What Future for Irrigated Agriculture in Central Asia?

10.04.2014 - 08.05.2014
Total contributions: 26

Dear Colleagues,  

Welcome to the online discussion “What Future for Irrigated Agriculture in Central Asia?”.

This three-week online discussion is initiated by the Global Food Security and Nutrition Forum (FSN Forum) in close collaboration with Investment Centre Division, both based in Food and Agriculture Organization of United Nations (FAO). 

Water is a key element for food security and the management of water resources is of crucial political importance. This is especially evident in areas in which a high percentage of agriculture is based on irrigation with water coming from basins shared among several countries. 

Against this background, FAO has been actively involved into preparation of several scenarios for the future of irrigated agriculture in Central Asia.
 
Those activities were implemented within a project aimed to support water cooperation among countries sharing the Aral Sea Basin by encouraging systematic thinking about the future. Through a joint scenario thinking exercise, participants from all five Central Asia republics and Afghanistan developed a scenario set for the year 2040 about the regional water-agricultural-energy nexus. The results of the project was a collaborative work of the Executive Committee of the International Fund for Saving the Aral Sea (EC-IFAS), the United Nations Regional Center for Preventive Diplomacy in Central Asia (UNRCCA) and the Investment Centre and the Sub-Regional Office for Central Asia of FAO.

To know more about the project outputs and to learn about “scenario thinking”, we invite you to read the background papers and to watch a short introductory video:

In order to stimulate and enrich this discussion, we would like to focus on the following guiding questions:

  1. What would be the first steps governments should take to create a regional agricultural trade mechanism that ensures food supplies including during periods of market shocks? 

  2. The threat of climate change is looming. What effective actions you think are possible to undertake to cope with climate change in Central Asia without regional cooperation? 

  3. The agricultural sector in Central Asia is under growing pressure to decrease water use while at the same time guaranteeing food production.  With these seemingly contradictory objectives, what characteristics should agricultural development have to achieve them?

  4. Productivity gains in the agricultural sector require public and also private investments. What mechanisms you can think of to promote private investments in the agricultural sector in Central Asia in a responsible manner? What conditions need to be met?

We are calling on stakeholders such as governments, civil society organizations, research institutes, non-governmental organisations, developing projects and Water User Associations to engage in a constructive dialogue.

The outcomes of the discussion will help the team of the Investments Centre and the Sub-Regional Office for Central Asia and their partners from EC-IFAS and UNRCCA to advance the finalization of the scenarios. Additionally, the discussion will contribute to the development of a dynamic food security network for Europe and Central Asia that will be integrated into FAO’s overall global activities on food security and nutrition issues.

Your answers, ideas and suggestions will support this process. 

We look forward to a rich discussion and to receiving your inputs, which will help us refine and finalize the scenarios. 

Please feel free to circulate the invitation within your professional networks or to suggest us people you think would be interested in taking part in online-discussions

Thank you in advance,

Giovanni Munoz – Land and Water Development Engineer (FAO/TCIC)

Bart Hilhorst - Expert in transboundary water resources management, Consultant

Leave your contributions

Login is required to comment
Giovanni Munoz and Bart Hilhorst Co-facilitators of the discussion,
02.06.2014

>> РУССКАЯ ВЕРСИЯ НИЖЕ <<

 

First and foremost we would like to acknowledge the very interesting and elaborated contributions, made by participants during this on-line forum. We provided some brief introduction to what has been a very intense participatory process with experts from Central Asia, who jointly developed a set of scenarios that we expect to finalise shortly thanks also to your valuable contributions. 
 
During this process, using a well-established methodology, four scenarios were developed about the future of the water-energy-agriculture sectors in Central Asia. The comprehensive scenario logics were accepted by all Central Asian states as well as Afghanistan. Scenarios are sets of multiple, equally plausible stories that describe how the future might unfold. Therefore, scenarios are not predictions. Rather, they identify - to the best of our ability - what might happen. They are plausible evolutions from the current situation, depending on how the major driving forces develop and interact. Participants in a scenario exercise are discouraged from expressing a preference for a certain scenario – all are plausible and have to be considered. 
 
We starting this forum by asking four questions derived from the insight obtained during the process of developing the scenario logics and have received a good number of replies and suggestions for each one of them. We will not try to summarise them in detail as they will remain available in this forum page for you to read them. They do enrich and confirm the scenario logics so far developed and some of them also point to areas where we need to sharpen our arguments to better describe the content of the scenarios. 
 
We would just like to highlight some of the main ideas discussed:
 
  • Improving agricultural productivity in rainfed agriculture is important in Central Asia and technologies such as Conservation Agriculture and Water Harvesting need further promotion in the region; 
  • While participants acknowledged that there is a good deal of interventions countries in Central Asia can undertake to mitigate the impacts of climate change, they also realized that such threats are better addressed through regional cooperation; 
  • Participants also highlighted the centrality of private investments to maintain existing irrigation infrastructure in the long run, secure land tenure rights were suggested as a pre-requisite to promote farmers’ investment in agriculture; 
  • Recognizing that most water in Central Asia is used for agricultural purposes, participants argued that much more needs to be done to encourage technological innovation in agriculture; 
  • Low water productivity in irrigated agriculture is a key feature in Central Asia. The discussion suggested many solutions for improving water productivity through a mix of improved efficiency of water application, improved agricultural practices, better crop selection and fertilization, measures to strengthen the enabling environment for agricultural activities, etc. 
 
In closing, we would like to thank participants for their engagement and emphasize that like in other regions of the world where water scarcity is becoming more intense, the future of irrigation in Central Asian depends on progress in areas within and outside the water domain.
 
Giovanni Munoz – Land and Water Development Engineer (FAO/TCIC) 
 
Bart Hilhorst - Expert in transboundary water resources management, Consultant 
 
 
В первую очередь, мы хотели бы выразить признательность за крайне интересные и проработанные комментарии, предоставленные участниками в ходе онлайн-дискуссии. Мы представили краткое введение в достаточно интенсивный процесс с участием экспертов из Центральной Азии, совместно разработавших набор сценариев, оформление которых мы планируем завершить в ближайшее время, учитывая также и ваши ценные комментарии.
 
В ходе этого процесса, с использованием устоявшейся методологии, были разработаны четыре сценария для будущего секторов вода-энергия-сельское хозяйство в Центральной Азии. Всеобъемлющие логические схемы сценариев были приняты всеми государствами Центральной Азии, а также Афганистаном. Сценарии представляют собой наборы многочисленных, в равной степени вероятных версий, которые описывают, как может разворачиваться будущее. Таким образом, сценарии не являются прогнозами. Скорее, они определяют, в меру наших возможностей, что может случиться. Они являются вероятным развитием текущей ситуации, в зависимости от того, каким образом развиваются и взаимодействуют основные движущие силы. Участникам процесса разработки сценариев не рекомендуется выражать предпочтения в отношении определённого сценария – каждый из них является вероятным и должен быть рассмотрен. 
 
Мы инициировали данную дискуссию, задав четыре вопроса, возникших из аналитических выводов, полученных в процессе разработки логических схем сценариев, а также получивших большое количество ответов и предложений по каждому из них. Мы не будем пытаться их обобщить в развернутой форме, так как они будут доступны к прочтению на сайте этой дискуссии. Они улучшают и подкрепляют логические схемы сценариев, разработанные на настоящий момент, а некоторые из них также указывают на те области, в которых нам следует усилить наши аргументы, чтобы лучше описать содержание сценариев.
 
Мы хотели бы подчеркнуть некоторые из основных обсуждённых идей: 
 
  • Повышение сельскохозяйственной продуктивности в богарном сельском хозяйстве играет важную роль в Центральной Азии, а технологии, такие как ресурсосберегающее сельское хозяйство и сбор поверхностного стока требуют дальнейшего развития в регионе; 
  • В то время как участники признали, что существует значительное количество оперативных мер, которые могут быть предприняты странами Центральной Азии, для смягчения последствий изменения климата, они также осознали, что борьба с такими угрозами наилучшим образом осуществляется в рамках регионального сотрудничества; 
  • Участники также подчеркнули центральную роль частных инвестиций для поддержания существующей ирригационной инфраструктуры в долгосрочной перспективе, а обеспечение права землевладения было предложено в качестве предпосылки для привлечения инвестиций фермеров в сельское хозяйство; 
  • Признавая, что наибольшее количество воды в Центральной Азии используется в сельскохозяйственных целях, участники обсудили, что многое ещё предстоит сделать, чтобы стимулировать технологические инновации в сельском хозяйстве; 
  • Низкая производительность воды в орошаемом земледелии является ключевой особенностью в Центральной Азии. В ходе обсуждения было предложено множество решений для повышения производительности воды, посредством сочетания повышения эффективности применения воды, улучшения методов ведения сельского хозяйства, лучшего выбора сельскохозяйственных культур и удобрений, мер по укреплению благоприятных условий для сельскохозяйственной деятельности и т.д. 
 
В заключение мы хотели бы поблагодарить участников за их вовлеченность в обсуждение, и подчеркнуть, что, как и в других регионах мира, где нехватка воды становится всё более значительной, будущее орошения в Центральной Азии зависит от прогресса на территориях владения водными ресурсами, как в их пределах так и за пределами. 
 
Джованни Муньос - инженер в области развития земельных и водных ресурсов (ФАО/Инвестиционный Центр) 
 
Барт Хилхорст - эксперт по трансграничному управлению водными ресурсами, консультант 

 

Anura Widana , New Zealand
13.05.2014

>> РУССКАЯ ВЕРСИЯ НИЖЕ <<

Several issues have been raised by the participants. All of them are valid, useful and provide “hot spots” that need to work on in order to improve irrigated agriculture in the central Asia (CA). However, one fundamental issue that make irrigated agriculture improves its productivity with equality (in water allocation, input use) have not received adequate attention in the on-going discussion. There are few other issues that are also relevant in the context of the present discussion. The purpose of the present contribution is to highlight and bring in a brief discussion on the importance of issues that have received only marginal attention.

The discussion is underpinned by four issues raised by the organisers. The single issue that determines the latter three of the four questions is the active engagement of water user association (WUA) in the management of the irrigated sector. Although some passing references have been made to this subject the issue in its entirety has not been highlighted. The active involvement of WUA is also critical in the context of increasing the number of small holders who constitute the bulk of the irrigated sector in CA. As some contributions have highlighted, the data tells us that over 80 per cent of farmers in Afghanistan, Tajikistan and Kyrgyz are small-holders. As such, any improvement in the sector necessarily has to address to the millions of small farmers who form a central part of water use. The consideration on their skills, education, knowledge, aspirations, values, behaviour etc. are a sine quo non to improve irrigated agriculture. And, the only effective mechanism to work with a diverse and scattered groups of small farmers as demonstrated in other Asian countries is to form them into entities. Any program developed and implement without their active participation is doomed to be a failure as no country in CA can afford to employ a police officer at every farm outlet to control water and other input use as well as to apprehend those who waste water, do not participate in O&M of the system and cause damage to the system. The CA countries should benefit from experiences on WUA in other Asian countries.

The role and functions of farmer’s organisations (FOs) are huge and spread over a spectrum. The following list provides some essential roles and benefits of WUA (also called FO) as researched and documented in Sri Lanka which is well relevant in the context of CA.

  • Resource allocation functions
  • Dispute resolving functions
  • Inputs (seeds, equipment, other materials) distribution includes disbursement of and recovery of agricultural loans
  • Water management including O&M and increasing water use efficiency
  • Environmental protection/conservation
  • Education, training, extension, awareness creation and sensitization
  • Crops and livestock marketing
  • Processing includes storage
  • Water productivity enhancement functions include reduced crops production cost
  • Work with water authority to prepare / implement better allocation/distribution decisions

Although there are some WUA that are working in several CA countries such as Afghanistan, Tajikistan and Kyrgyz (and perhaps other CA countries), the data on the number, profile and activities is not available. The government and donor attention to WUA is in adequate as even the number of active WUA (and other similar entities) is unknown.

The increase in irrigated area under cultivation through the activities of FOs is well documented. One commonly sighted experiment at Gal Oya, Sri Lanka has demonstrated that the facilitation of FOs that have been effective in water allocation, on-farm use and saving has led to huge water saving that was used to cultivate other sections of the irrigation scheme that has never been put under crops ever since the scheme was originally built in early 19502. I’m aware of some work on water use organisations promoted in Afghanistan and Tajikistan but the work is inadequate.

The processing of agricultural stuff is the next issue that needs attention in this discussion. The perishable crops produced under irrigation such as water melon, other cucurbits, pomegranates, grapes, etc. in Afghanistan, Tajikistan and Uzbekistan and other countries need to be processed well and shipped to consuming areas. A large part of the output is improperly utilized or even wasted at present. This will increase the shelf life of agricultural produce. Afghanistan produces a large quantity of fruits and nuts that are not effectively processed and marketed. There are number of constraints to the processing of products that require further attention.

The third issue is improper water allocation in the head-end of irrigation systems where trees (fruits, buts and timber) are grown while depriving of the tail-end users of their share of water for the cultivation of much needed annual crops. The examples come from irrigation systems such as Balkh and several other river-based systems in Afghanistan. On the other hand, tail-end of the system hardly receives water as much of it is ponded in the upper reach. It is the WUA that can resolve problems such as this as evident in elsewhere.

The fourth issue not discussed is the need for inter-country cooperation on irrigation matters with the sharing of a river basin. The Amu River between Afghanistan and Tajikistan is an issue at hand. There is more work on the protection of river banks on the Tajik side that cause heavy damage to both irrigation systems, farmlands and communities on the Afghan side. The only effective mechanism to resolve the management is coordination between the two countries.

The final issue is mini-hydro power schemes making use of irrigation water is yet another issue that affects the performance of irrigated agriculture. Irrigation systems such as Balkh, Khanabad and Amu river-based irrigation systems have several dozens of hydro-power plants installed by wealthy people. Though the hydro-power systems benefit the entire community, the ponding of irrigation water leads to inefficient allocation and lower on-farm water use efficiency.

The above issues suggest that the emphasis on policy, provision of assistance to WUA and research including data gathering are required in the context of CA countries. It is also necessary to work on inter-country coordination on river management such as the activities being undertaken in the Amu river basin"

Несколько вопросов были подняты участниками. Все они являются обоснованными, полезными и обозначают «горячие точки», над которыми необходимо провести работу, чтобы улучшить орошаемое земледелие в Центральной Азии (ЦА). Тем не менее, одна фундаментальная проблема, которая заставляет орошаемое земледелие улучшать свою продуктивность  посредством равноправия (в вопросах водораспределения, использования производственных ресурсов) не получила должного внимания в ходе текущих обсуждений. Существует несколько других вопросов, которые также актуальны в контексте настоящего обсуждения. Цель данного комментария заключается в освещении и вынесении на краткое обсуждение важности вопросов, которые получили лишь незначительное внимание.

В основе дискуссии лежат четыре вопроса, поднятые организаторами. Один из вопросов, который определяет последние три из четырех вопросов, заключается в активном участии ассоциаций водопользователей (АВП) в руководстве ирригационными секторами. Несмотря на то, что были даны некоторые беглые упоминания этой темы, вопрос во всей его полноте освещён не был. Активное участие АВП также имеет важное значение в условиях увеличения численности мелких фермерских хозяйств, которые составляют основную часть ирригационного сектора ЦА. Как было подчёркнуто в некоторых комментариях, данные свидетельствуют о том, что более 80 процентов фермерских хозяйств в Афганистане, Таджикистане и Кыргызстане являются мелкими фермерскими хозяйствами. Таким образом, любое улучшение в секторе обязательно должно быть направлено на миллионы мелких фермеров, которые формируют центральную часть водопользования. Принятие к вниманию их навыков, образования, знаний, стремлений, ценностей, поведения и т.д. является обязательным условием для улучшения орошаемого земледелия. А единственным эффективным механизмом для работы с разнообразными и разрозненными группами мелких фермерских хозяйств, как можно судить на примере других азиатских стран, является формирование их в юридические субъекты. Любая программа, разработанная и осуществлённая без их активного участия обречена на провал, так как ни одна страна в ЦА не может себе позволить нанять такое количество полицейских, чтобы они занимали пост у каждого фермерского водовыпуска, с целью осуществления контроля над количеством поступающей воды и использованием прочих  ресурсов, а также для выявления тех, кто теряет воду, не участвует в ЭиТО системы и наносит вред системе. Страны ЦА должны воспользоваться опытом работы с АВП в других азиатских странах.

Роли и функции фермерских организаций (ФО) огромны и распространяются на всю область. Ниже приведены некоторые важные роли и преимущества АВП (также называемые ФО), которые были изучены и задокументированы в Шри-Ланке, пример которой является актуальным в контексте ЦА.

  • Функции распределения ресурсов
  • Функции разрешения споров
  • Распределение производственных ресурсов (семян, оборудования, других материалов) включает выплату и возврат сельскохозяйственных кредитов
  • Управление водными ресурсами, в том числе ЭиТО, а также повышение эффективности водопользования
  • Охрана окружающей среды / сохранение
  • Образование, обучение, повышение квалификации, повышение осведомлённости и уровня информированности
  • Маркетинг продукции животноводства и растениеводства
  • Переработка включает хранение
  • Функции улучшения эффективности использования воды включают снижение себестоимость производства сельскохозяйственных культур
  • Сотрудничество с органами, регулирующими водопользование, для подготовки / реализации лучших решений по водопотреблению / распределению.

Несмотря на то, что имеется некоторое количество АВП, которые функционируют в нескольких странах Центральной Азии, таких как Афганистан, Таджикистан и Кыргызстан (и, возможно, в других странах ЦА), данные об их количестве, сфере деятельности и функциях отсутствуют. Интерес правительств и доноров к АВП является вполне обоснованным, так как даже неизвестно количество действующих АВП (а также других подобных юридических субъектов).

