрастать значение финансовой поддержки и мер по стимулированию роста методов сельскохозяйственного производства с низким выбросом парниковых газов. Сокращение выбросов на единицу продукции станет одним из ключевых аспектов УИР12, 13.
  • Деградация природных ресурсов. Качество земельных и водных ресурсов, доступных для интенсификации растениеводства, имеет определяющее значение для планирования УИР на многих территориях. В прошлом приоритет в интенсификации растениеводства отдавался территориям с благоприятными для производства условиями14. Сейчас все в большей мере будет требоваться интенсификация на менее благоприятных для земледелия территориях с менее устойчивыми условиями для производства, включая качество почвы и воды, доступ к водным ресурсам, характер местности и климат. В этом контексте важной проблемой является деградация экосистемы, которая уменьшает доступность и производительность природных ресурсов для УИР. Восстановление деградированных экосистем может потребовать значительных средств и времени и будет нуждаться в долгосрочном финансировании.
  • Сокращение потерь продовольствия и изменения в структуре питания. В докладе ФАО сообщалось, что потери продовольствия после урожая достигают 50 процентов. Поскольку меры по предотвращению этих потерь уменьшили бы потребность в наращивании производства, сократили бы затраты по всей цепочке поставок и повысили бы качество продукции, такие меры следует сделать частью политики и стратегии УИР. Альтернативным сценарием, который благотворно отразится на устойчивости окружающей среды и здоровье населения, является снижение темпов роста потребности в животных продуктах, что сократило бы рост потребности в продовольствии и фураже.
  • Рыночная интеграция. Чтобы быть привлекательной для фермеров, УИР должна привести к обеспечивающим прибыль рыночным ценам. Тенденция к росту цен на сельскохозяйственную продукцию, отчасти вызванная той же ограниченностью ресурсов, что стимулирует движение к УИР, повысит экономическую целесообразность инвестиций в интенсификацию. С другой стороны, быстрый рост производительности на местном уровне и в условиях закрытых рынков может привести к излишкам на рынке, что снизит цены. Опосредованное воздействие на цены будет оказывать также состояние производственно-сбытовой цепи. Развитие производственно-сбытовых цепей в сельском хозяйстве должно иметь целью расширение возможностей мелких производителей для внедрения УИР и обеспечивать финансовые стимулы.

Политические принципы, позволяющие «сохранять и приумножать»

Успешная стратегия УИР требует фундаментальных перемен в управлении традиционным и современным знанием, деятельности организаций, связанных с сельским хозяйством, инвестиций в сельское хозяйство и строительства потенциала. Необходимо, чтобы мероприятия во всех этих сферах обеспечивали стимулы для участия в развитии УИР различных заинтересованных сторон и субъектов, особенно сельских жителей.

Формирование цен на потребляемые факторы и продукцию

Чтобы быть рентабельной, УИР нуждается в динамичном и эффективном рынке как потребляемых факторов и услуг, так и конечной продукции. Цены, по которым фермеры платят за потребляемые факторы, и цены, по которым с ними расплачиваются за сельскохозяйственную продукцию, являются, вероятно, главным из факторов, определяющих уровень, тип и устойчивость интенсификации растениеводства, которые они выберут. Цены на потребляемые факторы имеют особое значение для стратегий УИР, и потребуются оригинальные методы пропаганды выгодности УИР и содействия выбору технологий. В качестве одного из примеров можно привести повторное введение нацеленных на содействие развитию спроса и участия в рынках потребляемых факторов «рыночно-умных субсидий», использующих ваучеры и гранты. При этом нужно избежать повторения прошлых ошибок – неэффективности субсидий, их негативного воздействия на окружающую среду и растраты финансовых ресурсов, которые нужны для инвестиций в другие ключевые общественные блага, такие как исследования и сельская инфраструктура5.

В свою очередь, оказавшие отрицательное воздействие на окружающую среду так называемые «вредные субсидии», поощрявшие использование природных ресурсов способами, разрушавшими биоразнообразие15, должны быть тщательно оценены и в тех случаях, где это целесообразно, переформулированы или отменены. Годовой объем «вредных субсидий» во всем мире оценивается в сумму от 500 млрд. до 1,5 трлн. долл. США, и это мощный фактор ущерба для окружающей среды и экономической неэффективности16.

Разумеется, большинство субсидий задумывались не как «вредные», а как средство поддержать какой-то сектор общества или экономики. Планируя отмену каких-то льгот или субсидий, необходимо учитывать их множественные цели и принимать во внимание сложность взаимодействий между различными секторами, на которых они влияли, позитивно или негативно17. В некоторых странах субсидии успешно отменили: Новая Зеландия отменила сельскохозяйственные субсидии начиная с 1980 х годов18, Бразилия сократила животноводство в бассейне Амазонки, Филиппины полностью отменили субсидии на химические удобрения17, 19.

Учитывая неустойчивость цен, наблюдавшуюся на товарных рынках в последние несколько лет, стабилизация цен на сельскохозяйственную продукцию становится все более важным условием устойчивой интенсификации растениеводства. Для фермеров, которые зависят от сельскохозяйственного дохода, ценовая неустойчивость означает значительные колебания дохода и повышенный риск. Она уменьшает их потенциал для инвестирования в устойчивые системы производства и увеличивает стимулы к ликвидации природного капитала как способа застраховаться от потерь.

Краткосрочные, осуществляемые на микроуровне меры по преодолению негативных последствий ценовой нестабильности, часто оказываются неэффективными. Большая согласованность мер на макрополитическом уровне – например, прозрачность в вопросах наличия экспортных возможностей и потребностей в импорте – может обеспечить гораздо более эффективные решения. Также требуются реформы существующих инструментов, таких как Фонд компенсационного финансирования и Программа помощи беднейшим странам, пострадавшим от стихийных бедствий Международного валютного фонда. Посредством финансирования импорта или предоставления кредитов под гарантию проведения определенной экономической политики, они могут служить глобальными системами социальной защиты20.

