Sorry, you need to enable JavaScript to visit this website.

Global Forum on Food Security and Nutrition • FSN Forum

Re: Addressing the main challenges of food security and rural poverty reduction by incorporating social protection into national strategies and actions

Aroa Santiago Bautista
Aroa Santiago BautistaFAO Regional Office for Europe and Central AsiaHungary

>> РУССКАЯ ВЕРСИЯ НИЖЕ

Dear colleagues and friends,

Let me contribute to such an interesting and important discussion by focusing on the promotion of gender-sensitive social-protection schemes. As it has been discussed by many of you in relation to CIS countries, women’s overrepresentation in unpaid work remains an issue that has direct implications not only for women’s access to income and recognition of their work, but also for women’s access to social protection schemes.

I have been working in Albania in the production of a Country Gender Assessment, and I can say that the situation is again very similar: Women are over-represented in unpaid and domestic work, and, especially in family farming, their work remains unregistered. Despite the fact that land was alloted in the 90s among the population as individuals, land has been de facto been distributed by families and registered in the name of the head of the households (usually men). This male-dominated registration happens as well with the holdings: Only 6 percent of agricultural holdings are registered by women. This increases the invisibility of women as active contributors to small holdings and family farming and therefore, it limits their access to social benefits that are provided to owners of these holdings.

Furthermore, per each dollar that is earned by a man in skilled agriculture and fishery in Albania, women earn an average of 0.62 USD (FAO, 2014; UN Women, 2012). When pensions are calculated based on average salaries, the gender pay gap is translated in older ages into gender-based pension pay gaps. As some of you already mentioned, in family agriculture in which women do not have land, holdings or earnings registered at all, they run the risk of even not receiving pensions at all or receiving minimum non-contributory ones.

In the case of agriculture, the hazards that unpredictable climate events may pose to food security and income stability are an added value to social protection schemes. These social protection plans need to be adapted to agricultural peculiarities (seasonal investments-earnings, natural hazards, lower population density in rural areas, etc), as well as to the actual situation of women and men in agriculture (what we call equity as a means to reach equality), so governments need to conduct deep gender-sensitive situation-analysis before designing any social protection scheme for rural areas. Just extending urban social protection schemes may not suffice.

It is important also to consider additional positive effects that the improvement of social protection schemes can have. As the 2015 FAO SOFI (The State of Food Insecurity) report demonstrates, social protection can contribute to an increased productivity and poverty reduction. Then we can presume that it can even partially slow-down out-migration and internal migration (from rural areas to urban areas) that many countries from Eastern Europe and Central Asia are facing, if social protection schemes reduce income instability and poverty in rural areas.

Finally, as documented in the background paper for the FAO European Commission of Agriculture 2015 (prepared by Dono Abdurazakova), social protection in the event of motherhood is quite comprehensive in CIS countries (in terms of women’s leave entitlements). This can be perceived by some companies as a burden, so in this case, increasing men’s rights (as well as responsibilities) on parenthood is a need.

I think, then, that based on what has been discussed so far in the forum and the info presented here, it can be affirmed that it is urgent to:

1) Find a way to make visible and quantifiable women’s contribution to family farming and unpaid work. (making co-registration of land and holdings mandatory can be a way to do so), and ensure that women have access to information about their social benefits and rights;

3) Ensure that women, as well as men, are protected in the event of natural disasters (draughts, floods, etc), and that social protection schemes are gender-sensitive and are well adapted to agricultural and rural peculiarities;

4) Pay special attention to pension schemes, since elderly are in many cases those amongst the poorer (especially in the context of out-migration or social changes that reduces family and community protection networks); and

4) Promote men’s rights and social benefits in regards to parenthood and reproductive responsibilities, so both women and men have shared household responsibilities and can be equally competitive in the market.

Уважаемые коллеги и друзья!

Позвольте и мне внести свой вклад в такую интересную и важную дискуссию. Я бы хотела обратить особое внимание на поддержку схем социальной защиты, которые учитывают гендерные аспекты. Как уже обсуждалось многими из вас, в странах СНГ серьезной проблемой остается преобладание неоплачиваемого труда для женщин, что имеет прямые последствия не только для доступа женщин к доходам и признания их работы, но также и для доступа женщин к программам социальной защиты.