Увеличение площади орошаемых земель под выращивание культур посредством деятельности ФО является хорошо задокументированным фактом. Один из наиболее показательных экспериментов в Гал Оя​​ (Шри-Ланка) показал, что помощь ФО, оказавшаяся эффективной в вопросах распределения воды, использования её на территориях фермерских хозяйств и экономии, способствовала существенной экономии воды, которая смогла быть использована для культивации других секций оросительной системы, которые ранее никогда не выделялись под посевы сельхоз культур, со времён создания системы в начале 1950. Я знакома с работой некоторых организаций водопользователей, получивших распространение в Афганистане и Таджикистане, но она не является удовлетворительной.

Обработка сельскохозяйственного сырья является следующим вопросом, который требует внимания в рамках этого обсуждения. Скоропортящиеся сельскохозяйственные культуры, производимые в условиях орошения, такие как арбуз, другие тыквенные, гранаты, виноград и т.д., в Афганистане, Таджикистане и Узбекистане и в других странах, должны быть надлежащим образом обработаны и отправлены потребителям.  В настоящее время большая часть продукции ненадлежащим образом потребляется или даже выбрасывается.  Это увеличит срок хранения сельскохозяйственной продукции. Афганистан производит большое количество фруктов и орехов, при переработке  и реализации которых используются неэффективные методы. Существует ряд ограничений на переработку продуктов, что требует дополнительного внимания.

Третий вопрос связан с несоответствующим распределение водных ресурсов в головной части оросительных систем, где произрастают деревья (фруктовые, на  древесину), лишая пользователей на конечных участках их доли воды для выращивания столь необходимых однолетних культур. Примеры взяты из оросительных систем, таких как Балх, и некоторых других речных оросительных систем в Афганистане. С другой стороны, «хвостовая часть» системы едва ли получает столько же воды, сколько ее забирается в верховьях. Как раз АВП могут решать подобные проблемы, как это наблюдается в других местах.

Четвёртым вопросом, который не обсуждался, является необходимость сотрудничества между странами по вопросам ирригации, с совместным пользованием речного бассейна. Река Амударья между Афганистаном и Таджикистаном является насущным вопросом. Большее количество работ по защите берегов рек проводится на таджикской стороне, что наносит серьёзный ущерб обеим ирригационным системам, а также сельскохозяйственным землям и общинам на афганской стороне. Единственным эффективным механизмом для решения вопросов управления является координация между двумя странами.

Последний вопрос заключается в схемах мини-ГЭС, использующих поливную воду, что является ещё одной проблемой, которая сказываетсяна производительности орошаемого земледелия. Системы полива, такие как имеются в Балхе, Ханабаде, а также речная ирригационная система Амударьи, насчитывают несколько десятков гидроэлектростанций, установленных состоятельными людьми. Хоть системы  ГЭС и приносят пользу всему сообществу, устройство запруд из поливной воды приводят к неэффективному водораспределению и низкой эффективности использования водных ресурсов фермерскими хозяйствами.

Вышеупомянутые вопросы показывают, что в условиях стран ЦА необходимо делать акцент на политике, оказании поддержки  АВП и исследованиям, включая сбор данных. Необходимо также работать над координацией между странами по вопросам регулирования рек, на примере мероприятий, осуществляемых в бассейне реки Амударья.

Mr. Giovanni Munoz FAO, Italy
13.05.2014

>> РУССКАЯ ВЕРСИЯ НИЖЕ <<

Dear all,

Fro those interested, and further to my message below, please note that you can download the Water Use and Farm Management Survey Reports for 1997-1999 from the following link:

http://cawater-info.net/bk/water_land_resources_use/english/english_ver/wufmas_projects_en.html

Moreover, that you can visit for more reports of the WARMAP project:

http://www.wecoop-project.org/asbpdocuments

Best regards,

Giovanni Munoz

Уважаемые господа!

Для всех тех, кто заинтересовался, а также в дополнение к моему сообщению ниже, обратите внимание, что вы можете загрузить доклады о водопользовании и управлении фермерскими хозяйствами за период 1997-1999 гг. по следующей ссылке:

http://cawater-info.net/bk/water_land_resources_use/english/english_ver/wufmas_projects_en.html

Кроме того, вы можете ознакомиться с отчётами по проекту WARMAP:

http://www.wecoop-project.org/asbpdocuments

С уважением,

Джованни Муньоc

Mr. Giovanni Munoz FAO, Italy
12.05.2014

>> РУССКАЯ ВЕРСИЯ НИЖЕ <<

Dear Chris,

Please find here one of the reports of the projects below, where most of the detailed information is included.  It is the report of the Water Use and Farm Management Survey of the same project. This work was done by a regional institution (the Scientific Information Center of the Interstate Committee for Water Coordination).  I am afraid little of this can be found on the internet.

The data are very clear:  the water use efficiency is very low for reasons found in the report and the same is true for the irrigation efficiencies and you have evidence of that also in the report.  Unfortunately, the situation of irrigated agriculture in Central Asia is rather complex and that is why we are seeking for thoughtful contributions. The analysis done as part of the Scenarios development was developed by a multidisciplinary team and nothing included in the scenarios was not discussed in detail with the group.

Your further thoughts are most welcome.

Thanks for your interest and best regards, Giovanni Munoz

Уважаемый Крис!

Здесь Вы найдете один из докладов по указанным ниже проектам, который включает большую часть подробной информации. Это доклад о водопользовании и управлении фермерскими хозяйствами того же проекта. Эта работа была выполнена региональным учреждением (Научно-информационный центр Межгосударственной координационной водохозяйственной комиссии). К сожалению, не многие из этих материалов можно найти в Интернете.

Данные предельно ясны: эффективность водопользования является очень низкой по причинам, обозначенным в докладе, что также является  верным в отношении эффективности орошения, доказательства чего также имеются у Вас в докладе. К сожалению, ситуация с орошаемым земледелием в Центральной Азии является довольно сложной, в связи с чем, мы и находимся в поиске содержательных комментариев. Анализ, проведенный в рамках развития Сценариев, был разработан многопрофильной группой, и всё, что было включено в сценарии было подробно обсуждено с данной группой.

Будем рады Вашим дальнейшим размышлениям.

Благодарю Вас за проявленный интерес.

С наилучшими пожеланиями,

Джованни Муньос

Karen Frenken FAO, NRL, Italy
09.05.2014

>> РУССКАЯ ВЕРСИЯ НИЖЕ <<

Dear all,

Indeed, as you probably may know, one of the most challenging and certainly one of the most exhausting tasks in AQUASTAT is understanding what is meant by what expression from all the data and information we are checking…  What does a data we get or find refer to? What does it mean? Withdrawal, abstraction, use, consumption, or? Efficiency, productivity: engineering, irrigation, financial, economic, basin, scheme, agronomic water, or? Irrigation, equipped for irrigation, actually irrigated, harvested irrigated, or? Direct use, indirect use of treated wastewater, not treated wastewater, or? And so on, and so on. I can go on for all variables and indicators we have in AQUASTAT.

While AQUASTAT is known and appreciated for its severe quality checks, I have no doubt that there is still a lot of data that are probably wrong because we didn’t manage to get the definition or expression that goes with them right from the information we received.

So, indeed, let’s amongst us in any case use wording that gives 0% chance of being misinterpreted.

Karen Frenken, Senior Water Resources Officer

Уважаемые господа!

В самом деле, как вам, наверное, известно, одной из самых сложных и, бесспорно, самых изнурительных задач для AQUASTAT, является понимание того, что имеется в виду под каждым из выражений во всём объёме данных и информации, которые мы проверяем... К чему относятся данные, которые мы получаем или находим? Что они означают? Изъятие, забор, использование, потребление, или..? Эффективность, производительность относятся к: инженерно-техническим, ирригационным, финансовым, экономическим, бассейновым, системным, аспектам водопользования, или..? Орошение, оснащенный для орошения, фактически орошаемый, орошаемая уборочная площадь или..? Прямое использование, косвенное использование очищенных сточных вод, неочищенных сточных вод, или..? И так далее, и так далее. Я могу привести все переменные и показатели, которые мы имеем в AQUASTAT.

В то время как AQUASTAT известен и ценится за его строгие повторные обследования данных, я не сомневаюсь, что существует ещё большое количество данных, которые, вероятно, являются неверными, ввиду того, что нам так и не удалось получить определения или выражения, которые точно им соответствуют, из полученной нами информации.

Поэтому, действительно, давайте в любом случае в использовать в нашем кругу формулировки, которые имеют нулевые шансы быть неправильно истолкованы.

Карен

Charles M. Burt California Polytechnic State University, United States of America
09.05.2014

>> РУССКАЯ ВЕРСИЯ НИЖЕ <<

Just a quick note –

“inefficiency” of field irrigation is not the same as having an inefficient gasoline engine.  If you have a 20% efficiency in a gas engine, it means that all the fuel is gone and you extracted 20% of the power out of it.  If you have a 30% efficiency, you have still used all the fuel, but you extracted a larger percentage of the power.  But the fuel is gone, gone, gone.

With a 50% irrigation efficiency of field irrigation – without getting into all the details – the basic concept is that 50% of the applied irrigation water was beneficially used.  BUT – and here’s the HUGE difference – the other 50% of the water didn’t just disappear.  The real issue is “where did it go, and what are the consequences of only having 50% beneficial use at that point of use?”  In general evaporation losses are much lower than people imagine – we have a huge set of references on this on our web site (www.itrc.org).  So most of the water that was not used beneficially remains as liquid – and is typically recycled elsewhere in a project or basin via groundwater pumping or surface water diversions.

In the end, one just needs to sit back and look at the big picture for a basin.  If there aren’t many surface flows leaving the basin, and the groundwater levels aren’t rising (indeed, they are commonly dropping in the world due to groundwater overdraft), there really isn’t any magic – the water is being consumed within the basin.  The more recirculation there is, the higher the overall basin efficiency tends to be.  Bottom line – in most of the world, we just don’t have enough water and on-farm water conservation will not produce substantial new quantities of water that can be transferred.  Exceptions tend to be on coasts – where inefficiencies flow directly into the ocean.

So – what is the solution?  Once everyone realizes that there isn’t any magic and we just don’t have much extra water floating around, the question gets down to how to maximize the productivity per unit of water consumed, how to minimize the flow of water to salt sinks, how to maximize first-time efficiencies to (maximize yields, reduce energy consumption, and decrease fertilizer and pesticide leaching/runoff).  So there are many, many reasons to have good field irrigation efficiencies – but the idea that this will produce more water and enable more land to be irrigated is typically not correct and is instead very misleading.  In fact, if all of the water is currently being used in a basin, an improvement in on-farm irrigation efficiencies will usually increase the evapotranspiration per acre (less bare spots, healthier plants).  Typically, this negative consequence is more than offset by the benefits of a better environment and higher overall yields.  But we actually consume water at a higher rate.

Regards, Charles M. Burt, Chairman, Irrigation Training and Research Center (ITRC), California Polytechnic State University (Cal Poly)

Чарльз Бёрт

 

Небольшое замечание –

 

«неэффективность» орошения полей не является таким же явлением, как наличие неэффективного бензинового двигателя. Если эффективность бензинового двигателя у вас составляет 20%, это означает, что всё топливо закончилось, и вы извлекли из него 20% мощности. Если же эффективность составляет 30%, вы по-прежнему использовали всё топливо, но извлекли больший процент мощности  Но топливо закончилось, закончилось, закончилось.

С 50 %-ной эффективностью орошения полей (без углубления в детали) основная концепция заключается в том, что 50 % применённой  поливной воды было успешно использовано. НО (и тут огромная разница) остальные 50% воды не просто исчезли. Реальная проблема заключается в том, «куда она делась, и каковы последствия того, что к полезному использованию на момент использования относится только к 50%?». На самом деле, потери воды вследствие испарения значительно ниже, чем люди представляют  (у нас имеется большое количество ссылок на этот факт на нашем веб-сайте - www.itrc.org). Таким образом, большая часть воды, которая не была использована с пользой, сохраняется в виде жидкости и, как правило, повторно используется в другом месте объекта или бассейна, посредством выкачивания грунтовых вод или отвода поверхностных вод.

 

В результате, нужно только сидеть сложа руки и сосредоточиться на комплексном представлении бассейна. Если не так много поверхностных вод поступает в бассейн, а уровни грунтовых вод не растут (на самом деле, они в мире, как правило, снижаются в результате чрезмерной эксплуатации запасов подземных вод), то, действительно, тут нет никакого волшебства - вода потребляется в бассейне. Чем больше рециркуляция,  тем выше общая эффективность бассейна. Вывод, в большинстве стран мира, просто не хватает водных ресурсов, а сохранение воды на фермах не ведёт к производству новых существенных объёмов воды, которые могут быть использованы. Исключения, как правило, имеют место на побережьях , где неэффективно использованные водные ресурсы стекают прямо в океан.

 

Так каково же решение? После того, как все поймут, что нет никакого волшебства, и что у нас просто имеется не так много дополнительных притоков водных ресурсов, вопрос сведётся к тому, как максимизировать производительность на единицу потребления воды, как свести к минимуму поступление воды в солевых стоки, как максимизировать первичную эффективность(максимизировать урожай, снизить потребление энергии и использование удобрений и вымывание / сток пестицидов). Существует множество причин, для хороших показателей эффективности орошения полей - но идея, заключающаяся в том, что это приведёт к наличию больших объёмов воды и позволит орошать большие площади, как правило, не верна, и является заблуждением. В самом деле, если вся вода в настоящее время используется в бассейне, то улучшение эффективности орошения на фермах, как правило, приведёт к увеличению суммарного испарения на акр (меньше оголённых участков, здоровые растения). Как правило, такое отрицательное последствие более чем компенсируется преимуществами от создания благоприятных условий и более высокой урожайности. Но наша скорость потребления водных ресурсов, действительно, очень высока.

С уважением,

Чарльз Бёрт, доктор, инженер

Председатель

Учебно-исследовательский центр по вопросам орошения

Калифорнийский государственный политехнический университет

Dr. Chris Perry , United Kingdom
09.05.2014

>> РУССКАЯ ВЕРСИЯ НИЖЕ <<

Dear Giovanni:

I think Thierry confirms my concerns, and hope you can clarify in the web discussion what you actually mean in your various uses of the word “efficiency”.  

You might also, when talking about water use efficiency, confirm whether the “m3” you refer to means water APPLIED, or water CONSUMED.  There is a great deal of confusion around that topic, and I attach another paper published in Ag Water Management on that issue.  The paper was jointly agreed by the editors in chief of that journal because we receive so many submissions which confuse the topic, reporting vast increases in WUE which quite literally “evaporate” when subjected to serious scrutiny.  In fact in some areas of the Aral Sea basin, my impression is that high lifts plus saline aquifers mean that there would be significant potential benefits to improving engineering efficiency — but to determine this, you have to do the accounts correctly to identify what component of the non-consumed fraction is non-recoverable.  Generalised ideas of “increasing efficiency” are not an adequate guide!

I am also trying to obtain the reports of an International Panel of Experts (sorry — I did not choose the title!) comprising Don Blackmore, Bill Smith, Eugene Stakhiv and myself who reported on the Word Bank’s efforts in the region about ten years ago.  Our conclusion was that the priority was to establish the rules of water allocation among the countries, which in turn would allow the various sectors and projects to understand what their allocation is with some certainty.  All this will underpin any successful re-organisation of the irrigation sector at the bottom end.

Regards, Chris

Уважаемый Джованни!

Полагаю, что Тьерри подтверждает мои опасения, и надеюсь, что Вы сможете уточнить в веб- дискуссии, что Вы на самом деле подразумевали различным образом используя слово «эффективность».

Вы также могли бы, в случаях, когда речь идёт об эффективности водопользования, подтвердить, ссылаетесь ли Вы на ПРИМЕНЯЕМЫЕ или ПОТРЕБЛЯЕМЫЕ водные ресурсы. Вокруг этой темы существует серьёзная путаница, и я прилагаю к данному письму ещё одну статью, опубликованную в Ag Water Management, которая рассматривает эту проблему. Эта статья была совместно одобрена главными редакторами этого журнала, в связи с тем, что мы получаем так много материалов, которые вносят путаницу в эту тему, и в которых сообщается об огромном увеличении эффективности водопользования, однако эти аргументы в буквальном смысле «испаряются» после того, как подвергаются серьёзному анализу. На самом деле, в некоторых районах бассейна Аральского моря, складывается впечатление, что наличие больших высот в сочетании с горизонтом соляных вод означает, что существуют значительные потенциальные выгоды для улучшения инженерно-технической производительности,  но для того, чтобы определить это, вам необходимо провести правильную оценку и определить, какой компонент доли непотребляемых ресурсов является неустранимым. Обобщённые идеи «повышения эффективности» не являются надлежащим руководством!

Я также пытаюсь заполучить доклады Международной группы экспертов (извините, не я выбирал это название!), включающей Дона Блэкмора, Билла Смита, Юджина Стахива и меня, которые рассматривали усилия Всемирного Банка в регионе, имевшие место около десяти лет назад. Наш вывод был таков, что приоритетом являлось установление правил распределения водных ресурсов между странами, которые, в свою очередь, позволили бы различным секторам и проектам с большой долей уверенности понять, какова их доля в распределении. Всё это будет лежать в основе любого успешного и доступного процесса реорганизации ирригационного сектора.

С уважением,

Крис

Thierry Facon FAORAP, Thailand
09.05.2014

>> РУССКАЯ ВЕРСИЯ НИЖЕ <<

Dear Giovanni,

Reading the paragraphs quoted by Chris, it appears obvious that everybody will think that what is meant there is engineering efficiency and would bet her blouse on this impression, which is strengthened by your reply.