Регулирование семеноводческого сектора

Успех УИР будет зависеть также от эффективного регулирования сектора семеноводства, обеспечивающего фермерам доступа к качественным семенам сортов, которые отвечают условиям их производства, потребления и маркетинга; под доступом понимается доступность по цене, наличие ассортимента подходящего сортового материала и информированность об адаптации сорта21.

Большинство мелких фермеров в развивающихся странах приобретают посевной материал в неформальном секторе, который обеспечивает их семенами традиционных для данной местности сортов и сохраненными от прошлого урожая семенами улучшенных сортов. Одной из причин, по которым фермеры полагаются на неформальный сектор, является доступность генетического материала, адаптированного к местным условиям производства. На маргинальных землях некоторые из местных сортов могут превосходить улучшенные сорта22. Поэтому поддержка неформального сектора семян является одним из способов улучшения фермерского доступа к подходящему для УИР посадочному материалу.

Однако в неформальном секторе отсутствуют надежные механизмы информирования фермеров об адаптированности и производственных характеристиках сорта, который представляют семена, а также их генетической чистоте и физическом качестве23. Порой необходимую информацию получают, просто наблюдая, как ведут себя растения на соседском поле, но этот метод не работает при приобретении семян у незнакомых людей и из незнакомых источников.

Семена из официальных семеноводческих систем генетически однородны, произведены в соответствии с научными методами селекции и должны соответствовать стандартам сертификации. Как правила, семена из официального сектора продаются через специализированных дилеров, сельскохозяйственные компании или государственные торговые предприятия, деятельность которых регулируется законом. Любой комплексной стратегии улучшения доступа фермеров к новым сортам и качественным семенам нужно поддерживать и развивать официальный семеноводческий сектор и укреплять его связи с неформальным сектором.

Платежи за экологические услуги

Отсутствие рыночных цен на экосистемные услуги и биоразнообразие означает, что выгоды, извлеченные из этих благ, в процессе принятия решений игнорируются или недооценивается24. В сельском хозяйстве цены на продовольствие не включают всех издержек, связанных с ухудшением качества окружающей среды, обусловленных производством. Не существует организаций, которые бы взимали плату за ухудшившееся качество воды или эрозию почвы. Если бы цены «у ворот фермы» отражали все затраты на производство – при том, что фермеры бы платили за любой ущерб окружающей среде, который они причинили, – цены на продовольствие наверняка возросли бы. В дополнение к взиманию платежей за ущерб окружающей среды, государство могло бы вознаграждать тех фермеров, которые ведут хозяйство экологически рациональным образом, например посредством схем платежей за экологические услуги (ПЭС).

Растет поддержка системы платежей за экологические услуги как части политики благоприятствования устойчивому развитию сельского хозяйства и сельских территорий. Всемирный банк рекомендует проведение программы ПЭС местными властями и национальными правительствами, а также международным сообществом5. ПЭС как источник устойчивого финансирования все чаще включаются в программы развития сельских районов и проекты по охране природы Глобального экологического фонда и Всемирного банка25. По мнению ФАО, спрос на экологические услуги сельскохозяйственных ландшафтов будет возрастать, и ПЭС могли бы стать важным инструментом стимулирования их потока. Однако их эффективное развертывание будет зависеть от политики благоприятствования и организаций на местном и международном уровне, которые в большинстве случаев отсутствуют26.

В настоящее время роль программ ПЭС в поддержке устойчивого сельского хозяйства ограничена. Инициативы ПЭС сосредоточились главным образом на программах вывода земель из сельскохозяйственного использования, и опыт их применения к системам сельскохозяйственного производства относительно мал. Чтобы программы ПЭС могли реализовать свои преимущества, необходимо, чтобы они охватывали большие количества производителей и территории, что позволило бы добиться экономии за счет масштаба операционных издержек и управления рисками. Улучшение интеграции ПЭС с программами сельскохозяйственного развития – актуальный способ снижения операционных издержек.

Принимая во внимание ограниченность государственного финансирования, необходимо разработать гибкие формы альтернативного или дополнительного финансирования из частных источников, особенно там, где можно идентифицировать частных получателей экономической выгоды от ПЭС. Так, недавняя оценка осуществимости ПЭС в Бутане, проведенная ФАО, показала, что правительственная поддержка охраны и восстановления лесов составляет около трети бюджета Министерства сельского хозяйства Бутана27. Половину финансирования на регулирование водосбора возложили на плантации28. Если бы бoльшую часть этой инвестиционной ответственности переложили на компании, которые непосредственно получают выгоду от сохранения лесов, можно было бы высвободившееся государственное финансирование направить на недофинансированные виды деятельности – такие как диверсификация культур, улучшение поголовья скота и устойчивое управление земельными ресурсами, что улучшило бы производительность сельского хозяйства и повысило устойчивость к изменению климата29, 30.

Инвестиции в сельское хозяйство

Чтобы заниматься УИР, частный сектор, включая фермеров, переработчиков и розничных торговцев, нуждается в адекватных государственных инфраструктуре и услугах. Они необходимы не только для того, чтобы обеспечить конкурентоспособность местных сельского хозяйства и маркетинга, но и чтобы гарантировать потребителям доступ к продовольствию местного производства по приемлемой цене. Особенно важно, чтобы правительство обеспечивало низкие операционные издержки при покупке потребляемых факторов, маркетинг продукции и доступ к природным ресурсам, информации, обучению, образованию и социальным услугам. Это потребует адекватного финансирования как технического обеспечения, так и чистых инвестиций.