Я участвовала в проведении оценки гендерной ситуации в Албании, и могу сказать, что она и здесь очень схожа; имеет место преобладание женщин в неоплачиваемом и домашнем труде и, в особенности, в ведении семейного фермерского хозяйства, где их работа также не учитывается. Несмотря на то, что земля в 90-х гг. была распределена среди населения, как среди частных лиц, по факту же ее распределение производилось между семьями, а участок регистрировался на имя главы домохозяйства (зачастую мужчины). Преобладание мужчин наблюдается также и в регистрации земельных владений – только 6% сельскохозяйственных земельных владений зарегистрированы женщинами. Это лишь усугубляет незаметность роли женщин как лиц, вносящих активный вклад в благополучие мелких земельных владений и семейных фермерских хозяйств и, следовательно, ограничивает их доступ к социальным привилегиям, которые предоставляются владельцам таких земельных владений.

Кроме того, на каждый доллар, заработанный квалифицированным работником-мужчиной в сельском хозяйстве и рыболовстве в Албании, женщины зарабатывают 0,62 доллара США (ФАО, 2014 г.; ООН Женщины, 2012 г.). При расчете пенсий на основе средней заработной платы, разрыв в зарплатах мужчин и женщин сохраняется и в отношении пенсий.  Как уже отметили некоторые из вас, семейное сельское хозяйство, в котором у женщин нет зарегистрированных  земли, холдингов и заработка, они рискуют вообще не получать пенсий, или же получать минимальные, без предварительных взносов. В случае с сельским хозяйством, угрозы, которые непрогнозируемые климатические явления могут представлять для продовольственной безопасности и стабильности доходов, приумножают эффект программ социальной защиты.  Такие планы социальной защиты необходимо применять к особенностям сельского хозяйства (сезонные инвестиции – доходы, стихийные бедствия, низкая плотность населения в сельских районах и т.д.), а также к текущему положению мужчин и женщин в сельском хозяйстве (то, что мы называем равенством, как средство для достижения равенства). Таким образом, правительствам необходимо проводить глубокий анализ гендерной ситуации, перед тем, как приступать к разработке схем социальной защиты для населения в сельской местности. Простое применение к ним городских программ социальной защиты не будет достаточным.

Важно также учитывать и дополнительные положительные эффекты, которые может повлечь за собой улучшение схем социальной безопасности. Согласно отчету ФАО SOFI (Положение дел в связи с отсутствием продовольственной безопасности), социальная защита может способствовать повышению производительности и снижению уровня бедности. Тогда мы можем предположить, что они даже способны частично замедлить миграцию населения из страны, а также внутреннюю миграцию (из сел в города), с которыми сталкиваются многие страны Восточной Европы и Центральной Азии, при условии, что программы социальной защиты снижают нестабильности доходов и бедность в сельских районах.

Наконец, в соответствии со справочным документом Европейской комиссии ФАО по сельскому хозяйству за 2015 год (подготовленным Доно Абдуразаковой), социальная защита в случае материнства, является достаточно полной в странах СНГ (в отношении отпусков женщин). Некоторыми компаниями это может быть воспринято как бремя, таким образом, в данном случае необходимо расширение прав (и обязанностей) мужчин в отношении воспитания детей.

На основании данного обсуждения в рамках форума и представленной здесь информации, я полагаю, что можно утверждать, что срочными задачами являются:

1)     нахождение пути для того, чтобы вклад женщин в семейные фермерские хозяйства и их неоплачиваемый труд, стали более заметными и подлежали количественной оценке (принятие обязательности регистрации земли и холдингов может способствовать этому), а также обеспечить для женщин доступ к информации об их социальных привилегиях и правах;

2)   обеспечить защиту женщин, наравне с мужчинами, в случаях стихийных бедствий (засухи, наводнения и пр.), а также, чтобы схемы социальной защиты учитывали гендерный вопрос и были хорошо приспособлены к особенностям сельского хозяйства и сельских районов;

3)   уделять особое внимание пенсионным схемам, так как пожилые люди в большом количестве встречаются среди бедняков (особенно в условиях миграции за пределы страны или социальных изменений, которые способствуют ослаблению сетей защиты семей и сообществ); а также

4)   способствовать расширению прав и социальных привилегий мужчин, которые занимаются воспитанием детей, а также их обязанностей, таким образом, чтобы и мужчины, и женщины делили ответственность по ведению домашнего хозяйства и могли в равной степени конкурировать на рынке.