So even if what was meant  was actually productivity, this type of ambiguous statement should absolutely be banned. Statements, even well-meant,  that have 100% chances of being misinterpreted, with the classical consequences mentioned by Chris,  must be avoided. So chris’s intervention is justified. If you think that agronomic water productivity and irrigation efficiency should both be improved, just say so. You might also give a thought how these terms are used by economists: efficient water use or efficient use of water.  Well, maybe you also think that should be improved, and that should be a 3rd recommendation.

I would also re-phrase the 2nd paragraph. It gives the impression that Afghanistan re-establishing a fair share of water entitlements is conditional to downstream countries improving things. It is of course good to think about plans for shared basins that benefit both upstream and downstream countries, but you need to be very careful about the language and how it can be interpreted, especially as assisting Afghanistan in  these areas should be a priority.

You are encouraging us to go beyond the surface. I will go below. Please find attached a paper with some thoughts on Central Asia, related to groundwater and drainage.

Best regards, Thierry

Уважаемый Джованни!

После прочтения абзацев, которые цитирует Крис, кажется очевидным, что все посчитают, что то, в них подразумевается, относится к инженерной эффективности, и держу пари, что это впечатление ещё и подкрепилось Вашим ответом.

Таким образом, даже если то, что имелось в виду на самом деле относилось к производительности, такие неоднозначные заявления должны быть полностью запрещены. Заявлений, даже сделанных из лучших побуждений, которые имеют 100% шансы быть неправильно истолкованы, и имеющих традиционные последствия, упомянутые Крисом, следует избегать. Таким образом, вмешательство Криса совершенно оправдано. Если Вы считаете, что сельскохозяйственная продуктивность водных ресурсов и эффективность орошения должны быть улучшены, то так и скажите. Вам также следует задуматься над тем, в каком ключе эти термины употребляются экономистами: эффективное водопользование или эффективное использование воды. Ну, возможно, что Вы считаете, что и это должно быть улучшено, а, значит, это должно стать 3-ей рекомендацией.

Кроме того, я бы перефразировал 2ой параграф. В нём создается впечатление, что от переопределения справедливой доли водных норм Афганистаном зависит улучшение ситуации в странах, расположенных ниже по течению. Конечно, хорошо думать о планировании общих бассейнов, которое приносит пользу странам, расположенным как вверху, так и внизу по течению, но вам следует быть очень осторожными в формулировках и их возможных интерпретациях, особенно ввиду приоритетности оказания в этих областях помощи именно Афганистану.

Вы побуждаете нас выходить за пределы лежащих на поверхности вопросов. Я копну глубже. К этому письму я прилагаю документ с некоторыми мыслями в отношении Центральной Азии, относящимися к вопросам подземных вод и дренажа.

С уважением,

Тьерри

Mr. Giovanni Munoz FAO, Italy
09.05.2014

>> РУССКАЯ ВЕРСИЯ НИЖЕ <<

Dear Chris,

Thanks for sharing your thoughts.

When we refer to the importance of improving “water use efficiency” we are of course aware of our AQUASTAT definition and we mean indeed improving productivity.  Independent studies in the region show that productivity (kg/m3) in the region are very low when compared to similar agro-ecosystems worldwide.   Therefore, the call for improved productivity or water use efficiency is not new in the region, it was just captured it through the participatory process described in the introduction to this on-line discussion.

Secondly, irrigation efficiency is also very low in Central Asia.  The large irrigation schemes developed mostly during the 1960’s with the main objective of growing cotton, have changed substantially since then. Nowadays there are millions of small farmers instead of few large state and collective farms and crop diversification has increased significantly.  The economic crisis brought about after the demise of the Soviet Union meant that, the old systems have not received the necessary investments to accommodate the new reality and irrigation efficiency has dropped due to dilapidating irrigation infrastructure and poor on-farm practices.  All of this is exacerbated by the tensions among the new independent Republics of Central Asia over the allocation of the shared water resources with its intrinsic link to hydro-energy production.  The Aral Sea Basin is what is known as a “closed” basin, where water does not flow for a number of months to the Aral Sea anymore given the over extractions during the peak of the irrigation season.   

For this complex reality there are no silver bullets.  If you see our methodology for preparing irrigation modernization plans (MASSCOTEwww.fao.org/nr/water/topics_irrig_masscote.html) you will know that we do not take the concept of modernization lightly.

There are several sources of information we have made available for those willing to go beyond the surface and willing to give some serious thoughts and suggestions.

Your further ideas will be most welcome.

Best regards,  Giovanni Munoz

Уважаемый Крис!

Спасибо, что поделились своими мыслями.

Ссылаясь на важность улучшения «эффективности водопользования», мы, конечно же, полностью в курсе нашего определения согласно AQUASTAT, и, действительно, подразумеваем повышение производительности. Независимые исследования в регионе показывают, что производительность (кг/м3) в регионе очень низкая по сравнению с аналогичными агроэкосистемами в мире. Таким образом, призыв к повышению производительности или эффективности водопользования не является новым для региона, его просто учли в процессе участия, описанном во введении к этой онлайн-дискуссии.

Во-вторых, эффективность орошения также очень низка в Центральной Азии. Крупные ирригационные системы, разработанные в основном в 1960-х и имевшие основной задачей выращивание хлопка, с тех пор существенно изменились. В настоящее время на месте крупных совхозов и колхозов существуют миллионы мелких фермерских хозяйств, в связи с чем значительно повысилась диверсификация сельскохозяйственных культур. Экономический кризис, начавшийся примерно после распада Советского Союза, означал, что старые системы не получили необходимых инвестиций для того, чтобы приспособиться к новым реалиям, таким образом, эффективность орошения снизилась, ввиду ветхости ирригационной инфраструктуры и использования неэффективных  методов ведения сельского хозяйства. Вся эта ситуация усугубилась в связи с  напряженностью отношений между новыми независимыми республиками Центральной Азии по вопросу распределения общих водных ресурсов, ввиду свойственной ему привязки к гидроэнергетике. Бассейн Аральского моря известен как «закрытый» бассейн, в который вода не поступает в течение многих месяцев, учитывая большие объёмы забора воды во время пика сезона полива.

От этой сложной действительности не существует панацеи. Если Вы ознакомитесь с нашей методологией для подготовки планов ирригационной модернизации (MASSCOTEwww.fao.org / № / вода / topics_irrig_masscote.html), Вы узнаете, что мы принимаем концепцию модернизации всерьёз.

Существует несколько источников информации, которые мы предоставили для готовых выйти за пределы лежащих на поверхности вопросов, а также серьёзно задуматься и высказать предложения.

Ваши дальнейшие идеи будут очень кстати.

С уважением,

Джованни Муньос

Dr. Chris Perry , United Kingdom
09.05.2014

>>РУССКАЯ ВЕРСИЯ НИЖЕ <<

I am rather dismayed at the opening paragraph of your “solutions”, which states:

Inefficient water use – in particular in the irrigation sector – is the main reason for the rising pressure on the region’s water resources and the associated fears of future (seasonal) water deficits, which is at the root of the differing views on water allocation among the riparians.

It is obvious that improving water use efficiency in the agricultural sector is central to addressing the water allocation question in the region. Efficiency increases in the irrigation sector of 40% or more were reported to be feasible. In this case, possible irrigation development in Afghanistan could be easily accommodated.

First, decide what you mean by “efficiency”. Water use efficiency is a PRODUCTIVITY term (eg kg/m3), while “irrigation efficiency” is the dimensionless ratio between (typically) water available at one point in the system, and water consumed by the crop.

Once you have properly made that distinction (and the glossary in FAO’s AQUASTAT will give you full guidance), you will probably decide that you actually meant engineering efficiency…  

Before you go too far down that simplistic road of recommending lining, drip, sprinkler, etc etc, be very sure that you understand the local hydrology because many “losses” return to the system.  I attach a paper  by Pasquale Steduto, Richard Allen, Charles Burt and myself that will hopefully clarify these matters.  The residents of Central Asia certainly deserve better advice than implied by the discussion so far!  I suggest you begin by defining water entitlements at a sustainable level and watch how clearly the users will maximise the benefits derived from such rights.

The worst possible scenario (which is the most likely outcome of the tone so far) is that you intervene to make abstraction more profitable, which in turn increases demand and makes scarcity more severe.

Regards, Chris Perry

Я в некоторой степени встревожен после ознакомления со вступительной частью Ваших «решений», в которой говорится:

«Неэффективное использование воды, в частности, в ирригационном секторе, является основной причиной возросшей нагрузки на водные ресурсы региона, а также связанными с ней опасениями будущего (сезонного) дефицита воды, который лежит в основе различия взглядов на вопрос водораспределения между прибрежными странами.

Очевидно, что повышение эффективности использования воды в сельскохозяйственном секторе занимает центральное место в решении вопроса о водораспределении в регионе. Повышение эффективности в ирригационном секторе на 40 или более процентов, по сообщениям, является вполне осуществимым. В таком  случае, возможное развитие ирригации в Афганистане может быть легко обеспечено».

Во-первых, определитесь, пожалуйста, что Вы подразумеваете под «эффективностью». Эффективность использования воды является термином, относящемся к ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ (например кг/м3), в то время как «эффективность орошения» является безразмерным соотношением между (обычно) водой, доступной в одной точке системы водой, потребляемой сельхозкультурой.

После того, как Вы надлежащим образом обозначите различие (глоссарий  AQUASTAT ФАО предоставит Вам полное для этого руководство), Вы, вероятно, решите, что Вы в действительности имели в виду инженерно-техническую производительность...

Прежде чем зайти слишком далеко по наипростейшему пути, рекомендуя защитные покрытия, капельное орошение, разбрызгиватели, и т.д. и т.п., убедитесь, что Вы разбираетесь в местной гидрологии, так как многие «потери» возвращаются назад в систему. Я прикладываю документ, написанный Паскале Стедуто, Ричардом Алленом, Чарльзом Бертом и мной, который, надеюсь, прояснит эти вопросы. Жители Центральной Азии, безусловно, заслуживают лучших советов, чем дискуссия предоставила на настоящий момент! Я предлагаю вам начать с определения прав на водопользование на устойчивом уровне, и проследить за тем, насколько четко пользователи будут максимизировать использование преимуществ, вытекающих из таких прав.

Худший из возможных сценариев (который является наиболее вероятным исходом, судя по тенденции на данный момент), что ваше посредничество направлено на то, чтобы получить выгоду из перехвата воды, которое, в свою очередь, увеличивает спрос и еще более усугубляет дефицит.

С наилучшими пожеланиями, 

Крис Перри

08.05.2014

>>РУССКАЯ ВЕРСИЯ НИЖЕ <<

My comments on this issue are:

These group of states have to sign a multilateral agreement in between them to plan for the future of agriculture together & agree on what to be produced, how much, & who of the states will produce what & the means of production  taking into cosideration available water resources which will of course be subject to negative impact of climate change. That step would ensure the flow of food supplies in between them even during chocks effective actions to reduce the threat of climate change is the use of agreed upon irrigation technologies that will enable rational utilization of water resources because some states individual actions might affect its other neighbours taking into consideration shared water resources.

Promotion of private sector investments in agriculture need:

1-political stability

2-good infrastructure

3- encouraging macro & micro economic policies

4-permanent source of irrigation water 

5- free movement of commodities in between this group of states in this case.

Комментарий получен от Али Ибрагим Элькхалил из Судана

У меня имеются следующие комментарии по данному вопросу:

Эта группа государств должна подписать многостороннее соглашение между друг другом, чтобы иметь возможность совместно планировать будущее сельского хозяйства и договариваться о том, что будет производиться, в каком количестве, кто из государств и что будет производить, а также о средствах производства, принимая во внимание наличие водных ресурсов, которые, конечно, будут подвергаться негативному воздействию последствий изменения климата. Этот шаг позволит обеспечить поток продовольствия между этими странами, даже во времена экономических потрясений. Эффективными мерами по уменьшению угрозы изменения климата являются использование согласованных технологий орошения, которые позволят рационально использовать водные ресурсы, так как самостоятельные действия отдельных государств могут затронуть их соседей, учитывая, что водные ресурсы являются общими.

Для стимулирования инвестиций в сельское хозяйство из частного сектора требуется:

1- политическая стабильность;

2- хорошая инфраструктура;

3 - стимулирование макро- и микроэкономической политики;

4- постоянный источник воды для орошения;

5 - свободное перемещение товаров между этой группой государств в этом случае.

Matraim Jusupov Научно-исследовательский институт ирригации и консультант ФАО,
06.05.2014

>> ENGLISH VERSION BELOW <<

К будущему орошаемого земледелия Центральной Азии должны идти поэтапно, основываясь на:

1) Строгий учет используемой поливной воды;

2) Массовое внедрение водосберегающих технологий;

3) Соблюдение режимов орошения сельхозкултур и технологий полива;

4) Повышение эффективности использования водных и земельных ресурсов;

5) Повышение плодородия земель, защита почв от деградации и истощения.

Переход к стабильному и динамичному развитию сельского хозяйства является исключительно сложной во всех аспектах проблемой, требующей эффективного управления, системного, комплексного решения возникающих задач, эффективного перераспределения ресурсов.

При этом в силу особенностей текущего состояния и условий развития экономической, социальной, экологической и институциональной составляющих устойчивого развития в регионе, динамика движения к конечной цели не может быть прямолинейной и равномерной.

Только через эффективное управление и достижение промежуточных параметров устойчивого развития в каждой подотрасли, через нормативно-правовое, производственно-технологическое закрепление этих результатов возможен переход к следующему этапу, для которого достигнутое на предыдущем этапе является базисом движения к развитию.

Future of the irrigated agriculture in Central Asia shall be achieved step by step, and on the basis of:

1) Strict record of irrigation water use and consumption;

2) Mass adaptation of water-saving technologies;

3) Compliance with crops irrigation regimes and irrigation technologies;

4) Water and land resources utilization efficiency improvement;

5) Increasing of soil fertility, and soil protection against degradation and impoverishment.

Transition to stable and dynamic development of agriculture is an extremely difficult problem in all its aspects, and it requires effective management, comprehensive and integrated problems solving, and efficient redeployment of resources.

However, in virtue of specifics of the current status and conditions for development of economic, social, environmental and institutional pillars of sustainable development in the region, the dynamics of the movement towards the ultimate aim cannot be straight and steady.

Only by the means of effective management and achievement of midline parameters of sustainable development in each sub-sector through regulatory, engineering and manufacturing consolidation of these results, it could be possible to proceed to the next step, which will use achievements of the previous stage as a basis for the movement towards development.

Mr. Markus Brauchli iDE / Helvetas Swiss Intercooperation, Kyrgyzstan
02.05.2014

>>РУССКАЯ ВЕРСИЯ НИЖЕ <<

In Central Asia I can only speak about the countries of Kyrgyzstan and Tajikistan. And in my contribution to this discussion I will take a very narrow focus and argue for the necessity in both countries to introduce water productivity-enhancing irrigation technologies to decrease water use while at the same time guaranteeing food production. These technologies have to be introduced in a financially sustainable manner.

Let me elaborate on this:

In both Tajikistan and Kyrgyzstan agriculture is an essential source of economic growth; it produces about 20% of GDP and occupies over 50% of the labor force. Nevertheless, poverty remains much more pronounced in rural-agricultural areas. To increase the potential of the Kyrgyz and Tajik agriculture, the productivity of the agricultural sector needs to be increased, the reliability of irrigation water improved and the degradation of the soil through salinization needs to be stopped.

Both Kyrgyzstan and Tajikistan are upstream countries in a region where water use for agriculture is a source for conflict. Increasing water productivity upstream eventually increases water availability downstream. This is valid at regional, national and local level, i.e. along the same irrigation channel. The problem of water availability will be further exacerbated by global warming, which e.g. will cause a retreat of the glaciers. Annual water flow is expected to increase in the coming 20 years, but not evenly through the year. After that less water flow is anticipated, combined with more scarcity and variation in summer rainfall. Extreme weather events are expected to increase, which means more years with water deficits. Studies show that this is already happening. In both countries over 70% of the irrigation is based on canal networks and often there are conflicts between the head-end users who usually have enough water and the tail-end users who have no security that they receive water at all.

Water however is considered a resource free of charge (“gift of God”), and farmers hold that only the irrigation infrastructure should be paid for. Many farmers do not have much knowledge about how to irrigate efficiently; water charges are usually based on the area irrigated, not the quantity used, so there are little financial incentives to invest in technologies that save water.

The irrigation infrastructure is rapidly deteriorating as it is based mostly on Soviet-era gravity canal systems, which are in bad repair. As a result, a large part of the irrigated area does not have sufficient water during the maximum demand season.

Both countries have severe problems with erosion and salinization, which negatively impact soil fertility. There are frequent landslides, especially during the rainy season. In Tajikistan 12% of Khatlon’s and 18% of Sughd’s irrigated lands have salinization problems, consequently depressing food production. In many regions, restoration requires re-integration of suitable shrub and tree species, e.g. in form of agro-forestry. However, tree and bush seedlings planted require artificial irrigation during the first years.

Often irrigation water needs to be pumped to a level from where it can flow to the field. The pump systems usually depend on external energy sources - mainly electric, less often diesel. Dating from Soviet times, these pumps are not energy-efficient and cannot be connected to a renewable energy source. In Tajikistan this is reflected in the comparatively high cost of irrigation water, around US$ 0.10/m³. In Kyrgyzstan farmers usually pay a lump-sum according to their land size, but often install and maintain privately-owned pumping systems.

In both countries, food prices in 2013 increased to the highest levels since 2002. Tajikistan imports approximately 60% of its food items and Kyrgyzstan approximately 40%. Higher water productivity will ultimately enable increased local food production.

Farmers still practice wasteful flood or furrow irrigation, which are little productive in terms of water and yield. Also most of the rural poor practice subsistence or semi-subsistence farming and depend on a multifunctional agriculture, including livestock farming that does not have a strong focus on productivity increase. Low income from agriculture causes migration. Especially - but not only - young men are migrating both in-country to urban centers, and abroad. Therefore agricultural labor force has become a limiting factor.