Чтобы добиться УИР, сельскохозяйственный сектор в развивающихся странах будет нуждаться в существенном и стабильном инвестировании в человеческий, природный, финансовый и социальный капитал. Согласно оценке ФАО, чтобы достичь роста производства, необходимого к 2050 году, потребуются совокупные среднегодовые валовые капиталовложения в объеме 209 млрд. долл. США (в сопоставимых ценах 2009 года) в первичное сельское хозяйство (плодородие почвы, сельскохозяйственная техника и скот) и во вторичные отрасли (хранение, маркетинг и переработка). Понадобятся дополнительные государственные инвестиции в сельскохозяйственные исследования и разработки, сельскую инфраструктуру и программы социальной помощи21.

Существующего капиталовложения в сельское хозяйство развивающихся стран явно недостаточно. Неадекватные уровни внутреннего финансирования усугублялись сокращением с конца 1980-х годов доли Официальной помощи в целях развития сельскому хозяйству. Вместе эти снижения поступлений за последние два десятилетия привели к резкому сокращению капитала на развитие сельского хозяйства. Чтобы УИР достигла цели, инвестиции в сельское хозяйство должны значительно увеличиться.

Финансирование адаптации к изменению климата и смягчению его последствий в высшей степени релевантно для УИР. Так, одно из ключевых средств адаптации к изменению климата – повышение устойчивости сельскохозяйственных производственных систем посредством использования новых сортов, созданных расширенными системами селекции и семеноводства – также является необходимой составляющей устойчивой интенсификации. УИР, таким образом, выиграла бы от финансирования, направляемого на адаптацию к изменению климата. Кроме того, устойчивая интенсификация сыграла бы важную роль в смягчении последствий изменения климата посредством увеличенного связывания углерода в почве на рационально возделываемых землях и сокращения выброса парниковых газов благодаря более рациональному использованию удобрений и орошения.

В настоящее время не существует международного соглашения или рамочной программы для направления финансирования смягчения последствий изменения климата в значительных объемах на сельское хозяйство в развивающихся странах. Однако это одна из областей для дискуссии на переговорах РКИК в контексте Соответствующих национальным условиям действий по предотвращению изменения климата (СНУДПИК)12, 21.

Содействующие организации

Отсутствие организационного потенциала и соответствующей деятельности является общим препятствием для сельского хозяйства в развивающихся странах, ограничивающим эффективность мероприятий на местном уровне. Организации, содействующие УИР, должны выполнять две основных функции: обеспечивать необходимое количество и качество ключевых ресурсов – природных ресурсов, растительных потребляемых факторов, знания и финансов – и гарантировать мелким фермерам доступ к этим ресурсам. Ниже мы делим такие организации на две основных категории: те, что связаны с ключевыми ресурсами для УИР, и те, что оказывают влияние на функционирование рынков сельскохозяйственной продукции, включая производственно-сбытовые цепи.

Доступ к ключевым ресурсам

Земля. Переход на УИР требует улучшения плодородия почвы, борьбы с эрозией и управления водными ресурсами. Фермеры будут заниматься этими операциями только при условии обеспечения им прав на получение выгод, в течение достаточно продолжительного времени, от повышения стоимости натурального капитала. Зачастую, однако, такие права плохо определены, перекрывают друг друга или не формализованы. Развитие прав фермеров – особенно женщин, чья роль в принятии решений, касающихся сельскохозяйственного производства, возрастает, – на землю и воду является ключевым стимулом для внедрения УИР.

Программы землевладения во многих развивающихся странах сосредоточились на формализации и приватизации прав на землю, практически не учитывая основанных на обычае и коллективных систем землевладения. Правительства должны уделять больше внимания таким системам, поскольку все больше данных свидетельствует, что там, где у таких систем есть запас прочности, они могут представлять эффективные стимулы для инвестиций31. Однако основанные на обычае системы, построенные на традиционных социальных иерархиях, могут быть несправедливыми и не обеспечивать всем членам доступ к земле, необходимый для устойчивой интенсификации.Хотя какой-то одной, оптимальной модели оценки основанных на обычае систем землепользования нет, проведенное недавно исследование построило типологию выбора альтернативных политических мер, основанную на потенциале построенных на обычае систем землепользования32.

Генетические ресурсы растений. Улучшение сельскохозяйственных культур – основа УИР. Во время «зеленой революции» международная система, создавшая новые сорта сельскохозяйственных растений, строилась на открытом доступе к генетическим ресурсам растений. Сегодня национальные и международные процедуры во все возрастающей степени поддерживают приватизацию ГРР и селекции растений посредством применения прав интеллектуальной собственности (ПИС). Количество стран, которые предоставляют правовую охрану сортам растений, стремительно выросло в ответ на Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности ВТО, которое предусматривает, что участники должны предоставлять охрану сортов растений «патентами либо путем применения эффективной системы sui generis»33.

Системы защиты сортов растений, как правило, предоставляют селекционерам нового сорта временное исключительное право на сорт, чтобы воспрепятствовать размножению и продаже семян этого сорта посторонним лицам. Такие системы варьируют от патентных систем со скорее ограничительными нормами до более открытых в соответствии с Международным союзом по охране новых сортов растений, в Конвенции которого содержится так называемое «исключение из права селекционера», по которому «действия, совершенные в целях создания новых сортов, не подпадают под какие-либо ограничения».

ПИС стимулировали стремительный рост финансирования частным сектором исследований и разработок в области сельского хозяйства. Всего лишь 20 лет назад большинство исследований и разработок велось университетами и государственными лабораториями в промышленно развитых странах и их результаты были общедоступными. Сегодня инвестирование концентрируется в шести ведущих компаниях34. Это свидетельствует о растущем разрыве между маленькой группой стран с высоким уровнем инвестиций в исследования и разработки и большой группой стран, где этот уровень очень низок3, 35. Что более важно, «перелив технологий» из индустриализованных стран в развивающиеся обусловлен исследовательскими задачами, ориентированными скорее на коммерческие перспективы, чем на достижение максимального общественного блага.

Возрастающая концентрация капитала в частном селекционировании и индустрии семеноводства, и высокие затраты, связанные с разработкой и патентованием инноваций в области биотехнологии, вызывают рост обеспокоенности тем, что введение нецелесообразных ПИС ограничит доступ к генетическим ресурсам растений, необходимый для создания новых программ селекции растений в государственном секторе34, 36. Утверждается, что децентрализованные ПИС и высокие операционные издержки могут привести к «трагедии антиобщин», когда растущая фрагментация ПИС приведет к тому, что инновации не будут использоваться в полную силу и создание новых сортов затормозится37.

Поэтому необходимы механизмы, защищающие доступ к генетическим ресурсам растений для УИР, как на глобальном, так и на национальном уровне. Формирующаяся в настоящее время глобальная система сохранения и использования генетических ресурсов растений обеспечит необходимую международную стратегию поддержки УИР (подробнее см. в главе 4, Культуры и сорт). Есть несколько типов национальных режимов ПИС с разными степенями обязательств и доступа38. Государствам следует принять системы ПИС, которые обеспечивают доступ их национальных программ селекции к генетическим ресурсам растений, необходимых для УИР.

Исследования. Прикладные сельскохозяйственные исследования должны стать намного более эффективными в содействии масштабных преобразованиям землепользования и растениеводческих систем для УИР. Сельскохозяйственные исследовательские системы часто недостаточно ориентированы на решение задач развития и часто не включают потребности и приоритеты бедных в свою работу. Многие исследовательские проекты испытывают нехватку ресурсов, и даже те из них, что получают хорошее финансирование, недостаточно связаны с более широкими процессами развития39. Перечисленные ниже шаги являются наиболее важными для усиления исследований, связанных с УИР:

  • Увеличить финансирование. Необходимо повернуть вспять тенденцию сокращения государственных капиталовложений в потребности исследований и разработок в области сельского хозяйства. Финансирование центров КГМСИ и национальных систем сельскохозяйственных исследований должно существенно возрасти, а связи между государственными и частными исследовательскими программами – упрочиться.
  • Укрепить системы научных исследований, начиная с местного уровня. Чтобы вырабатывать актуальные, приемлемые и привлекательные для местного населения решения, исследования по вопросам практики УИР должны начинаться на местном и национальном уровне, с поддержкой на глобальном уровне. При всем их значении, исследовательские усилия КГМСИ «не могут ни заменить, ни подменить комплексных и рутинных процессов разработки стратегии, планирования, внедрения, решения проблем и обучения, необходимых на многих фронтах, которые могут и должны осуществлять только национальные институты и субъекты»39. Имеется огромный, но недостаточно используемый потенциал для объединения традиционного фермерского знания с основанными на науке инновациями посредством благоприятствующих организационных механизмов. То же самое можно сказать о разработке, внедрении и мониторинге усовершенствованного управления природными ресурсами, соединяющего общественные инициативы с компетенцией профессионалов.
  • Сфокусировать исследования УИР на областях как с высоким, так и с низким потенциалом. Области с высоким потенциалом продолжат оставаться главными поставщиками продовольствия во многих странах. Тем не менее, производительный потенциал земли и водных ресурсов в некоторых из них достигает своих пределов и будет недостаточным для обеспечения продовольственной безопасности. Поэтому большая часть будущего роста производства продовольствия должна происходить в областях с низким потенциалом, так называемых маргинальных, являющихся домом для сотен миллионов самых бедных и самых уязвимых людей. УИР и связанное с ней развитие сельских районов предлагают самые реалистические перспективы улучшения питания и жизни этих людей.
  • Отдавать приоритет исследованиям, от которых выиграют мелкие производители. В странах с низким доходом, которые импортируют продовольствие, мелкие производители, сельскохозяйственные работники и потребители смогут получить непосредственную выгоду от исследований в области УИР, сосредоточенных на основных продовольственных культурах, обладающих сравнительными преимуществами. Приоритет следует отдавать также наращиванию роста производительности сельского хозяйства и сбережению природных ресурсов в густонаселенных маргинальных районах, диверсификации с переходом на производство продуктов с более высокой добавленной стоимостью с тем, чтобы повысить и стабилизировать доходы фермеров, и улучшенным методам, которые увеличивают отдачу от труда безземельных и почти безземельных сельскохозяйственных работников40.
  • Учиться на ошибках и успехах. Недавнее исследование МИИПП, посвященное признанным успехам в развитии сельского хозяйства10, особо отметило селекцию устойчивой против ржавчины пшеницы и улучшенной кукурузы в мировом масштабе, улучшенных сортов маниоки в Африке, фермерскую инициативу «Возрождение Сахеля» в Буркина-Фасо и нулевую вспашку в Аргентине и на Индо-Гангской равнине. Эти успехи стали возможны благодаря сочетанию факторов, включая продолжительное государственное инвестирование, льготы частному сектору, экспериментальные работы, анализ местных условий, участие местных сообществ и самоотверженное лидерство. Во всех случаях наука и технология были определяющим фактором.
  • Увязывать исследования и работу служб распространения сельскохозяйственных знаний. Проблемы низкой производительности и деградации природных ресурсов требуют решения в широком масштабе, но копирование методов УИР сдерживается огромным разнообразием специфических местных условий. Поэтому особенно важна связь между исследованиями на местном, национальном и международном уровне и местными службами распространения сельскохозяйственных знаний. Чтобы содействовать продвижению УИР, исследователи и специалисты по распространению сельскохозяйственных знаний должны решать многообразные проблемы вместе с фермерами.