In scenario thinking for 2040 I would thus argue that both countries need to adopt water productivity enhancing technologies, such as drip irrigation that will enable the production of more food with less water. However, these technologies need to be differentiated from conventional high-cost micro-irrigation technologies and have an affordable design in order to be of use in the low-resource settings of Kyrgyzstan (2012 GDP per capita, PPP, US$ 2400) and Tajikistan (US$ 2’200).

For instance gravity-fed drip can be up to ten times cheaper than conventional drip depending on plot and plant spacing and thus allows small and medium-scale fruit and vegetable farmers to take it up with less cost and risk. It can be built with environmentally-friendly plastics, works without artificial pressure and is easily expandable for plots larger than 20 m². Many of its components can be manufactured locally and local commercial agents can assemble affordable irrigation technologies, brand it and establish financially viable supply chains.

Gravity-fed drip has the same advantages as conventional drip which are listed below. Collectively, these advantages allow to have high impact on producing more food with less water and to greatly enhance agricultural productivity:

  • To conserve water
  • To save energy for pumping
  • To save fertilizers, herbicides, pesticides and fungicides
  • To increase yield and get higher-quality crops
  • To decrease work load for irrigation, weeding and field preparation
  • To cultivate new plots and restore idle plots
  • To efficiently manage plots, as farmers start planning what crops to plant where and when and what amounts of inputs are necessary at what crop stage
  • To avoid soil erosion and salinization

Presently no drip systems are widely available in the Kyrgyz or Tajik market. Conventional drip manufacturers such as Israeli Netafim, US Toro or Indian Jain are not selling into these markets nor are any distribution networks being developed by them, even if they manufacture in China. There is simply not enough demand for such high-priced technologies.

However, if one looks at the land rights of farmers, in Tajikistan since 1992, the government-led land reform process has motivated farmers to invest in their lands. In 2012 over 55’000 small and medium-size family farms with land certificates (dekhan farms) were operating, each with an average of about 10 ha of arable land. This is a fivefold increase, since 2002 when there were only about 10’000 dekhan farms operating. In Kyrgyzstan over 98% of arable land (1.372 m ha) is in small peasant farms and household plots. In 2011, there were around 345’000 peasant farms averaging 2.9 ha each and over 726’000 household plots averaging 0.11 ha each. Both types of farms hold legal property rights for their land holdings; there is thus incentive to invest long-term in these lands, including in irrigation infrastructure.

Chances are thus high that in 2040 we see a Kyrgyz and Tajik agricultural sector that uses affordable micro-irrigation technologies that increase water productivity, subsequently agricultural productivity and where the private sector is strongly engaged.

Из всех стран Центральной Азии я могу говорить о Кыргызстане и Таджикистане. И в своем комментарии для данной дискуссии, я сконцентрируюсь на узком вопросе, и приведу доводы в пользу необходимости для обеих стран внедрения повышающих эффективность технологий орошения, в целях снижения количества используемых водных ресурсов, в то же время, гарантируя производство продуктов питания. Такие технологии должны быть внедрены на финансово устойчивой основе.

Позвольте мне подробно остановиться на этом:

Как для Таджикистана, так и Кыргызстана, сельское хозяйство является важным источником экономического роста;  оно составляет порядка 20% ВВП и обеспечивает занятостью свыше 50% численности работающего населения. Тем не менее, бедность гораздо более выражена в сельской местности. В целях увеличения потенциала сельского хозяйства в Кыргызстане и Таджикистане, необходимо повысить производительность аграрного сектора, обеспечить стабильность в доступе к поливной воде, а также остановить деградацию почв, возникающей в результате засоления.

Обе страны, Кыргызстан и Таджикистан, являются странами верховья в регионе, в котором вопрос использования воды для целей сельского хозяйства является источником конфликта. Увеличение количества воды в верховьях, в результате, способствует повышению доступности воды в низовьях.  Это утверждение справедливо для регионального, национального и местного уровней, т.е. вдоль одного и того же оросительного канала. Проблема доступности воды будет еще более усугубляться в результате глобального потепления, которое, например, вызовет отступление ледников. Ожидается, что годовой сток воды увеличится в ближайшие 20 лет, но это увеличение не будет равномерным в течение года. После этого, ожидается уменьшение стока воды, в сочетании с недостатком и изменением количества летних осадков. Ожидается рост количества экстремальных погодных явлений, что означает еще больше лет в условиях дефицита воды. Исследования показывают, что это уже происходит. В обеих странах свыше 70% орошения базируется на сетях каналов, и зачастую имеют место конфликты между  пользователями «в начале» канала, у которых обычно имеется достаточно воды, и пользователями «в конце» , у которых отсутствует гарантия получения воды, в принципе.

Вода, тем не менее, считается ресурсом бесплатным («даром Божьим»), и фермеры придерживаются мнения, что платить нужно только за ирригационную инфраструктуру. Многие фермеры не обладают достаточными знаниями об эффективном орошении; оплата за воду зачастую взимается в зависимости от поливных площадей, а не количества используемой воды, таким образом, отсутствуют достаточные финансовые стимулы для инвестирования в водосберегающие технологии.

Ирригационная инфраструктура ухудшается быстрыми темпами, поскольку она базируется, в основном, на самотечных канальных системах советской эпохи, которые находятся в плохом состоянии. В результате, большая часть орошаемой территории не имеет доступа к достаточному количеству воды во время сезона максимальной потребности в воде.

Обе страны имеют серьезные проблемы с эрозией и засолением почв, которые негативно сказываются на плодородии почв. Имеют место частые оползни, особенно во время сезона дождей. В Таджикистане, 12% Хатлонской и 18% Согдийской областей страдают от проблемы засоления, что, как следствие, снижает производство продовольствия. Во многих регионах для рекультивации требуется восстановление насаждений подходящих видов кустарников и деревьев, например, в форме агролесомелиорации. Тем не менее, высаживаемые саженцы деревьев и кустарников в первые годы требуют искусственного орошения.

Часто требуется использование насосов для подачи поливной воды до уровня, с которого она сможет идти самотеком на поля. Насосные системы обычно зависимы от внешних источников энергии - в основном, электрических, реже, дизельных. Существуя с советских времен, эти насосы не являются энергосберегающими, и не могут быть подключены к возобновляемым источникам энергии. В Таджикистане это находит отражение в сравнительно высокой стоимости поливной воды, порядка 0,10 $ /м³. В Кыргызстане же фермеры обычно вносят единовременный платеж, в зависимости от размера их земельного участка, но зачастую устанавливают и содержат в частной собственности насосные системы.

В обеих странах цены на продовольствие в 2013 году выросли до самого высокого уровня с 2002 года. Таджикистан импортирует около 60% продуктов питания, а Кыргызстан - около 40%. Более эффективное водопользование, в конечном счете, обеспечит рост производства местных продуктов питания.

Фермеры по-прежнему прибегают к расточительным методам орошения, таким как полив затоплением или бороздовой полив, которые не являются эффективными в отношении использования воды и урожайности. Кроме того, большинство бедного сельского населения практикуют натуральное или низкотоварное фермерство, и зависят от многофункционального сельского хозяйства, в том числе животноводства, где отсутствует строгий приоритет на повышение продуктивности. Низкие доходы от сельского хозяйства являются причиной миграции. В особенности, но не только, имеет место миграция молодых людей как внутри страны, в городские центры, так и за рубеж. В связи с чем, сельскохозяйственная рабочая сила стала сдерживающим фактором.

Относительно сценарного мышления до 2040 года я, таким образом, утверждал бы, что обе страны должны перенять технологии увеличения эффективности использования воды, как, например, капельное орошение, которые позволят производить большее количество продовольствия, используя меньшее количество воды. Тем не менее, эти технологии должны быть видоизменены, по сравнению с обычными дорогостоящими микро-ирригационными технологиями, и быть доступными в исполнении, для того, чтобы иметь применение в условиях ограниченных ресурсов Кыргызстана (в 2012 году ВВП на душу населения по ППС составил 2 400 долл. США) и Таджикистана (2 200 долл. США).

Например, самотечная система капельного полива может быть до десяти раз дешевле, чем традиционное капельное орошение, в зависимости от участка и шага посева, и, тем самым, позволять малым и средним фермерским хозяйствам, выращивающим фрукты и овощи, использовать ее с меньшими затратами и риском. Она может быть построена с использованием экологически чистых пластмасс, работать без искусственного давления и быть с легкостью расширена для полива участков размером более 20 м². Многие из ее компонентов можно изготовить на месте, а местные коммерческие агенты могут осуществлять монтаж доступного оборудования для полива, отметить его фирменным знаком, а также создать рентабельные цепочки поставок.

Самотечная система капельного полива имеет те же преимущества, что и традиционная капельная система, которые перечислены ниже. В совокупности эти преимущества позволяют оказывать существенное влияние на производство больших объемов продуктов питания с использованием меньшего количества воды, а также значительно повысить производительность сельского хозяйства:

  • Для сбережения водных ресурсов;
  • Для экономии электроэнергии, необходимой для использования насосов;
  • Для экономии удобрений, гербицидов, пестицидов и фунгицидов;
  • Для повышения урожайности и получения урожая более высокого качества;
  • Для снижения рабочей нагрузки при орошении, прополке сорняков и подготовке полей;
  • Для обработки новых участков и восстановления заброшенных участков;
  • Для эффективного управления участками, в результате которого фермеры начинают планировать какие культуры высаживать, где и когда, а также в каком количестве и на какой стадии жизни растения необходимы расходные материалы;
  • Во избежание эрозии и засоления почв.

В настоящее время отсутствует широкий доступ к капельным системам орошения на рынках Кыргызстана или Таджикистана. Традиционные производители капельных систем, такие как израильская компания «Нетафим», американская «Торо» или индийская «Джейн», не осуществляют продажи на эти рынки, а также отсутствуют созданные ими сети распространения продукции, даже в случае их производства в Китае. Просто-напросто, спрос на такие дорогостоящие технологии не является достаточным.

Тем не менее, если обратить внимание на земельные права фермеров, в Таджикистане с 1992 года, проводимые земельные реформы под руководством правительства побудили фермеров инвестировать в их земли. В 2012 году свыше 55 000 малых и средних семейных ферм, имеющих земельные сертификаты (дехканские хозяйства) осуществляли свою деятельность, каждая в среднем имея около 10 га пахотных земель. Это является пятикратным увеличением, начиная с 2002 года, когда насчитывалось всего около 10 000 функционирующих дехканских хозяйств. В Кыргызстане свыше 98 % пахотных земель (1 372 млн. га) приходится на долю мелких крестьянских хозяйств и приусадебных участков. В 2011 году насчитывалось около 345 000 крестьянских хозяйств, в среднем по 2,9 га каждое, и свыше 726 000 приусадебных участков, в среднем по 0,11 га каждый. Оба типа хозяйств обладают законными правами собственности на их земельные наделы; таким образом, имеются стимулы для долгосрочного инвестирования в эти земли, в том числе в ирригационную инфраструктуру.

Таким образом, высоки шансы того, что в 2040 году мы увидим сельскохозяйственные секторы Кыргызстана и Таджикистана, которые используют недорогие микро-ирригационные технологий, позволяющие повышать эффективность использования воды, а, следовательно, продуктивность сельского хозяйства, и где частный сектор активно вовлечен в процесс.

Маркус Браухли, iDE / Helvetas Swiss Intercooperation

Dr. Matraim Jusupov Научно-исследовательский институт ирригации и консультант ФАО, ...
30.04.2014

>> ENGLISH TRANSLATION BELOW <<

Уважаемый Барт Хилхорст,

Спасибо за Ваши ценные комментарии. В основном я поддерживаю Ваши рассуждения. Я хочу дать некоторые разъяснения Вашим вопросам. Действительно в данное время для Кыргызстана огромную роль играют мелкие фермерские хозяйства. В самом деле реформа начатая в начале 90-х годов прошлого века и государственная политика, стратегия в области сельского хозяйства не преследовала такую цель. В самом деле планы были таковы, что после получения своих земельных долей в частную собственность на законной основе, фермерские хозяйства постепенно должны были укрупняться, а к этому должны были поспособствовать законы рынка земель. К сожалению, из-за отсутствия последовательности проводимых реформ и соответствующей поддержки со стороны государства из-за недостаточности государственного бюджета, мелкие фермерские хозяйства в последние 20 лет, путем переживания огромных трудностей, эволюционно развиваются, но очень медленными темпами.

Мы специалисты по управлению водными ресурсами знаем, что в условиях нехватки водных ресурсов очень трудно обеспечивать требуемых режимов орошения для мелких фермерских хозяйств, из-за чего урожайность сельхозкультур очень низкие. Маленький масштаб земель в виде полос не позволяет иметь достаточных доходов. Это осложняет доступ к финансовым ресурсам, товарам, и услугам. Усилия по созданию кооперативов, кластеров, переработки методом “Сверху-Вниз” не дали ожидаемых результатов. Укрупнять или кооперировать мелких собственников земель - фермерских хозяйств (их количество по всей стране – 334 тыс.) практически невозможно. Поэтому, данный процесс должен идти по схеме “Снизу-Вверх”. В настоящее время мелкие фермеры стихийно начали объединяться по видам культур. Это своего рода выглядит как кластеризация. Они заранее договариваются с одним из местных переработчиков, и все сеют одинаковую культуру. У каждого земля остается в собственности и по соседству одинаково и одновременно выполняют все циклы технологии выращивания сельхозкультуры (вспашку, сев, полив, обработка, сбор урожая и сбыт). Самое главное здесь соблюдается технология полива, согласно, режима орошения.

Как известно, ирригационные каналы ранее проектировались для условий бывших колхозов и совхозов с учетом крупных площадей. Это отразилось на проектной пропускной способности ирригационной системы. После проведения земельно-аграрной реформы в стране были созданы сотни тысяч мелких фермерских хозяйств. Фрагментация земельных наделов, разный видовой состав выращиваемых растений на маленьких площадях усложнили водораспределение, это привело к снижению урожайности почти в 2-3 раза. Доходы перестали покрывать расходы, фермеры с нежеланием начали обрабатывать свои земли. Начало процесса такого рода объединений мелких фермерских хозяйств, должно основываться на принципы работы созданных и функционирующих ассоциаций фермеров-водопользователей (АВП), где соблюден гидрографический принцип (т.е. фермеры получающие воду из одного канала, объединились в одну АВП). Если раньше было около 500 колхозов и совхозов, то в настоящее время на их же территории и почти столько же АВП созданы и работают.

На основе получения поливной воды из одного канала фермеры объединились и это один из лучших форм кооперирования. После соответствующих обучений и убеждений, на территории обслуживания АВП вполне возможно и легко восстановить систему севооборота. Это восстановит плодородию почв на их полях. Урожайность повысится. Доходы фермерских хозяйств увеличатся. У фермеров появятся стимул вложить инвестиции в сельское хозяйство. Это будет началом выхода из долгого, затяжного, сельскохозяйственного кризиса.

Матраим Жусупов, эксперт по сельскому хозяйству и управлению водными ресурсами, Кыргызстан

Dear Bart Hilhorst,

Thank you for your valuable comments. In general, I support your arguments. I would like to give some explanation to your questions. Indeed, nowadays smallholders play an important role for Kyrgyzstan. In fact, the reform, which has been initiated in the early 90-ies of the previous century, and public policy strategy in the field of agriculture, both did not pursue such a goal. In fact, plans were that after legally privatizing their land, smallholders were supposed to enlarge gradually; this process was to be encouraged by agrarian laws. Unfortunately, due to lack of consistency of reforms and adequate support from the government caused by scarcity of state budget, smallholders have been developing at a very slow pace for the past 20 years, while experiencing enormous difficulties.

Being specialists in water resources management, we know that in the context of water scarcity it is very difficult to provide required irrigation regime to smallholders; this situation results in low crop yields. Small-scale plots of land in the shape of strips do not allow gaining sufficient income. This situation complicates access to financial resources, goods and services. Efforts to establish cooperatives, clusters, and “top-bottom” processing schemes didn’t give expected outcomes. Amalgamation or cooperation of smallholders - farms (334 thousand across the country) is almost impossible. Therefore, this process should use a "bottom-up" scheme. Currently, smallholders spontaneously began to meld in accordance with crops they cultivate. It is a sort of clustering. They forespeak with one of local processors and all cultivate the same crop. Each of them maintains ownership of his land property and all participating neighbors use crop cultivation technology cycles in the same way and simultaneously (i.e. plowing, sowing, irrigation, processing, harvesting and sales). Most importantly, irrigation technology is followed here in compliance with irrigation regime. Of course, irrigation canals previously were designed to the conditions of former collective and state farms with due consideration for large areas. It had affected carrying capacity of irrigation system. As a result of land and agrarian reform in the country hundreds of thousands of smallholders were formed. Land fragmentation, different species composition of cultivated plants on small land plots complicated water allocation; this has led to reduction of yields by almost 2-3 times. Incomes stopped covering expenses; as a result farmers became unwilling to cultivate their land. Beginning of such a process of creating associations of smallholders, should be based on general principles of existing and functioning associations of farmers-water users (WUAs), that is in compliance with drainage principle (i.e. farmers, who get water from one canal joining one WUA). When it formerly used to be around 500 collective and state farms, nowadays at the same territory there is a similar number of WUAs established.

On the basis of obtaining irrigation water from one canal, farmers joined together that  is one of the best forms of cooperation. Following appropriate training and persuasion, it is feasible and easy to restore the system of crop rotation on the territory of WUAs. It will improve soil fertility of their fields. Yields will increase. Smallholders' income will grow. Farmers will be motivated to invest in agriculture. It will be the beginning of a process of recovery from a long, protracted agricultural crisis.