Технологии и информация. Успешное внедрение УИР будет зависеть от способности фермеров принимать разумные решения в выборе технологий, с учетом их краткосрочных и долгосрочных последствий. Фермерам также необходимо хорошее понимание роли агроэкосистемных функций. Ценность традиционного знания, хранимого фермерами и местными общинами по всему миру, подтверждена документально, в частности в докладе Международной оценки сельскохозяйственных знаний, науки и технологий в целях развития8. Необходимы организации, которые сберегали бы это знание и содействовали его распространению и использованию в стратегиях УИР.

Необходимы организации, которые обеспечивали бы доступ фермеров к актуальному внешнему знанию и помогали увязать его с традиционным знанием. Службы консультантов по вопросам сельского хозяйства и распространения сельскохозяйственных знаний были главным каналом, по которому новое знание поступало к фермерам – и в некоторых случаях от фермеров. Однако во многих развивающихся странах государственные системы распространения сельскохозяйственных знаний давно находятся в упадке, а частный сектор не смог удовлетворить потребности производителей с низким уровнем дохода12. Стандартная, государственная и движимая предложением модель распространения сельскохозяйственных знаний, основанная на передаче технологии, практически исчезла во многих странах, особенно в Латинской Америке41.

Распространение сельскохозяйственных знаний приватизируется и децентрализуется и сегодня включает широкий спектр участников, в числе которых агропромышленные компании, неправительственные организации (НПО), ассоциации производителей и международные программы обмена фермерами, и новые каналы коммуникации, в том числе сотовую телефонную связь и Интернет42. Один из ключевых уроков, который можно извлечь из накопленного опыта, состоит в том, что высокие операционные издержки индивидуализированных консультаций – главное препятствие в охвате знаниями мелких и бедных производителей. Консультационные услуги по продвижению УИР необходимо будет строить на базе фермерских организаций и сетей и частно-государственных партнерств12.

ФАО пропагандирует школы обучения фермеров как предполагающий совместное участие подход к образованию и расширению прав и возможностей фермеров. Цель ШОФ состоит в выработке у фермеров умения анализировать их производственные системы, идентифицировать проблемы, проверять возможные решения и внедрять целесообразные методы и технологии. Школы фермеров с успехом действуют в Азии и странах Африки к югу от Сахары, особенно в Кении и Сьерра-Леоне, где охватывают широкий спектр сельскохозяйственной деятельности, включая маркетинг, и доказали свою устойчивость даже в отсутствие донорского финансирования.

Для того чтобы принимать разумные решения о том, что выращивать и где продавать, фермеры нуждаются в доступе к надежной информации о рыночных ценах, включая информацию о среднесрочных тенденциях. Государственные службы информации о состоянии рынка страдают многими из тех же недостатков, что и службы распространения сельскохозяйственных знаний43. Сегодня услуги по предоставлению информации о рынках с использованием преимуществ СМС сообщений и Интернета вызывают новый интерес у доноров и предпринимателей.

Финансовые ресурсы для фермеров. Для создания технического и оперативного потенциала, необходимого для УИР, потребуются кредиты. В частности, для инвестиций в природный капитал, например плодородие почвы, которые необходимы для повышения эффективности, продвижения передового опыта и роста производительности, необходимы более долгосрочные кредиты. Хотя многие из финансовых институтов нового типа – кредитные союзы, сберегательные кооперативы и организации микрокредитования – в последние годы распространили свое присутствие на сельские районы развивающихся стран, у большинства мелких фермеров доступ к ним ограничен либо отсутствует. Неспособность местных финансовых учреждений предложить долгосрочные кредиты, в сочетании с отсутствием у фермеров предметов залога, затрудняет устойчивую интенсификацию растениеводства.

Страхование могло бы поощрить фермеров внедрять производственные системы, которые потенциально более продуктивны и более доходны, но сопряжены с большим финансовым риском. За последние годы пилотные программы страхования сельскохозяйственных культур были представлены во многих сельских сообществах в развивающихся странах в качестве инструмента управления рисками. Индексные страховые продукты – в тех случаях, где основанием для денежного возмещения служит поддающееся измерению погодное явление, например засуха или чрезмерные дожди, а не оценка потерь на полях, – встретили горячую поддержку у доноров и правительств. Однако устойчивость предоставления страховой защиты индивидуальным малым и средним фермерским хозяйствам еще предстоит доказать. Почти все программы сельскохозяйственного страхования, существующие в настоящее время, в значительной мере субсидируются44.

Часто фермеры недооценивают альтернативы страхованию, особенно накопление сбережений и легко реализуемых активов. Кроме того, следует принимать во внимание важную роль профилактических мероприятий на полях и инструментов, позволяющих снизить уязвимость к рискам.

Эффективные системы социальной защиты. Программы социальной защиты включают переводы денежных средств и распределение продовольствия, семян и сельскохозяйственных орудий45. Они обеспечивают доступ к минимальному количеству продовольствия и других жизненно-важных социальных услуг. В числе недавних инициатив – Производственная программа социальной защиты в Эфиопии и Программа по борьбе с голодом в Кении. Есть мнение, что такие программы сопряжены с риском формирования зависимости и ослабления местных рынков. Как бы то ни было, недавнее исследование не выявило резко выраженных противоречий между социальной защитой и развитием46. Напротив, программы социальной защиты могут быть формой социальных инвестиций в человеческий капитал – например, в питание и образование – и в производительный капитал, позволяя домохозяйствам осваивать сопряженные с более высоким риском стратегии, нацеленные на получение более высокой производительности27.

Директивным органам и высшим должностным лицам необходимо хорошо представлять определяющие факторы уязвимости на уровне домохозяйств и разрабатывать эффективные программы социальной защиты, которые могли бы разорвать нисходящую спираль обнищания, вызванную внешними шоками и стратегиями совладания с трудностями. Последние включают продажу предметов имущества, сокращение капиталовложений в природные ресурсы и забирание детей из школы – меры, каждая из которых подрывает устойчивость. В последнее время программы социальной защиты все теснее увязывают с основанными на правах человека подходах к продовольственной безопасности47.

Организации сельскохозяйственного маркетинга и производственно-сбытовые цепи

Рост сектора продовольственного маркетинга в развивающихся странах предлагает мелким фермерам новые возможности, расширяя их выбор поставщиков потребляемых факторов и каналов для реализации продукции, а также повышая их доступ к кредитам и обучению48, 49. Однако доступ к рынкам как потребляемых факторов, так и продукции оказался затрудненным для многих мелких земледельцев, которые остаются на обочине новой сельскохозяйственной экономики50-53.

Как мелкие хозяйства сумеют включиться в конкретную сельскохозяйственную цепь производства и сбыта, зависит в значительной степени от структуры затрат, лежащих в основе этой цепи, и производственных процессов, используемых в хозяйстве54. Главное преимущество мелких хозяйств по издержкам – их обеспеченность дешевой рабочей силой для производства трудоемких культур. Если у мелких сельскохозяйственных производителей нет очевидных сравнительных преимуществ в производстве, агробизнес может искать альтернативные структуры для организации производства, таких как вертикальная интеграция или прямые закупки у крупных производителей. В таких случаях проблема состоит в создании для мелких производителей сравнительных преимуществ либо в сокращении операционных затрат, связанных с закупками у большого числа фермеров, производящих малые количества. Чтобы сформировать связи с прибыльными рынками, мелким фермерам нужно объединяться в ассоциации, что позволит снизить операционные затраты и получать информацию о требованиях рынка48, 49, 54, 55.

Сельскохозяйственное производство по контракту предоставляет механизм вертикальной координации между фермерами и покупателями, который гарантируют достаточную степень уверенности в некоторых из главных параметров сделки: цене, качестве, количестве и сроках поставки56. Хотя фермеры выигрывают от договоров контракции, есть существенные свидетельства того, что самые мелкие фермеры часто не в состоянии заключать формальные договоренности55. Усовершенствование правовой и организационной базы договорных соглашений могло бы значительно снизить операционные издержки55, 57. Как бы то ни было, укрупнение хозяйств, обусловленное сокращением занятости в сельских районах вне фермерских хозяйств или миграцией в города, кажется неизбежным.

Доступ мелких фермеров к рынкам может быть облегчен также посредством лучшей организации и широкой кооперации, в которую могут входить не только фермеры, но и значительное количество заинтересованных сторон, включая обслуживающие сельское хозяйство организации, НПО, следователей и представителей академических кругов, местные органы власти и международных доноров. Одним из примеров такой кооперации может служить эквадорская программа «Платаформа де консертасьон», которая помогла фермерам добиться повышения урожаев и валовой прибыли при сокращении использования токсичных пестицидов. Тем не менее, ее способность к самофинансированию еще предстоит подтвердить54.

Путь вперед

Директивным органам и высшим должностным лицам с самого начала следует пристально изучить прошлый и современный опыт интенсификации для выработки четких программ и мер, которые в настоящее время необходимы для внедрения УИР. Не существует универсального набора рекомендаций по выбору оптимальных методов и организаций. Тем не менее, можно определить основные особенности политики поддержки и экономико-правовой среды для УИР:

  • Обеспечение поддержки государственного и частного секторов. Частный сектор и гражданское общество должны сыграть важную роль в широком привлечении инвестиционных фондов, повышении эффективности и отчетности организаций, а также обеспечении участия общественности в данном процессе, и прозрачности его политики. При мобилизации ресурсов следует принять во внимание полный спектр услуг и продуктов, производимых на основе УИР. Платежи за экосистемные услуги, производимые на основе устойчивой системы производства, могут стать существенным источником инвестиционных ресурсов.
  • Включение ценности природных ресурсов и экосистемных услуг в ценовую политику в части определения цены потребляемых факторов и продукции сельского хозяйства. Это достигается установлением выполнимых экологических нормативов, устранением порочных стимулов, таких как субсидии на удобрения, воду и пестициды, и созданием положительных стимулов, таких как платежи за экосистемные услуги или экологическая маркировка, в производственно-сбытовых цепях.
  • Повышение координации и снижение операционных издержек. Привлечение мелких фермеров к участию в разработке УИР в полной мере требует координированных действий по снижению операционных издержек, связанных с доступом к рынкам потребляемых факторов и рынкам продукции, службам по распространению сельскохозяйственных знаний и платежей за экологические услуги. В связи с этим институты и технологии, способствующие обеспечению участия, включая объединения фермеров, местные общественные организации, традиционные формы коллективной деятельности и современные средства связи, приобретают решающее значение для УИР.
  • Создание регуляторных, исследовательских и консультативных систем для широчайшего спектра продукции и условий сбыта. УИР олицетворяет собой переход от высоко стандартизованной единообразной модели сельскохозяйственного производства к нормативно-правовой базе, учитывающей и поощряющей разнообразие, – например, через включение неформальных семеноводческих систем в нормативную семенную политику и интегрирование традиционных знаний в научные исследования и систему консультаций по вопросам сельского хозяйства.
  • Признание и внедрение сложившейся практики доступа и управления в программы УИР. Большое значение придается оценке и расширению возможностей существующих систем доступа к факторам производства, необходимых для УИР, и местных систем управлении сельскохозяйственной деятельностью.