Matraim Jusupov, expert on agriculture and water resources management

Dr. Овездурды Джумадурдыев Проект Адаптационного фонда, Turkmenistan
30.04.2014

>> ENGLISH VERSION BELOW <<

Себестоимость продовольственной продукции в развитых странах значительно низкий по сравнению развивающимся странами, поэтому экспорт продукции развивающими странами невозможно. Реализация всех продукции на местном рынке даже по себестоимости не реально, так как нет таком объёме спроса. Слово рациональное использование водных ресурсов имеют двойное толкование:

  1. С каждого м3 воды получить максимум продукции в денежных единицах;
  2. С каждого м3 воды получить максимум продовольствия в денежных единицах или физическом объёме.

В любом случи для того чтобы рационально использовать водные ресурсы необходимо выращивать такие культуры, которые дают максимальную продуктивность оросительной воды. С этой точки зрения невыгодно выращивать пшеницу в орошаемой зоне, а также выращивать хлопчатника с низкой урожайностью. А получить высокий урожай развивающими странами пока не реально. Поэтому в настоящее время в первый план выходить необходимость интеграции экономики в Центральной Азии. Для этого нужны межправительственные соглашения, которые доверяли не только подписавшие стороны, но и развитые страны как гарантирующие правомерности такого соглашения.

Слово «Продовольственная безопасность» подразумевает, что развивающие стране не могут доверять развитым странам в вопросе продовольственного обеспечения. Без такого доверия каждая развивающая страна будет выращивать невыгодные с экономической точки зрения продовольственные культуры как пшеницы, рис и т.д.

Межгосударственные соглашения по торговым отношениям само по себе не чего не даёт, если оно не выполнятся сторонами. Поэтому соглашение – это ещё не является доверием. Доверие возникает после неоднократного систематического выполнения требований соглашения подписавшихся сторонами. Следовательно, будущее орошаемого земледелие полностью зависит довериям между странами и частными инвесторами. В зависимости ожидаемую взаимную доверию можно прогнозировать следующие варианты развития орошаемого земледелия в Центральной Азии:

Варианты развития водопользования в Центральной Азии

table

Исходя из этих вариантов первые шаги которые должны предпринять правительствами –это межгосударственные соглашение региональной торговли и обеспечение единой водной политики в регионе. Без регионального сотрудничества невозможно справится с проблемой изменения климата в Центральной Азии.

Costs of food production in developed countries are significantly lower as compared with developing countries; therefore export of products from developing countries is impossible. Sales of all volume of production at local market, even at prime cost, are not realistic, due to lower quantity demanded. The term “sustainable use of water resources” is double-edged:

  1. To get maximum output in terms of money per each m3of water used;
  2. To get maximum quantity of food in terms of money or physical quantity per each m3of water used.

In any case, in order to ensure sustainable use of water resources it is necessary to cultivate such type of crops that give maximum yield per water used. In this light, it is unprofitable to cultivate wheat in irrigated areas, as well as to cultivate cotton with low yields. And it is still unreal for developing countries to get high yield. Therefore, nowadays the need for integration of the economies in Central Asia comes to the fore. It requires intergovernmental agreements that are trusted not only by the signatories, but also by developed countries, as they would guarantee validity of such agreement.

The term “Food security” means, that developing countries can’t trust developed countries with food supply. Without such trust each developing country will cultivate economically unprofitable food crops, such as wheat, rice, etc.

Interstate agreements for trade relations per se are of no use, if parties do not implement them. Therefore, agreement still does not mean trust. Trust appears as a result of repeated systematical compliances with agreement by signatories. Hence, the future of irrigated agriculture depends entirely on confidence between countries and private investors. Depending on the expected mutual trust it is possible to predict the following development scenarios for irrigated agriculture in Central Asia:

Development scenarios for water management in Central Asia

table

On the basis of these scenarios, first steps to be taken by governments are interstate regional trade agreement and assurance of a single water policy in the region. Without regional cooperation it is impossible to address the challenge of climate change in Central Asia.

 

See the attachment: Jumadurdyyev
Mr. Mohammad Shoaib Saboory Shimane Unversity, Japan
28.04.2014

>>РУССКАЯ ВЕРСИЯ НИЖЕ <<

Bill Gates proved that “We can make the future sustainable when we invest in the poor, not when we insist on their suffering”.

The sustainable management of river basins and watershed resources in order to meet demand of growing population has been a high priority for many countries over the past several decades. Therefore, development and management of water resources are critically important for the economic development of central Asia. In order to take a step on development and management mentioned countries we should consider these parameters; population, poverty, development, immigration as well as food and energy production.

Based on an estimation of (FAO/WFP 2001) five million Afghans lives as refugees around the world and still their immigration is continuing due to instability and poverty. An estimation (Klemm and Shobair, 2010) to subdivide the average annual flow of the Amu River by riparian country shows that Afghanistan contributes to 27.5 % of the river flow, i.e. the second big contributor but it`s irrigated land is less than one million hectares (15 %), while the other riparian have 2.3 million hectares Uzbekistan (43 %), 1.7 million hectares Turkmenistan (31 %) and 0.5 million hectares Tajikistan (9 %).

Afghanistan haven`t sufficient energy to meet its economic needs. Despite of, its relatively low rate of energy consumption, the development of some reserves of natural gas and oil are necessary and Afghanistan still imports energy in the form of oil and electricity. The other parameter is development a base pillars of a country that Afghanistan is surprisingly improving so in this regard to run on its agriculture and industries their water demand will become higher.

Question 1- What would be the first steps governments should take to create a regional agricultural trade mechanism that ensure food supplies including during periods of market shocks?

Discussion; Based on records there are several agreements signed among these countries and the most notable are the 1921, 1946 and 1958 agreements, focusing primarily on the issues of related border between Afghanistan and Soviet Union of that time. Those above agreements, based on international law principle, are still applicable. However no agreements exist regarding water allocation in the form of volume or share between the parties.

Hence, after consultation and collaboration with the riparian’s of Amu River in order to sign a water sharing agreement is highly important step that governments should consider. Although Afghan and Tajik water diversion is likely to increase from the current low levels, water management improvements in Uzbekistan and Turkmenistan should compensate for additional water use by Afghanistan and Tajikistan, supply additional water to the Aral Sea, and enhance those riparian’s productivity of irrigated agriculture. The significant amounts of drainage water now being generated that are at present evaporated in desert sinks could be better used. Water application for several crops including cotton and rice is several times more in Turkmenistan and Uzbekistan than any other place in the world and could be reduced. Farm management practice such as simple and inexpensive land leveling could reduce application significantly. At present the average level of drainage effluent in the Amu River Basin (Particularly by Uzbekistan and Turkmenistan) is about 5,000 m³/ha which could be easily be reduced to 3,000 m³/ha with improved water management practices. This would result in additional water saving of about 8 billion m³ (taking 4 million ha of irrigated area in Uzbekistan and Turkmenistan in the Amu River Basin), much more than possible increase in water use of Afghanistan and Tajikistan from Amu River.

In another hand, based on Afghan master plans to annihilate food poverty and decrease immigration to neighboring countries like Iran, Pakistan, Turkey and other countries as well as producing hydropower implementation of many projects are listed to be done in Amu River. In light of Afghanistan`s potential for productive irrigated agriculture, the government recently trying to start work on Khush Tapa Irrigation system for development of almost one million hectares that would have been irrigated directly from Amu River. As well as construction of Kokcha Hydropower dam (8,000 KWh) and Khanabad Irrigation projects would be implement by Afghans to irrigate around 94,000 hectares of fertile land from Amu River.

Considering, above issues and consultations on technical aspects such as sharing hydro-meteorological data and also their management and analyses, signing the water sharing agreement between riparian’s of Amu River a great regional trade mechanism will be establish and food security would become sustainable.

Question 2- The threat of climate change is looming. What effective actions you think are possible to undertake to cope with climate change in central Asia without regional cooperation?

Discussion; Climate change is a big calamity in all over the world and its affection caused hug desertification and drought. As a possible individual action, restoration of the forests’ along the river basin is the best suitable logical way of controlling the climate change. Rainwater harvesting as great technology for dry areas and it is an alternative to restore the forests and reduce soil erosion that each country can do it without regional cooperation and global assistance. Introducing cultivars which has low crop water requirement and has resistance against climatic calamity is another issue to cope individually by countries. As an example; in Balkh province of Afghanistan where thousand hectares of pomegranates damaged due to climate change since last decade so to annihilate this problem introducing new resistant cultivars are the only alternative. Since climate change will be very serious common problems in the Amu river basin, basin-wide regional organization should be set up to deepen and share the knowledge on available water resources, their variability and dependency on accelerated glacier melting in the headwater of Amu river basin.

Question 3- The agriculture sector in central Asia is under growing pressure to decrease water use while at the same time guaranteeing food production. With these seemingly contradictory objectives, what characteristics should agriculture development have to achieve?

Discussion; usually, food production in developing countries has many problems and some of the remarkable challenges are related to water management and water usage. Turkmenistan and Uzbekistan is irrigating the largest cotton and paddy fields which is using huge amount of water. In order to decrease water use and guarantee food production these mentioned countries should change their cropping pattern (wheat) and investment on farm water management as well as introducing those varieties with low crop water requirement.

Question 4- Productivity gains in the agricultural sector require public and also private investments. What mechanism you can think of to promote private investments in the agriculture sector in central Asia in a responsible manner? What condition needs to be met?

Discussion; Of course, investment has a direct impact on productivity of food. The agricultural agreement between Netherlands and Thailand is the best example for Asian countries. It means that if we can`t manage so it`s better to find those capable resources which are interested and needed. Based on my understanding from Afghanistan the logical way to promote investment on agriculture sector in is governmental support and paving the way for investors. Those developed needed countries which are have limited land and needs more food like Japan should be involved in these area for better future. Centuries ago deserts of Balkh, Jawazjan and Faryab provinces were under cultivation of grains which were irrigating from Amu River but unfortunately due to wars the canals were damaged and all of the lands turned to bare and now in order to rehabilitate the project again it requires investment. As well as at the same time, transportation, post-harvesting and marketing facilities should be provided in the livelihood zone of the Amu river basin.

Shoaib Saboory

Гейтс заявил, что «Мы можем сделать будущее стабильным, если будем инвестировать в бедных, а не заставлять их страдать».

У Афганистана отсутствует достаточное количество энергии для удовлетворения экономических нужд страны. Несмотря на относительно невысокое потребление электроэнергии в стране, необходима разработка некоторых запасов природного газа и нефти, к тому же, Афганистан до сих пор импортирует энергоресурсы в виде нефти и электричества. Еще одним параметром является развитие базовых опор для страны, в вопросе которых Афганистан, на удивление, демонстрирует улучшения. Таким образом, в данном случае, нагрузка на собственное сельское хозяйство и перерабатывающие отрасли повысит потребность в воде. 

Вопрос 1 – Какие первые шаги должны быть предприняты правительствами, чтобы создать механизм региональной торговли сельскохозяйственной продукцией, обеспечивающий поставки продовольствия, в том числе в периоды рыночных потрясений?

Дискуссия:  На основании записей, существует несколько соглашений, подписанных между данными странами, наиболее примечательными из которых являются соглашения 1921, 1946 и 1958 годов, которые уделяют особое внимание вопросам о существующей в те времена общей границе между Афганистаном и Советским Союзом. Эти указанные выше соглашения, основанные на принципе международного права, применяются до сих пор. В то же время, не существует соглашений в отношении водораспределения, а именно объема или долей сторон. 

Таким образом, после консультаций и сотрудничества со странами, по территории которых протекает Амударья, подписание соглашения о разделе воды является очень важным шагом, который правительства должны рассмотреть. Хотя забор воды Афганистаном и Таджикистаном, вероятно, увеличится по сравнению с нынешним низким уровнем, усовершенствование управления водными ресурсами в Узбекистане и Туркменистане должно компенсировать дополнительное использование воды Афганистаном и Таджикистаном, поставлять дополнительно воду в Аральское море, и повысить производительность орошаемого земледелия прибрежных стран. Значительное количество дренажных вод, генерируемых в настоящее время, и подвергающихся  испарению в пустынных низинах, могло бы быть использовано лучшим образом. Использование воды для выращивания нескольких культур, включая хлопчатник и рис, в Туркменистане и Узбекистане в несколько раз больше, чем в любой другой стране мира, и этот объем можно сократить. Методы управления фермерским хозяйством, включающие простую и недорогую планировку земель, могли бы значительно снизить объемы потребления воды. В настоящее время, средний уровень дренажного стока в бассейне реки Амударья (в частности, приходящегося на долю Узбекистана и Туркменистана) составляет около 5000 м³/га, и объемы которого могут быть с лёгкостью снижены до 3000 м³/га, вследствие усовершенствования практики управления водными ресурсами. Это приведет к дополнительной экономии порядка 8 млрд. м³ воды (учитывая 4 млн. га орошаемой площади в Узбекистане и Туркменистане в бассейне реки Амударья), что значительно больше , чем возможное увеличение использования водных ресурсов Амударьи Афганистаном и Таджикистаном.

С другой стороны, основываясь на основных планах Афганистана по искоренению продовольственной бедности и снижению иммиграции в соседние страны, такие как Иран, Пакистан и Турция, а также производство гидроэнергии входит в планы реализация многих проектов на Амударье. В свете потенциала Афганистана  в отношении продуктивного орошаемого земледелия, правительство с недавних пор пытается начать работу над системой орошения Khush Tapa, которая будет способствовать развитию почти одного миллиона гектаров, орошаемых непосредственно из Амударьи. Кроме того, строительство плотины ГЭС на реке Кокча (8000 кВтч) и ирригационные проекты в районе Ханабад будут осуществлены в Афганистане в целях орошения около 94000 гектаров плодородной земли водой из Амударьи.

С учетом приведенных выше примеров, а также консультаций по техническим аспектам, таким как обмен гидрометеорологическими данными, управление ими и анализ, подписание соглашения о водоразделе между прибрежными странами Амударьи, будет способствовать созданию регионального механизма торговли, а также обеспечению устойчивой продовольственной безопасности.

Вопрос 2 - Нависает угроза изменения климата. Какие эффективные действия, по Вашему мнению, можно предпринять, чтобы справиться с проблемой изменения климата в Центральной Азии, не прибегая к региональному сотрудничеству?

Дискуссия; Изменение климата является крупнейшим бедствием для всего мира, и его распространение повлекло за собой опустынивание и засуху. В качестве возможных мер,  которые могут быть предприняты индивидуально, восстановление лесов вдоль бассейна реки является наиболее подходящим и логичным путем контроля за последствиями изменения климата. Сбор дождевой воды является отличной технологией для  применения в засушливых районах, и также альтернативой для восстановления лесов и уменьшения эрозии почв, которую страна может осуществлять, не прибегая к региональному сотрудничеству и мировой помощи. Использование сортов культур, которые требуют для выращивания небольшое количество воды, а также могут сопротивляться последствиям изменения климата, является еще одной задачей, с которой страны могут справиться самостоятельно. Как пример: в провинции Балх в Афганистане тысяча гектаров посадок гранатовых деревьев были повреждены в результате изменения климата, произошедшего за последнее десятилетие, таким образом, единственным решением этой проблемы может стать внедрение новых устойчивых сортов. Поскольку проблема изменения климата станет очень серьезной общей проблемой для стран бассейна реки Амударьи, необходимо создание региональной организации, охватывающей всю территорию бассейна, в целях углубления и распространения своих знаний об имеющихся водных ресурсах, их разнообразии, а также их зависимости от быстрого таяния ледников в верховьях бассейна Амударья.

Вопрос 3 - Сельскохозяйственный сектор в Центральной Азии находится под усиливающимся давлением необходимости уменьшения потребления воды, при этом гарантируя дальнейшее производство продовольствия. С этими, казалось бы, противоречивыми целями, какими характеристиками должно обладать сельскохозяйственное развитие для их достижения?

Дискуссия: зачастую производство продуктов питания в развивающихся странах связано с множеством проблем, многие из которых относятся к управлению водными ресурсами и использованию водных ресурсов. 

Туркменистан и Узбекистан обеспечивают орошение самых больших по площади полей хлопка и риса, которые требуют огромное количество воды. В целях снижения использования воды и гарантии производства продуктов питания,  обеим указанным странам надлежит изменить свою структуру посевных площадей (пшеница) и инвестировать в управление водными ресурсами на уровне ферм, а также внедрять новые сорта культур, требующих меньшее количество воды. 

Вопрос 4 - Прирост продуктивности в сельскохозяйственном секторе требует государственных, а также частных инвестиций. Какие механизмы Вы можете предложить для ответственного стимулирования частных инвестиций в сельскохозяйственный сектор в Центральной Азии? Какие условия должны быть выполнены?

Дискуссия; Несомненно, инвестиции оказывают непосредственное влияние на производство продуктов питания. Сельскохозяйственное соглашение между Нидерландами и Таиландом является наилучшим примером для стран Азии. Это значит, что раз мы не можем управлять, то лучше найти интересующие и необходимые эффективные ресурсы. Основываясь на моем понимании ситуации в Афганистане, логичным путем  стимулирования инвестиций в сельскохозяйственный сектор является государственная поддержка и прокладывание пути для инвесторов. Те развитые страны, которые имеют ограниченные земельные ресурсы, но нуждаются в большем количестве продовольствия (например, Япония), должны быть вовлечены в эти вопросы в интересах будущего. Много веков назад в пустынях провинций Балх, Джаузджан и Фарьяб выращивали зерно, полив которых осуществлялся из Амударьи, но, к сожалению, из-за войн каналы были повреждены, и все земли опустели, и чтобы возобновить  этот проект заново потребуются инвестиции. В то же время, необходимо предоставляться в населенных районах бассейна реки Амударья транспортировку, послеуборочную обработку и маркетинговые услуги.

Шоэб Сабури

Dr. Botir Dosov Central Asia and the Caucasus Association of Agricultural Research ...
25.04.2014

>>РУССКАЯ ВЕРСИЯ НИЖЕ <<

The existing problems were caused by many factors, and present an economic legacy from previous decades and century, and thus resolving these problems cannot be achieved in a short term perspective, while current and forthcoming threats require undertaking immediate action. The present situation is so fragile, that any incorrect measures can worsen the situation. Therefore first of all, all state and every land and water user should acknowledge that water is our common asset, and we need to preserve it with better condition for future when population growth and climate change will transform from threats to the problems. Food security depends on agricultural commodities and productivity, agricultural productivity depends on soil productivity, which in turn depends on water use in Central Asia. This is a simple linear chain, though in reality the Food security system conjugates with many other systems: agricultural productions systems, including new stress-, salinity-, drought-, frost-tolerant fruits, vegetable, cereals other crop varieties and animal breeds, conservation land management, integrated pest management; rural advisory systems; markets, infrastructure: roads, communication, irrigation and drainage, electricity, post-harvest and processing technologies, enabling institutional environments, and many others. And any of them can be considered as a priority, and neglecting one aspect can cause diverse negative implication for future with food security.

The Background document presenting Scenario thinking to support transboundary water cooperation in Central Asia is very important achievement in considering Future for Irrigated Agriculture in Central Asia.

Preliminary insights from the scenarios:

1. Four groups of concerted policy interventions seem very justifiable, but the content of those generic groups should not miss any particularities: For example: Second group of interventions “2) effective support to the agricultural sector” should also include agricultural research, Rural advisory services and extension, agricultural education with emphasis on Food security and climate change, agricultural innovations and etc., 3) establishment of effective farmers’ organizations in the irrigation areas. Concerning fourth group of interventions “4) large public and private investments in irrigation infrastructure and the agricultural sector” the part of public investments might be considered as governmental organizations commitments, while “private investments”, in particular to improving the irrigation systems seem to be very ambitious, and need creating effective incentive mechanisms. And definitely “Measures have to be implemented in concert”.

2. “Investments in irrigation and water resources infrastructure (hard component) with enabling institutional environment (org component)” is very important, should be supported by technical support (soft component) from diversity of donor: public, private and foreign. Without drastically growth of investments into rehabilitation of irrigation and drainage infrastructure any efforts could be inefficient.

3. ”Real improvements in agricultural productivity seem only possible if sufficient funds start flowing into the sector for operation and maintenance of irrigation schemes (O&M) at farm and tertiary level” is true. But, until agri-business in the region is not profitable, private sector investments inflows to agriculture would be intangible. Agricultural insurance systems should be developed to reduce the risk in agricultural business.

5. Strengthening the regional cooperation in agricultural trade to attain food security would lay base for many sectorial initiatives, leading for example, to more efficient use of water, which depends not only on establishing collaborative agreements, but also science-based approaches. For instance, scientist may contribute to more efficient water use mechanisms by identifying soil conditions, where a particular variety of a certain crop is cultivated, and thus, calculating how much water is need during particular period. Out-scaling technologies, such as drip irrigation, zero-tillage, crop-rotation etc., as well as information support and rural advisory services can also be considered as indispensable contribution of agricultural researchers and scientists, as well as extension agents to transferring technologies to farmers, i.e. land and water users, pastoralists and agro-pastoralists.

6. Considering a climate change as a real risk is timely especially in Central Asia. The consequences of climate change have a negative impact on agriculture in the region, which has already been affected by the severe outcomes of the recent global economic crisis. In addition projected population growth, particularly of the urban population, will increase demand for food and prices, which in turn will result in even greater use of limited natural resources. Ultimately, these problems are a particular threat to vulnerable groups, including to people with low incomes. Thus, societies face the challenge of solving these problems, and it is necessary to take action to ensure peaceful, sustainable development and food security in the CA region. And again, it becomes a challenge for agricultural science and research to develop and test climate smart technologies, and in cooperation with other social actors of sector transfer those technologies to the field. This also will require equipping famers with innovative knowledge and scaling out best practices, for example by expanding demonstration plots, innovation fairs, farmers’ days, peer-learning etc.

Given above-mentioned thoughts, a creating and implementation of a Comprehensive Regional Innovative Agricultural Development Program would be programmatic approach to support regional cooperation and follow-up appropriate actions. This program may focus on:

  • sustainable land management and efficient water use systems;
  • increasing market access through improved rural infrastructure and other trade-related measures;
  • increasing food supply across the region by increasing smallholder productivity and improving responses to food emergencies;
  • improving agricultural innovation systems to disseminate new technologies, and increasing the support given to help farmers to adopt them.

Существующие проблемы обусловлены множеством факторов, и представляют собой экономическое наследие предыдущих десятилетий прошлого века. Таким образом, решение этих проблем не может быть достигнуто в краткосрочной перспективе, даже если текущие и предстоящие угрозы требуют принятия незамедлительных действий. Нынешняя ситуация настолько нестабильна, что любые неправильно подобранные меры могут ухудшить ситуацию. Таким образом, в первую очередь, всем государствам, а также каждому земле- и водопользователю необходимо признать, что вода является нашим общим достоянием, и что мы должны сохранить ее в лучшем состоянии для будущего, когда рост населения и изменение климата из угроз станут проблемами. Продовольственная безопасность зависит от сельскохозяйственной продукции и производительности; производительность сельского хозяйства зависит от плодородия почвы, которое, в свою очередь, зависит от водопользования в Центральной Азии. Это простая линейная цепь, хотя в действительности система продовольственной безопасности сопряжена со многими другими системами: системами сельхозпроизводства, включая новые виды фруктов, овощей, злаков и других сортов сельскохозяйственных культур и пород скота, которые устойчивы к стрессам, засолению, засухе и морозам; управлением природоохранных земель; комплексной борьбой с вредителями; сельскими консультативными системами; рынками; инфраструктурой ( дороги, коммуникации, ирригационные и дренажные системы, электричество); технологиями обработки после сбора урожая; созданием благоприятных институциональных условий, и многими другими. Каждый из вышеперечисленных аспектов может рассматриваться как приоритетный, в то время как упущение из внимания одного из аспектов может вызвать разнообразные негативные последствия для будущего продовольственной безопасности.

Справочный документ «Сценарное мышление в поддержку трансграничного водного сотрудничества в Центральной Азии» является очень важным достижением в рассмотрении будущего орошаемого земледелия в Центральной Азии.

Предварительные выводы из сценариев:

1. Четыре группы согласованных политических действий кажутся в значительной степени оправданными, однако, в содержании этих обобщенных групп не должны быть упущены особенности. Например: Вторая группа действий «2) эффективная поддержка сельскохозяйственному сектору» должна также включать сельскохозяйственные исследования, сельские консультативные услуги и распространение знаний, сельскохозяйственное образование с акцентом на продовольственную безопасность и изменение климата, сельскохозяйственные инновации и т.д., «3) создание эффективных организаций фермеров в орошаемых районах». В отношении четвертой группы действий «4) крупные государственные и частные инвестиции в ирригационную инфраструктуру и сельскохозяйственный сектор» можно рассматривать часть государственных инвестиции как обязательства правительственных организаций, в то время как «частные инвестиции»,  в особенности на улучшение ирригационных систем, представляются довольно многообещающими и нуждаются в создании эффективных механизмов стимулирования. И, безусловно, «Меры должны быть реализованы совместно».

2. «Инвестиции в ирригацию и инфраструктуру водных ресурсов (жесткая составляющая) с благоприятной институциональной средой (орг компонент)» являются очень важными и должны быть поддержаны посредством технической помощи (мягкий компонент) различного рода донорами: государственными, частными и иностранными. Без стремительного роста инвестиций в восстановление ирригационной и дренажной инфраструктуры любые усилия могут оказаться неэффективными.

3. Утверждение «Реальные улучшения сельскохозяйственного производства представляются возможными только при наличии достаточных средств, поступающих в сектор, для эксплуатации и технического обслуживания ирригационных систем (ЭиТО) на уровне ферм, а также на третичном уровне» является справедливым. Но до тех пор, пока агробизнес в регионе является малоприбыльным, приток инвестиций из частного сектора в сельское хозяйство будет неосязаемым. Для уменьшения риска в сельскохозяйственном бизнесе необходимо развивать сельскохозяйственные системы страхования.

5. Укрепление регионального сотрудничества в сфере торговли сельскохозяйственной продукцией для обеспечения продовольственной безопасности, заложит базу для многих отраслевых инициатив, ведущих, к примеру, к более эффективному водопользованию, которое зависит не только от установления соглашения о сотрудничестве, но также и от научно-обоснованных подходов. Например, ученый может содействовать применению более эффективных механизмов водопользования, путем выявления состояния почв, на которых выращивается определенная разновидность сельскохозяйственной культуры, и, таким образом, рассчитать, какое количество воды необходимо в течение определенного периода. Технологии горизонтального масштабирования, такие как капельное орошение, «нулевая» обработка почвы, севооборот и т.д., а также информационная поддержка и сельские консультационные услуги, можно рассматривать как неотъемлемый вклад, который вносится сельскохозяйственными исследователями и учеными, включая также консультантов по вопросам сельского хозяйства, при передаче знаний о технологиях фермерам, то есть земле-и водопользователям, скотоводам и агро-скотоводам.

6. Рассмотрение изменения климата как реальной опасности является своевременным, особенно, в Центральной Азии. Последствия изменения климата оказывают негативное влияние на сельское хозяйство в регионе, который уже пострадал от тяжелых последствий недавнего глобального экономического кризиса. Кроме того, прогнозируемый рост населения, в частности городского населения, приведет к увеличению спроса на продукты питания и цен на них, что, в свою очередь, повлечет за собой еще больший рост использования ограниченных природных ресурсов. В конечном счете, эти проблемы представляют собой угрозу для уязвимых групп, в том числе, для людей с низкими доходами. Таким образом, общество сталкивается с проблемой решения этих проблем, и необходимо принять меры для обеспечения мирного, устойчивого развития и продовольственной безопасности в регионе ЦА. Опять же, для сельскохозяйственной науки и исследований трудной задачей становится разработка и тестирование климатических интеллектуальных технологий и, в сотрудничестве с другими социальными партнерами в секторе, передача этих технологий в практическое использование. Это также потребует передачи фермерам инновационных знаний и широкого распространения передового опыта,  например, путем увеличения количества демонстрационных участков, инновационных ярмарок, дней фермеров, обмена опытом и т.д.

Учитывая приведенные выше размышления, создание и реализация Всеобъемлющей региональной инновационной программы развития сельского хозяйства будет являться программным подходом в поддержку регионального сотрудничества и последующих соответствующих мероприятий. Эта программа может сосредоточиться на следующем:

  • устойчивом управлении земельными ресурсами и эффективных системах водопользования;
  • расширении доступа на рынки, посредством улучшения сельскохозяйственной инфраструктуры, и других мерах в отношении торговли;
  • увеличении поставок продовольствия в регионе за счет повышения производительности мелких фермеров, а также улучшении реагирования на чрезвычайные ситуации с продовольствием;
  • улучшении сельскохозяйственных инновационных систем для распространения новых технологий, а также увеличении оказываемой поддержки фермерам в их применении.

Д-р Ботир Досов, Ассоциация сельскохозяйственных научно-исследовательских организаций Центральной Азии и Кавказа

Santosh Kumar Mishra S. N. D. T. Women's University, India
23.04.2014

>>РУССКАЯ ВЕРСИЯ НИЖЕ <<

1. What would be the first steps governments should take to create a regional agricultural trade mechanism that ensures food supplies including during periods of market shocks?

To encourage innovation, the following four types of policies are important:

  • Formulating science and technology policy: to promote innovation, facilitate trade in technology, protect the public from potential risks of new technologies, and define the expected future roles of the public and private service providers and their interaction, the comparative advantage and mandates for central, sub-national, and local research institutes, and the role of universities.
  • Protecting intellectual property rights: While rules about intellectual property rights (IPRs) are controversial, such rules are becoming increasingly important as the role of the private sector in international agricultural research grows and biotechnology becomes more important. Clear rules protecting IPRs are important for three main reasons. First, they encourage domestic innovation and encourage the transfer of technologies based on assurance that the recipient country will provide protection for patents and corporate health, safety, and efficacy data as well as being able to recoup their investments in proportion to their scale and risk.
  • Harmonizing standards and regulations for seed certification and trade in plants and animals: Harmonizing standards for seed certification and agricultural trade will bring significant benefits by facilitating exchange of seeds, planting materials, and animals among countries and by reducing transaction costs for firms. Harmonizing standards will also foster development of a regional market for seeds, plants and animals, which will allow firms to benefit from economies of scale.
  • Investing in capacity building for the long term: Capacity development is a process of planned organizational change that is intended to enhance the efficiency, effectiveness, and sustainability with which an organization pursues its strategy, accomplishes its mission, achieves its goals, and delivers value to stakeholders. Capacity development may include the acquisition of resources, but it must also include learning how to nurture, integrate, and deploy resources to achieve strategic goals. 

2. The threat of climate change is looming. What effective actions you think are possible to undertake to cope with climate change in Central Asia without regional cooperation?

Avoiding the worst consequences of climate change will require large cuts in global greenhouse gas emissions. Humans produce greenhouse gases by burning coal, oil, and natural gas to generate energy for power, heat, industry, and transportation. Deforestation and agricultural activity also yield climate-changing emissions.

3. The agricultural sector in Central Asia is under growing pressure to decrease water use while at the same time guaranteeing food production. With these seemingly contradictory objectives, what characteristics should agricultural development have to achieve them?

Non-traditional crops often require considerable technological sophistication relative to traditional crops, as they are new to the region, or require special care at harvest because of perishability or the need to meet demanding cosmetic standards. The risk of crop failure due to insect pests, disease or inadequate agronomic practices is much higher than in traditional crops. Access to technology, however, is biased against the small-scale producers. Large farms can afford to hire the foreign expertise and buy the equipment needed, whereas small farmers usually rely on extension services which may or may not be provided. Quality control is also a new problem for small farmers not accustomed to the exigencies of foreign markets. It favours those producers who are able to hire foreign consultants. Peasants may have grown a certain product all their lives. However, the family and local markets had very different standards for appearance, insect presence and damage. In extreme cases, export to foreign markets may be closed to small farmers who do not have the technical knowledge or money to meet the appearance and quality standards required.

4. Productivity gains in the agricultural sector require public and also private investments. What mechanisms you can think of to promote private investments in the agricultural sector in Central Asia in a responsible manner? What conditions need to be met?

  • Policy dialogue for local private-sector development;
  • Investment operations to support local private-sector development; and
  • Partnership with the private sector to leverage additional investments and bring knowledge to rural areas.

1. Какие первые шаги должны быть предприняты правительствами, чтобы создать механизм региональной торговли сельскохозяйственной продукцией, обеспечивающий поставки продовольствия, в том числе в периоды рыночных потрясений?

Для поощрения внедрения инноваций важны следующие четыре типа политик:

  • Разработка научно-технической политики: содействие внедрению инноваций, способствование развитию торговли в сфере технологий, защита населения от потенциальных рисков использования новых технологий, а также определение ожидаемой в будущем роли общественных и частных поставщиков услуг и их взаимодействия друг с другом, сравнительных преимуществ и мандатов для центральных, субнациональных и местных научно-исследовательских институтов, атакже роли университетов.
  • Защита прав интеллектуальной собственности:  в то время как правила в отношении прав интеллектуальной собственности (ПИС) являются спорными, такие правила приобретают все большее значение с ростом  роли частного сектора в международных сельскохозяйственных исследованиях, а также с увеличением важности биотехнологий. Наличие четких правил, защищающих ПИС, имеет большое значение по трем основным причинам. Во-первых, они стимулируют развитие отечественных инноваций и поощряют передачу технологий, основанную на гарантии, что страна-получатель обеспечит защиту патентного права, охрану здоровья, безопасность,  предоставит данные об эффективности, а также будет в состоянии окупить свои инвестиции пропорционально их масштабу и риску.
  • Унификация стандартов и правил сертификации семян и торговли растениями и животными: унификация стандартов сертификации семян и торговли сельскохозяйственной продукцией принесут значительные выгоды посредством содействия обмену семенами, посадочными материалами и с/х животными между странами, а также за счет снижения операционных издержек для компаний. Унификация стандартов будет также способствовать развитию регионального рынка семян, с/х растений и животных, что позволит компаниям извлекать выгоду вследствие экономии от масштаба.
  • Инвестирование в развитие потенциала в долгосрочной перспективе: развитие потенциала представляет собой процесс плановых организационных изменений,  призванный повысить эффективность, результативность и устойчивость, с помощью которого организации могут придерживаться своей стратегии, осуществлять свою миссию, достигать своих целей, а также приносить выгоду заинтересованным сторонам. Развитие потенциала может включать приобретение ресурсов, но оно также должно включать в себя обучение тому, как развивать, интегрировать и использовать ресурсы для достижения стратегических целей.

2. Нависает угроза изменения климата. Какие эффективные действия, по Вашему мнению, можно предпринять, чтобы справиться с проблемой изменения климата в Центральной Азии, не прибегая к региональному сотрудничеству?

Недопущение наихудших последствий изменения климата потребует больших сокращений выбросов парниковых газов. Выброс парниковых газов вследствие деятельности людей происходит при сжигании угля, нефти и природного газа для получения энергии в целях электроснабжения, теплоснабжения, функционирования промышленности и транспорта. Вырубка лесов и сельскохозяйственная деятельность также влекут за собой выбросы, оказывающие влияние на изменение климата.

3. Сельскохозяйственный сектор в Центральной Азии находится под усиливающимся давлением необходимости уменьшения потребления воды, при этом гарантируя дальнейшее производство продовольствия. С этими, казалось бы, противоречивыми целями, какими характеристиками должно обладать сельскохозяйственное развитие для их достижения?