Стратегии и программы устойчивой интенсификации растениеводства затронут ряд секторов и привлекут к участию множество заинтересованных сторон. Поэтому стратегия достижения УИР должна стать сквозным компонентом национальной стратегии развития. Важный шаг, который предстоит сделать правительственным структурам для внедрения УИР, состоит в инициации процесса включения стратегий УИР в число задач национального развития и усиления внимания к ним. УИР должна стать неотъемлемой частью национальных программ развития, включая такие процессы, как Стратегия борьбы с бедностью и стратегии обеспечения продовольственной безопасности и инвестиций, включая проверку исполнения обязательств по обеспечению продовольственной безопасности, принятых на саммите Большой восьмерки в Л’Аквиле (Италия) в 2009 году.

Развертывание программ и планов УИР в развивающихся странах требует согласования действий на международном и национальном уровнях с участием правительства, частного сектора и гражданского общества. В современных условиях процессы с привлечением широкого круга заинтересованных лиц играют ключевую роль в обеспечении продовольственной безопасности на всех уровнях. На мировом уровне ФАО вместе с партнерами по реализации УИР будут играть важную роль в ее поддержке.

Список литературы

1. Pingali, P. & Raney, T. 2005. From the green revolution to the gene revolution: How will the poor fare? ESA Working Paper No. 05-09. Rome, FAO.

2. Pingali, P. & Traxler, G. 2002. Changing locus of agricultural research: Will the poor benefit from biotechnology and privatization trends. Food Policy, 27: 223-238.

3. Beintema, N.M. & Stads, G.J. 2010. Public agricultural R&D investments and capacities in developing countries: Recent evidence for 2000 and beyond. Note prepared for GCARD 2010.

4. Crawford, E., Kelley, V., Jayne, T. & Howard, J. 2003. Input use and market development in Sub- Saharan Africa: An overview. Food Policy, 28(4): 277-292.

5. Всемирный банк. 2007. Доклад о мировом развитии 2008. Вашингтон, Федеральный округ Колумбия.

6. De Schutter, O. 2010. Addressing concentration in food supply chains: The role of competition law in tackling the abuse of buyer power. UN Special Rapporteur on the right to food, Briefing note 03. New York, USA.

7. Humphrey, J. & Memedovic, O. 2006. Global value chains in the agrifood sector. Vienna, UNIDO.

8. IAASTD. 2009. Agriculture at the crossroads, by B.D. McIntyre, H.R. Herren, J. Wakhungu & R.T. Watson, eds. Washington, DC.

9. Alexandratos, N. 2010. Expert meeting on “Feeding the World in 2050”. Critical evaluation of selected projections. Rome, FAO. (mimeo)

10. IFPRI. 2010. Proven successes in agricultural development: A technical compendium to Millions Fed, by D.J. Spielman & R. Pandya-Lorch, eds. Washington, DC.

11. Fischer, R.A., Byerlee, D. & Edmeades, G.O. 2009. Can technology deliver on the yield challenge to 2050? Paper presented at the FAO Expert Meeting: How to Feed the World in 2050, 24-26 June 2009. Rome, FAO.

12. FAO. 2010. Climate smart agriculture: Policies, practices and financing for food security, adaptation and mitigation. Rome.

13. FAO. 2009. Food security and agricultural mitigation in developing countries: Options for capturing synergies. Rome.

14. Hazell, P. & Fan, S. 2003. Agricultural growth, poverty reduction and agro-ecological zones in India: An ecological fallacy? Food Policy, 28(5-6): 433-436.

15. CBD. 2010. Perverse incentives and their removal or mitigation (www.cbd.int/ incentives/perverse.shtml).

16. UNEP/IISD. 2000. Environment and trade: A handbook. Canada, IISD.

17. OECD. 2003. Perverse incentives in biodiversity loss. Paper prepared for the Ninth Meeting of the Subsidiary Body on Scientific, Technical and Technological Advice (SBSTTA 9). Paris.

18. Rhodes, D. & Novis, J. 2002. The impact of incentives on the development of plantation forest resources in New Zealand. Information Paper No. 45. New Zealand Ministry of Agriculture and Forestry.

19. DNR. 2008. Environmental harmful subsidies - A threat to biodiversity. Munich, Germany.

20. FAO. 2010. Price volatility in agricultural markets: Evidence, impact on food security and policy responses. Economic and Social Perspectives Policy Brief No. 12. Rome.

21. ФАО. 2009. Накормить мир, ликвидировать голод. Справочный документ для Всемирного саммита по продовольственной безопасности, Рим, 18 ноября 2009 года. Рим.

22. Ceccarelli, S. 1989. Wide adaptation. How wide? Euphytica, 40: 197-205.

23. Lipper, L., Anderson, C.L. & Dalton, T.J. 2009. Seed trade in rural markets: Implications for crop diversity and agricultural development. Rome, FAO and London, Earthscan.

24. TEEB. 2010. The economics of ecosystems and biodiversity: Mainstreaming the economics of nature: A synthesis of the approach, conclusions and recommendations of TEEB. Malta, Progress Press.

25. Wunder, S., Engel, S.Y. & Pagiola, S. 2008. Payments for environmental services in developing and developed countries. Ecological economics, 65(4): 663-852.

26. FAO. 2007. The State of Food and Agriculture 2007: Paying farmers for environmental services. Rome.

27. ФАО. 2010. Положение дел в связи с отсутствием продовольственной безопасности в мире: Решение проблемы отсутствия продовольственной безопасности в условиях затяжных кризисов. Рим.

28. GNHC. 2009. 10th five year plan 2008-2013. Main document, vol. I. Royal Government of Bhutan.

29. Wilkes, A., Tan, J. & Mandula. 2010. The myth of community and sustainable grassland management in China. Frontiers of Earth Science in China, 4(1): 59–66.

30. Lipper, L. & Neves, B. 2011. Pagos por servicios ambientales: їquй papel ocupan en el desarrollo agrнcola sostenible? Revista Espaсola de Estudios Agrosociales y Pesqueros, 228(7- 8): 55-86.