Нетрадиционные виды с/х культур зачастую требуют более значительных технологических усовершенствований в отношении традиционных культур, так как они являются новыми для региона, или могут требовать специального ухода при сборе урожая из-за подверженности быстрой порче или необходимости удовлетворения требований стандартов внешнего вида. Риск потери урожая по вине насекомых-вредителей, болезней или несоответствующих агрономических приемов, также гораздо выше, нежели у традиционных сельскохозяйственных культур. Доступ к технологиям, однако, для мелких производителей является затруднительным. Крупные фермы могут позволить себе нанять иностранных экспертов и купить необходимое оборудование, в то время как мелкие фермеры, как правило, полагаются на консультативные службы, которые могут или не могут предоставить консультации. Контроль качества является также новой проблемой для мелких фермеров, не адаптированных к требованиям зарубежных рынков. Это содействует интересам тех производителей, которые в состоянии нанять иностранных консультантов. Крестьяне могли выращивать определенный продукт на протяжении всей своей жизни. В то же время, стандарты семьи и местных рынков  по отношению к внешнему виду, наличию насекомых и повреждений, могли очень существенно различаться. В крайних случаях, экспорт на внешние рынки может быть закрыт для мелких фермеров, которые не имеют технических знаний или денег для удовлетворения требований к стандартам внешнего вида и качества.

4. Прирост продуктивности в сельскохозяйственном секторе требует государственных, а также частных инвестиций. Какие механизмы Вы можете предложить для ответственного стимулирования частных инвестиций в сельскохозяйственный сектор в Центральной Азии? Какие условия должны быть выполнены?

  • Диалог в целях развития местного частного сектора;
  • Инвестиционная деятельность в поддержку развития местного частного сектора; и
  • Партнерство с частным сектором для привлечения дополнительных инвестиций и донесение сведений до населения в сельской местности. 

Сантош Кумар Мишра, S. N. D. T. Women's University, Индия

23.04.2014

>>РУССКАЯ ВЕРСИЯ НИЖЕ <<

Food security & food price stability are a critical concern to governments in Central Asia, and are at the basis of food self-sufficiency policies in a number of Central Asian countries. Consequently, a large volume of water is used every year to irrigate staple food.

Establishing long-term regional agricultural trade mechanisms (that guarantee wheat delivery at pre-agreed and affordable prices in times of deficient domestic production & high global wheat prices) will make a real contribution in reducing pressure on the region’s water resources. With abundant (rainfed) land resources in Kazakhstan and Russia, such mechanisms should be possible in principle.

How can this potential be captured? What are the constraining factors in establishing such long-term arrangements?

Обеспечение продовольственной безопасности и стабильность цен на продовольствие являются особо важными задачами для правительств стран Центральной Азии, а также лежат в основе политики продовольственной самообеспеченности в ряде стран Центральной Азии. Следовательно, ежегодно используется большой объем водных ресурсов при орошении для выращивания основных продуктов питания.

Установление долгосрочных региональных механизмов торговли сельскохозяйственной продукцией (гарантирующих доставку пшеницы по заранее согласованным и доступным ценам в периоды отсутствия достаточного внутреннего производства, а также в условиях высоких мировых цен на пшеницу) внесет реальный вклад в снижение нагрузки на водные ресурсы региона. При имеющихся в изобилии земельных ресурсах (богарных) в Казахстане и России использование таких механизмов должно быть, в принципе, возможно.

Каким образом будет возможным удержать этот потенциал? Каковы сдерживающие факторы при установлении таких долгосрочных договоренностей?

Барт Хилхорст, Катар

Mr. Giovanni Munoz FAO, Italy
20.04.2014

For those wanting to know more about the Central Asian region in terms of their facts and figures for water resources, irrigation and environment, I invite them to see our AQUASTAT General Summary for the Central Asian Region available at:  http://www.fao.org/nr/water/aquastat/countries_regions/asia_central/index.stm

Для тех, кто хочет знать больше о Центрально-Азиатском регионе с точки зрения фактов и цифр о водных ресурсах, ирригации и окружающей среде, я приглашаю ознакомиться с Общим резюме для Центрально-Азиатского региона на сайте АКВАСТАТ, доступное на английском по ссылке:  http://www.fao.org/nr/water/aquastat/countries_regions/asia_central/index.stm

 

 

 

 

18.04.2014

>>РУССКАЯ ВЕРСИЯ НИЖЕ <<

Dear Dr. Matraim,

From your contribution I understand that small-holder farming will remain important in Kyrgyzstan and is an integral part of the future agricultural landscape in the country (some 80% of arable land is currently cultivated by smallholders).

Further, you indicate that climate change presents a major challenge – not only because of droughts but also because of heavy precipitation, unstable weather, etc. A number of promising climate change adaptation measures (such as improved land management that captures & stores rainfall rather than letting it runoff, creating micro climates, etc.) need to be tailored to the local geography & climate and are best implemented on smaller landholdings. Their widespread uptake by smallholders may be the only way that significant areas of land can be treated/adapted at a reasonable cost on a sustainable basis, and within a reasonable time span.

Based on the above two factors alone (and there are many more), the government has a keen interest in improving the conditions of smallholders.

But where to start? You list many constraining factors – all of which are valid and in need of being addressed. Obviously, measures cannot be implemented immediately & simultaneously (if only because of managerial & financial resource constraints). Therefore, what are the key constraints that need to be addressed first? Which combination of measures would have the highest impact? And what can be postponed until a later point in time? Lastly, what needs to happen in order to encourage private investment in smallholder farming?

Уважаемый доктор Матраим!

Из Вашего комментария я сделал вывод, что мелкие фермерские хозяйства сохранят важную роль в Кыргызстане и будут являться неотъемлемой частью сельскохозяйственного ландшафта в стране (около 80 % пахотных земель в настоящее время обрабатывается мелкими фермерами).

Кроме того, Вы отмечаете, что изменение климата представляет собой серьезную проблему, не только вследствие засухи, но и из-за обильных осадков, неустойчивой погоды и т.д. Ряд перспективных мер адаптации к изменению климата (например, повышение эффективности землепользования, которое занимается сбором и хранением ливневых осадков, вместо того, чтобы позволять им переходить в сточные воды, создавая микроклимат и т.д.) должны быть специально приспособлены к местным географическим и климатических условиям и, желательно, реализованы на небольших земельных участках. Их широкомасштабное использование мелкими собственниками может оказаться единственным способом,  чтобы обеспечить обработку/адаптацию значительной земельной площади при разумных затратах на постоянной основе, а также в течение разумного промежутка времени.

На основании только этих двух приведенных выше факторов (а их существует множество), у правительства есть большая заинтересованность в улучшении условий для мелких фермеров.

Но с чего начать? Вы приводите множество сдерживающих факторов, каждый из которых существует в настоящий момент и нуждается в ответных мерах. Очевидно, что меры не могут быть реализованы незамедлительно  и одновременно (хотя бы в силу ограничений управленческого и финансового ресурсов). Таким образом, каковы ключевые ограничения, которые должны быть устранены в первую очередь? Какое сочетание мер будет иметь наибольшее влияние? А что можно отложить на более поздний срок? И, наконец,  что должно произойти для того, чтобы стимулировать частные инвестиции в мелкое сельское хозяйство?

Барт Хилхорст

Mr. Zarouali Said HCP, Morocco
17.04.2014

>>РУССКАЯ ВЕРСИЯ НИЖЕ <<>> ENGLISH VERSION BELOW <<

A- Les premières mesures que les gouvernements devraient prendre pour créer un mécanisme de commerce agricole régional qui assure l'approvisionnement en denrées alimentaires, y compris pendant les périodes de chocs de marché :

1- d’établir des conventions et des contrats de coopération régionale, qui facilitent les échanges des produits agricole de base. Et il ne peut avoir lieu sans la sensibilisation des décideurs politiques sur l’importance d’avoir une intégration régionale  basé sur l’intérêt général de la population ;

2- Comme on peut prévoir des accords agricole de libre échange entre pays, dans le but d’équilibre les marchés en matière des produits alimentaires ;

3- de faciliter les flux des capitaux entre pays de la région pour encourager les investissements dans le secteur agricole et profiter des opportunités existantes ;

4- et bien sur les incitations au niveau de la production, et des chaines de commercialisation contribuent en grande partie l’augmentation de l’offre.  

B- La menace du changement climatique est imminente. Et ce phénomène n’a pas de FRENTIERE, et chacun de nous est responsable en partie. Cependant,  pour atténuer les effets négatifs des changements climatiques les pays de la région doivent mettre en commun une feuille de route spécifique aux conditions régionales et locales pour faire face à toute menace inattendue.

C- La prévention des futures menaces des changements climatiques est un moyen efficace pour mieux gérer une telle situation critique qui touche la région. Dans ce sens une mobilisation régionale sur l’importance de prendre en considération, dans leurs engagements, la composante CHANGEMENT CLIMATIQUE.

D- Assurer une production agricole suffisante pour répondre à la demande et optimiser mieux les ressources en eaux disponibles, constitue un grand DEFI auquel les décideurs doivent avoir une réponse immédiate. Dans ce sens, il est important de penser aux assolements et aux habitudes alimentaires des populations de la région. Ces deux facteurs majeurs sur lesquels on peut réagir pour mieux gérer les ressources en eau.

E- Un code spécifique pour les investissements agricoles doive avoir lieu pour bien organiser les orientations des investissements sur la base des contrats bilatéraux entre Privé et Public. La création d’une institution dédiée à superviser les plans agricoles est une nécessité intournable.

La création des pôles de compétence agricole est un moyen de renforcer les choix des investissements agricoles. Et l’intégration des population notamment les agriculteurs et l’ouverture sur les expériences des pays voisins constitue un vrai pilier de réussite des politiques publiques agricoles.  

Spécialiste en Economie Rurale

A-Первыми мерами, которые правительства должны предпринять, чтобы создать механизм региональной торговли сельскохозяйственной продукцией, который будет гарантировать поставку продуктов питания, в том числе в периоды рыночных потрясений, должны стать:

1 - Подписание конвенций и договоров о региональном сотрудничестве, способствующих обмену основной сельскохозяйственной продукцией, что не может произойти без понимания политиками важности региональной интеграции, основанной на общих интересах народов;

2 – Как следствие, можно предвидеть установление сельскохозяйственных соглашений о свободной торговле между странами, с целью создания рыночного равновесия в отношении продуктов питания;

3 - Облегчение движения капитала между странами в регионе или стимулирование инвестиций в сельское хозяйство, а также использование существующих возможностей;

4 - Безусловно, инициативы, предпринятые на уровне производства и торговых сетей, способствуют, в значительной степени, увеличению предложения.

Б - Нависает угроза изменения климата. И это явление не имеет ГРАНИЦ, и каждый из нас частично несет ответственность за это. Тем не менее, для ослабления негативных последствий изменения климата, страны в регионе должны принять план действий, учитывающий региональные и местные условия, чтобы быть в состоянии справиться с любой неожиданной угрозой.

В - Предотвращение будущих угроз, вследствие изменения климата, является эффективным способом для лучшего управления в условиях такой критической ситуации, которая влияет на регион. В этом смысле, для региональной мобилизации важно в своих обязательствах учитывать компонент ИЗМЕНЕНИЯ КЛИМАТА.

Г - Обеспечение достаточного сельскохозяйственного производства для удовлетворения спроса и лучшей оптимизации имеющихся водных ресурсов, является серьезным ВЫЗОВОМ, на который лица, принимающие решения, должны быть в состоянии незамедлительно ответить. В этой ситуации важно помнить о севообороте и традициях откорма, существующих у населения в регионе. Эти два основных фактора необходимо учитывать для лучшего управления водными ресурсами.

Д – Необходимо создать специальный код для инвестиций в сельское хозяйство, в целях организации эффективного направления инвестиций, на основе двусторонних договоров между частным и государственным секторами. Создание органа, предназначенного для контроля за сельскохозяйственными планами, является несомненной необходимостью.

Создание центров сельскохозяйственного ведения является средством повышения выбора сельскохозяйственных инвестиций. А интеграция населения, в частности, фермеров, а также обмен опытом с соседними странами, представляют собой реальную опору для успеха государственной сельскохозяйственной политики.

Специалист по экономике сельского хозяйства

A- The firstmeasures that governmentsshould take to create a regional agricultural trade mechanismwhich will assure the supply of foodstuffs, including during periods of market shocks:

1- To establish conventions and contracts of regional cooperation facilitating the interchange of basic farm produce. And this cannot happen without awakening policy makers to the importance of regional integration based on the peoples’ overall interest;

2- As can be foreseen,the setting up of agricultural free trade agreements between countriesfor the purpose of market equilibrium in respect of food products;

3- To facilitate the flow of capitalbetweencountries within the regionfor encouraging investments in the farming sector and taking advantage ofexisting opportunities;

4- And indeed the incentives at production level and at trade chains contribute to a great extent to increasing the offer.  

B- The threat of climate change is looming. And this phenomenon does not have FRONTIERS and each one of us is partly responsible. However, to attenuate the negative effects of climate change the countries in the region must introduce a road map specific to regional and local conditions to handle any unexpected threat.

C- The prevention of future threats from climate change is an effective way to manage better such a critical situation which affects the region. In this sense a regional mobilization on the importance of taking into account, in their commitments, the component CLIMATE CHANGE.

D- Ensuring sufficient agricultural production to meet demand and better optimize the available water resources is a great CHALLENGE to which the decision-makers should have an immediate response. In this sense, it is important to think of crop rotation and feeding customs of the population in the region. These are two major factors to take into account in order to better handle water resources.

E- A specific code for agricultural investments ought to be created to organize efficiently thedirection ofinvestmentson the basis of bilateral contracts between Private and Public sectors. The creation of a body dedicated to overseeing of agricultural plans is an undeniable need.

The creation of centers of agricultural competence is a means of increasing the choice of agricultural investments. And the population´s integration, in particular farmers and the sharing of neighboring countries experiences constitute a real pillar for the success of publicagricultural policies.  

Rural economie specialist

KV Peter , India
17.04.2014

>>РУССКАЯ ВЕРСИЯ НИЖЕ <<

Water is a limiting factor in agricultural productivity and more so in arid low humid climate.

Plants need water as it constitutes 75-80 percent of biomass.

There is free water inside the plants keeping turgidity and movement of metabolizes both primary and secondary.

Bound water is inside the cellular membrane keeping nucleus and nuclear organelles turgid and dynamic.Water loss in plants is through respiration and water requirement of crops is a function of crops grown and productivity.

Exposure of tilled soil direct to open light causes evaporation.

Mulching checks evaporation to a large extent.

Zero tillage is reported very effective against soil water loss.

Precision farming is another technology minimizing water loss.Wind breaks once planted reduce water evaporation.

Less water requiring crops are to be grown in areas of limited water availability.

Dr K V Peter

Вода является фактором, ограничивающим производительность сельского хозяйства, особенно в засушливом климате с низкой влажностью.

Растения нуждаются в воде, так как она составляет 75-80% биомассы.

Существует избыточная влага внутри растений, которая сохраняет упругость и  процессы метаболизма, как первичные, так и вторичные.

Связанная вода находится внутри клеточной мембраны, сохраняя ядро и ядерные органеллы упругими и динамичными. Потеря воды в растениях за счет дыхания и потребности культур в воде является функцией выращиваемых культур и производительности.

Воздействие прямых солнечных лучей на пашню вызывает испарение.

Мульчирование в большей степени препятствует испарению.

«Нулевая» обработка считается очень эффективной мерой против потери воды почвами.

Точное земледелие является еще одной технологией по минимизации потерь воды. После посадки ветрозащитных полос снижается испарение воды.

В областях с ограниченными водными ресурсами следует выращивать культуры, потребляющие меньше воды.

Д-р К.В. Петер

Dr. Paul Rigterink Potomac Technical Advisors, United States of America
16.04.2014

>>РУССКАЯ ВЕРСИЯ НИЖЕ <<

I fully support this idea.  Here are some other suggestions.

What would be the first steps governments should take to create a regional agricultural trade mechanism that ensures food supplies including during periods of market shocks?

The government and FAO should investigate if there is enough farm equipment, fencing, seeds, nursery stock, fertilizer, pest control, disease control, weed control, fungicides, packaging, marketing expertise, transport, storage, and farm insurance to ensure food supplies (including during periods of market shocks).  In Afghanistan, the FAO spent a lot of effort to train women to raise poultry.  These Afghan women should be raising at least 300 chickens each now in my opinion.  If this is not the case, the FAO should investigate what additional measures are needed to increase the poultry supply in Afghanistan.  Similar comments could be made about grain production, produce production, fruit production, raising goats (including are all the needed veterinary supplies available?), etc. Obviously, farmers may have all the water they need and all their crops could still die of disease.  An integrated agriculture approach is needed if one wants to ensure the food supply. If the agricultural supply chain is dependable, more people will invest in food supply development.

Perhaps the land and water development people could show how they are working with other types of agriculture experts to solve the food supply development problem.

Я полностью поддерживаю эту идею. Вот еще некоторые предложения.

Какие первые шаги должны быть предприняты правительствами, чтобы создать механизм региональной торговли сельскохозяйственной продукцией, обеспечивающий поставки продовольствия, в том числе в периоды рыночных потрясений?

Правительству и ФАО следует изучить, достаточно ли имеется сельхозтехники, ограждений, семян, саженцев, удобрений, средств для защиты от вредителей, борьбы с болезнями и сорняками, фунгицидов, упаковочных материалов, опыта в маркетинге, транспорта, помещений для хранения, а также возможностей страхования фермы для обеспечения поставок продовольствия (в том числе в периоды рыночных потрясений). В Афганистане ФАО задействовала много усилий для подготовки женщин по вопросам разведения птицы. По моему мнению, эти афганские женщины на настоящий момент должны выращивать, по меньшей мере, 300 кур каждая. Если это не так, то ФАО следует изучить, какие дополнительные меры необходимо предпринять для увеличения поставок птицы в Афганистане. Подобные замечания можно сделать в отношении производства зерна, производства продукции, производства фруктов, выращивания коз (включая вопрос наличия всех необходимых ветеринарных принадлежностей) и т.д. Очевидно, что даже при наличии у фермеров доступа к необходимой воде, сельхозкультуры могут погибнуть еще и от болезни. При желании обеспечить бесперебойные поставки продовольствия необходим комплексный подход к сельскому хозяйству. Если сельскохозяйственная цепочка поставок является надежной, все больше людей будут инвестировать в развитие продовольственного снабжения.

Возможно, люди, занимающиеся освоением земель и водных ресурсов, могли бы продемонстрировать, как они сотрудничают с экспертами по сельскому хозяйству в других областях в отношении решения проблемы развития продовольственного снабжения.

Пол Ригтеринк

Ralph Kurtzman Micologia Aplicada International, United States of America
15.04.2014

>>РУССКАЯ ВЕРСИЯ НИЖЕ <<

From my observations, although now a few years old, it would seem imperative that one first step is to refurbish the irrigation system in northern Tajikistan. I am not an irrigation expert, so I do not mean to prescribe detailed work, but I saw an almost completely broken system that was used, breaks and all. The lost water represents water that can not get to the Aral Sea and has a negative affect on Tajik land. Meetings and proclamations will do nothing, money, materials and labor are far more productive. 
 
The Faculty of Agro-Technology at KBTTU has shown an interest in drip irrigation, but it is a struggling institution that needs help with all of its activities.
 
 
Согласно моим наблюдениям, относящимся к нескольким годам ранее, первоочередной задачей являлось восстановление системы орошения на севере Таджикистана. Я не являюсь экспертом по ирригации, поэтому я не стремлюсь прописывать работу в деталях, но я был свидетелем почти полностью разрушенной системы, которая продолжала использоваться, давала сбои и т.д. Потери воды являются теми самыми водными ресурсами, которые не достигают Аральского моря, и тем самым, оказывают отрицательное воздействие на почвы Таджикистана. Встречи и прокламации ничего не изменят, деньги, материалы и рабочая сила принесут куда больше пользы.

Факультет Агротехнологии КБТУ показал заинтересованность в капельном орошении, однако этот институт испытывает ряд трудностей, в связи с чем, нуждается в оказании помощи его деятельности.

Ральф Курцман

 

Dr. Matraim Jusupov Научно-исследовательский институт ирригации и консультант ФАО, ...
12.04.2014

>> ENGLISH VERSION BELOW <<

Уважаемые Коллеги!

Я очень признателен организаторам этого Форума, что на он-лайн режиме предоставили нам возможность обменяться мнениями, ознакомиться с позицией многих наших коллег из разных стран мира по рассматриваемым вопросам. Это очень полезно, это нас всех обогащает новыми знаниями и идеями. Как говорится в одном изречении: “Если у тебя и у меня имеется по одной идее, после того как мы с тобой обменяемся, у обоих становится по две идеи”. С другой стороны, такое общение всех нас будет сближать и создаст основу той большой площадки, где будет решаться столь важные вопросы регионального сотрудничества и определяться совместные пути решения проблем орошаемого земледелия и по эффективному использованию и управлению водными ресурсами в регионе.

По первому вопросу: Правительства стран Центральной Азии в первую очередь должны решать вопросы границ. Необходимо обеспечить, что межгосударственные соглашения по торговым отношениям реально работали. Дать возможность селам, аильным округам и районам наладить такие торговые связи с соседями, по принципу “снизу –вверх”. А правительствам стран, тогда остается только закрепить эти отношения своими совместными нормативно-правовыми документами.

По второму вопросу: Да, действительно вслед за  процессом глобализации рынков, в том числе продовольственных рынков, глобальные климатические изменения – это следующий серьезный вызов для стран Центральной Азии и вообще для всего мира. В ближайщие 20 лет прогнозируется увеличение стока рек, из-за интенсивного таяния ледников. За периодом увеличения поверхностного стока по различным климатическим сценариям ожидается уменьшение стока приблизительно 43,6 – 88,4% от объема стока в 2000 г. (Второе Национальное сообщение Кыргызской Республики по Рамочной Конвенции ООН об изменении климата. – Бишкек. – 2009. – С. 140.) Подъем верхних границ климатических поясов, вероятный рост среднегодовой температуры отразится на площади пашни и на урожайности сельскохозяйственных культур. Мы все должны сейчас готовиться к этим вызовам. Изменение климата, это не только засуха, а может быть наоборот, сильные осадки, неустойчивый климат, похолодания, неравномерность погоды в течение вегетационного периода и т.д., которые отрицательно будет влиять на рост сельхозкультур и соответственно на их урожайность. Мы должны сейчас, в эти дни перейти к эффективным методам по управлению водными ресурсами, начать внедрение водосберегающих, ресурсосберегающих технологий выращивания сельхозкультур, такие как капельное орошение, тепличные и подпленочные технологии уменьшающие испарение из поверхности полей орошения и др. агротехнические приемы.

По третьему вопросу: Да, всем нам с этим смириться очень тяжело. Но мы должны знать и признаться, что в течение многих лет расточительно использовали водные ресурсы, поливали 2 -5 и более раз больше от норм объемами, больше половины воды по пути до поля просачивалась  и подпитывала грунтовые воды. Уровень грунтовых вод поднимали, заболачивали орошаемые земли ниже по течению землепользователей, подвергали почву к вторичному засолению. Не учитывали сбросные воды (это почти половина полученной воды из источника, только с питательными веществами и растворенными удобрениями) после полива, повторно не пытались удержать, аккумулировать и повторно использовать. Вот теперь пришло время этими недостатками прошлого (и настоящего) заниматься.

По четвертому вопросу: Да, действительно сельское хозяйство Кыргызстана имеет низкую инвестиционную привлекательность. Во-первых, сельское хозяйство Кыргызстана находится в высокой зависимости от природных и климатических условий. Благоприятные годы чередуются с не урожайными, вызванные засухами, заморозками, обильными осадками и пр. Во-вторых, сельскохозяйственное производство – это вид деятельности с относительно низкими и неустойчивыми доходами, что создает постоянную зависимость от внешнего льготного финансирования. В-третьих, маленькие размеры земельных наделов обусловливают мелкотоварное производство (Средний размер пашни в фермерском хозяйстве в Кыргызстане составляет 2,7 га, в том числе поливной пашни 1,9 га.).

В-четвертых, если само сельскохозяйственное производство не находится под существенным воздействием регулятивно-разрешительной системы, то переработка и реализация продукции (в том числе экспортно-импортные операции) подпадают в полной мере под действие неэффективного, избыточного и нередко коррупционного государственного регулирования.

В-пятых, в Кыргызстане не развита система сертификации продукции в соответствии с международными стандартами. Это сдерживает рост экспорта и, соответственно, рост доходов.

В совокупности названные факторы снижают инвестиционную привлекательность сельскохозяйственного производства.

 Поэтому, государственный сектор должен помочь фермерам, путем даже косвенного субсидирования посредством внедрения систем ценообразования на продукты, налогообложения и др., в масштабах страны.

Для примера, Китай, со 193 миллионами фермерскими хозяйствами, обладает наивысшим количеством семейных фермерских хозяйств (39% мелких фермерских хозяйств мира), Индия 93 миллионов или 23% , Индонезия и Бангладеш по 17 миллионов и Вьетнам 10 миллионов.

334 тысячи мелких семейных фермерских хозяйств Кыргызстана, которые обрабатывают 79,2% всех пахотных земель страны, относятся к числу 3 миллиардов людей планеты, живущих в сельской местности, большинство из которых  приходится на развивающиеся страны. Из них 2.5 миллиарда составляют мужчины и женщины, занятые семейным фермерством, а остальные  0.5 миллиарда сельскохозяйственные  рабочие.  В агропромышленном комплексе заняты всего 20 миллионов сельского населения.  Из  2.5 миллиарда 1.5 миллиарда обрабатывают  404 миллиона земельных участков размером менее 5 га. Большинство из этих земельных участков составляет менее 1 га. Согласно данным О. Нагаеца (2005) 87% из 500 миллионов мелких фермерских хозяйств  имеют земельные участки размером менее 2 га.

 В мировом масштабе мелкие сельские товаропроизводители являются главными производителями продуктов. В Азии, они фактически производят 80% пищевой  продукции, необходимой для обеспечения продовольственной безопасности региона (RAP, 2013). Более высокая производительность семейных ферм является обычным делом, благодаря широкому использованию труда и средств семьи. Здесь наблюдается более высокий индекс интенсивности выращивания культур и диверсификации, даже при наличии небольших средств. Жизнь показала, такие азиатские страны, как Индия, поддержали мелкие семейные фермы и смогли совершить Зеленую Революцию. Такие страны, как Китай, после провала коллективных хозяйств в увеличении производительности и производства с/х продукции начали поддерживать мелкие фермерские хозяйства. Обратная зависимость между размером фермерского хозяйства и производительностью является мощным обоснованием для политики земельной реформы, включая перераспределение земли в целях обеспечения эффективности и справедливости. На самом деле, страны, которые реализовали сельскохозяйственную политику, поддержавшую развитие мелких землевладельцев получили широкое развитие, отчего выиграл не только сектор сельского хозяйства, но и другие сектора. В Азии, развитие таких стран, как Япония, Южная Корея, Китай и Вьетнам, по большому счету, обусловлено долгосрочной и стратегической поддержкой мелких земледельцев. В результате увеличения и диверсификации фермерами своей продукции при помощи государственных инвестиций правительства, возросла производительность сельскохозяйственного сектора, что привело к росту доходов фермеров. Это дало им возможность приобретать продукты питания для своих семей и вкладывать больше денег в производство. В свою очередь это сократило нищету, голод, безработицу в сельской местности. Эти меры остановили отток людей из деревень и миграцию людей в города. В настоящее время семейное фермерство вносит свой вклад в мировое снабжение продовольствием, поставляя 70% своей продукции. В случае получения поддержки, мелкое земледелие имеет потенциал для наращивания  своей производительности. Известен миф, что крупный агробизнес является более продуктивным и эффективным, чем семейные фермерские хозяйства, так как производительность на каждого рабочего агробизнеса выше, в основном, за счет механизации производственного процесса, но уже давно этот миф опровергнут. На самом деле, как в развитых, так и развивающихся странах доказано, что в семейных фермерских хозяйствах, производительность труда на гектар земли выше, потому что они применяют более интенсивные методы сельского хозяйства. Они выращивают культуры, которые лучше адаптированы к  условиям окружающей среды и рабочей силы. Для обработки небольших участков они используют рабочую силу своей семьи. Также, они помогают сокращать безработицу в сельской местности. Часто, семейные фермеры используют свои излишние доходы для  расширения своего производства. Семейный фермер, получающий хороший урожай или продающий свой урожай за хорошую цену всегда вложит лишние деньги в хозяйство, потому что это его основные средства существования. Даже, если эти капвложения не всегда оказываются продуктивными, все равно,  конечные выгоды  станут достоянием семьи, что помогает дальнейшему содержанию фермерского хозяйства.

Поэтому, если государство наладить работу сельскохозяйственного сектора и сектора продовольствия и переработки, у частных фермеров появится стимул, и они сами стихийно будут вкладывать собственные средства в свое орошаемое земледелие.

Dear Colleagues,

I’m grateful to the facilitators of this Forum for giving us an opportunity to exchange views online, to get to know positions of our colleagues from around the globe on many issues under discussion. It’s helpful, it enriches our knowledge and gives new ideas. As one saying goes: “If you and I each have one idea, after we exchange them, we both will have two ideas”. On the other hand, such communication will bring us all together and will provide the basis for that big platform, whereon such important questions of regional cooperation will be solved, and joint ways to solve problems of irrigation agriculture will be determined.

As for the first question: Governments of Central Asian countries in the first place should decide frontier problems. It is necessary to ensure that interstate agreements on trade relations actually work. To give opportunity to rural areas, ail districts and rayons to establish trade relations with their neighbors under the principle “bottom-up”. Countries’ governments will then only have to guarantee these relations with mutual normative legal documents.

As for the second question: Yes, indeed, following the process of globalization of markets, including food markets, global climate change  is the next major challenge for the countries of Central Asia as well as for the whole world. It is projected, that in the next 20 years river runoff will increase due to intensive melting of glaciers. After the period of increased surface water-flow in accordance with various climate scenarios, the reduction of flow is expected approximately up to 43.6 - 88.4 percent from volume of flow in 2000 (see: The Kyrgyz Republic’s Second National Communication to the United Nations Framework convention on climate change - Bishkek – 2009 – page 140). Increased upper bound of climatic zones and probable average annual temperature rise will affect cultivated land area and agricultural crop yield. All of us shall now get ready for these challenges. Climate change is not only due to drought, it could also be the opposite, heavy precipitation, unstable climate, cold snap, unstable weather during the vegetational season, etc., which will negatively affect cultivation of agricultural crops and therefore their productivity. We shall now, at these days, shift to effective water resources management, start implementation of water-efficient and resource-saving crop production technologies, such as drip irrigation, greenhouse and underfilm technologies, that reduce surface evaporation on the irrigated fields, as well as other agricultural practices.

As for the third question: Yes, it is very hard for all of us to accept it. However, we need to know and recognize that for many years we wastefully used water resources, applied between 2 to 5 times the actual volumes of water requirements, and wasted more than half of water along the distributing networks before reaching the fields, which lead to rising of groundwater levels. We raised the groundwater level, waterlogged irrigated areas of the downstream land-users and exposed soil to resalinization. We didn’t consider waste waters after irrigation (it is almost half of the water received from the water source, but with dissolved nutrients and fertilizers content), didn’t try to retain, accumulate and reuse it. And now is the time to deal with these problems of the past (and present).

As for the fourth question: Yes, indeed, agriculture of Kyrgyzstan has low investment attractiveness. First of all, the agriculture of Kyrgyzstan is highly dependent on environmental and climatic conditions. Good years alternate with fail-years, caused by drought, frost, heavy precipitation, etc. Secondly, agricultural production is an activity with relatively low and unstable incomes, which create a permanent dependence on external soft-term financing. Thirdly, small sizes of farms cause small-scale production (average size of arable land on the farm in Kyrgyzstan is 2.7 ha, including 1.9 ha of irrigated arable land).

Fourthly, if agricultural production itself is not under significant influence of regulatory approval system, the processing and sales of products (including import-export operation) fall to the full extent under inefficient, redundant and often corrupt government regulation.

Fifthly, Kyrgyzstan doesn’t have a developed system of certification of products, which is in compliance with international standards. This situation keeps exports and incomes down. These factors together reduce investment attractiveness of agricultural production.

Therefore, state sector should help farmers, even by means of indirect subsidies through introduction of product pricing, taxation, etc., at national level.

For example, China with 193 million of farmers has the highest number of family farms (39% of smallholder farmers of the world), India - 93 million or 23%, Indonesia and Bangladesh - 17 million each and Vietnam - 10 million.

334,000 of small family farms in Kyrgyzstan, which cultivate 79.2% of all arable land in the country, are among the 3 billion people in the world living in rural areas, most of which accounts for developing countries. Among them 2.5 billion are men and women engaged in family farming, and the remaining 0.5 billion are agricultural workers. The agricultural sector employs 20 million people of rural population in total. 1.5 billion out of 2.5 billion farmers cultivate 404 million of land plots, which are less than 5 hectares each. The size of most of these land plots is less than 1 ha. According to O. Nagaetsa (2005) 87 % of the 500 million of small farms are of less than 2 hectares each.

Across the globe small-scale rural producers are the main food producers. In Asia they actually produce 80% of food products needed to ensure food security in the region (RAP, 2013). Higher productivity of family farms is a common practice due to extensive use of labor and means of a family. A higher cropping intensity index and crop diversification, even with the availability of small funds, could be observed here. Life has shown that such Asian countries as India supported small family farms and were able to perform Green Revolution. Countries such as China after the failure of collective farms in the matter of increase of productivity and agricultural production began to support small farmers. Inverse relationship between farm size and productivity is a powerful rationale to reform land policies, including redistribution of land in order to ensure efficiency and equity. In fact countries that have implemented agricultural policies, which support development of small holders, have significantly improved and led to benefits not only for agricultural sector but for other sectors as well. Generally speaking, development of countries such as Japan, South Korea, China and Vietnam in Asia is due to long-term and strategic support given to small farmers. As a result of increased output and diversification of products by farmers due to state government investment, agricultural productivity has grown, which led to an increase in farmers' income. It gave them an opportunity to purchase food for their families and invest more money in agricultural production. In its turn, it has reduced poverty, hunger and unemployment in rural areas. These measures stopped rural depopulation.

Currently family farming contributes to the global provisioning by supplying 70% of its production. If support is obtained, small-scale farming will have a potential to increase its productivity. It is a known myth that big agribusiness is more productive and efficient than family farms, since productivity per worker in agribusiness is higher, mainly due to mechanization of the production process, but this myth has long ago been demolished. In fact, in both developed and developing countries it is proved that on family farms labor productivity per hectare is higher, because they use more intensive farm production techniques. They cultivate crops that are better adapted to the environment and available labor. For cultivation of small plots they use labor of their families. Also they help to reduce unemployment in rural areas. Often family farms use their excess income to expand their production. A family farmer who gets a good harvest or sells its crops at a good price will always invest the extra money in his farm, because it is his main livelihood. Even though these capital investments are not always effective, anyway, ultimate benefits will be received by a family and it will help to further maintain a farm.

Therefore, if the government improves smooth functioning of agricultural sector, food sector and recycling, private farmers will get an incentive, and they will spontaneously invest their money in irrigated cropping.