31. Donnelly, T. 2010. A literature review on the relationship between property rights and investment incentives. Rome, FAO. (mimeo)

32. Fitzpatrick, D. 2005. Best practice: Options for the legal recognition of customary tenure. Development and Change, 36(3): 449–475. DOI: 10.1111/j.0012- 155X.2005.00419.x

33. FAO. 2010. The Second Report on the State of the World’s Plant Genetic Resources for Food and Agriculture. Rome.

34. Piesse, J. & Thirtle, C. 2010. Agricultural R&D, technology and productivity. Phil. Trans. R. Soc. B., 365(1554): 3035-3047.

35. Pardey, P.G., Beintema, N., Dehmer, S. & Wood, S. 2006. Agricultural research: A growing global divide? IFPRI Food Policy Report. Washington, DC, IFPRI.

36. United Nations. 2009. Promotion and protection of human rights: Human rights questions, including alternative approaches for improving the effective enjoyment of human rights and fundamental freedoms (UN GA Doc A/64/170). New York, USA.

37. Wright, B.D., Pardey, P.G., Nottenberg, C. & Koo, B. 2007. Agricultural innovation: Investments and incentives. In R.E. Evenson & P. Pingali, eds. Handbook of agricultural economics, vol. 3. Amsterdam, Elsevier Science.

38. Helfer, L.H. 2004. Intellectual property rights in plant varieties. Rome, FAO.

39. GAT. 2010. Transforming agricultural research for development. Paper commissioned by the Global Forum on International Agricultural Research (GFAR) as an input into the Global Conference on Agricultural Research for Development (GCARD), Montpellier, 28-31 March 2010.

40. Hazell, P., Poulton, C., Wiggins, S. & Dorward, A. 2007. The future of small farms for poverty reduction and growth. 2020 Discussion Paper No. 42. Washington, DC, International Food Policy Research Institute.

41. IFAD. 2010. Rural Poverty Report 2011. New realities, new challenges: New opportunities for tomorrow’s generation. Rome.

42. Scoones, I. & Thompson, J. 2009. Farmer first revisited: Innovation for agricultural research and development. Oxford, ITDG Publishing.

43. Shepherd, A.W. 2000. Understanding and using market information. Marketing Extension Guide, No. 2. Rome, FAO.

44. IFAD/WFP. 2010. The potential for scale and sustainability in weather index insurance for agriculture and rural livelihoods, by P. Hazell, J. Anderson, N. Balzer, A. Hastrup Clemmensen, U. Hess & F. Rispoli. Rome.

45. Devereux, S. 2002. Can social safety nets reduce chronic poverty? Development Policy Review, 20(5): 657-675.

46. Ravallion, M. 2009. Do poorer countries have less capacity for redistribution? Policy Research Working Paper No. 5046. Washington, DC, World Bank.

47. FAO. 2006. The right to food guidelines: Information papers and case studies. Rome.

48. Shepherd, A.W. 2007. Approaches to linking producers to markets. Agricultural Management, Marketing and Finance Occasional Paper, No. 13. Rome, FAO.

49. Winters, P., Simmons, P. & Patrick, I. 2005. Evaluation of a hybrid seed contract between smallholders and a multinational company in East Java, Indonesia. The Journal of Development Studies, 41(1): 62–89.

50. Little, P.D. & Watts, M.J., eds. 1994. Living under contract: Contract farming and agrarian transformation in Sub- Saharan Africa. Madison, USA, University of Wisconsin Press.

51. Berdeguй, J., Balsevich, F., Flores, L. & Reardon, T. 2003. Supermarkets and private standards for produce quality and safety in Central America: Development implications. Report to USAID under the RAISE/SPS project, Michigan State University and RIMISP.

52. Reardon, T., Timmer, C.P., Barrett, C.B. & Berdeguй, J. 2003. The rise of supermarkets in Africa, Asia, and Latin America. American Journal of Agricultural Economics, 85(5): 1140-1146.

53. Johnson, N. & Berdeguй, J.A. 2004. Collective action and property rights for sustainable development: Property rights, collective action, and agribusiness. IFPRI Policy Brief, 2004. Washington, DC.

54. Cavatassi, R., Gonzalez, M., Winters, P.C., Andrade-Piedra, J., Thiele, G. & Espinosa, P. 2010. Linking smallholders to the new agricultural economy: The case of the Plataformas de Concertaciуn in Ecuador. ESA Working Paper, No. 09-06. Rome, FAO.

55. McCullogh, E.B., Pingali, P.L. & Stamoulis, K.G., eds. 2008. The transformation of agri-food systems: Globalization, supply chains and smallholder farmers. Rome, FAO and London, Earthscan.

56. Singh, S. 2002. Multinational corporations and agricultural development: A study of contract farming in the Indian Punjab. Journal of International Development, 14: 181–194.

57. Dietrich, M. 1994. Transaction cost economics and beyond: Towards a new economics of the firm. London, Routledge.

Вы можете заказать книгу Сохранить и приумножить (ФАО, 2011 г.) по электронной почте
publications-sales@fao.org, или через онлайновый каталог публикаций ФАО:
www.fao.org/icatalog/inter-e.htm

7. Стратегии и организационные меры

Для поощрения мелких хозяйств к внедрению устойчивой интенсификации растениеводства необходимы кардинальные изменения в политике и институтах сельскохозяйственного развития.

1 2 3 4 5 6 7

«Эта книга показывает, как мы можем начать „вечнозеленую революцию“, ведущую к росту производительности сельского хозяйства, без ущерба для окружающей среды.»
М. С. Сваминатан

Скачать информационный листок (1.3MB)

Как приобрести эту книгу
Вы можете заказать книгу по электронной почте:
publications-sales@fao.org