Sorry, you need to enable JavaScript to visit this website.

Глобальный форум по продовольственной безопасности и питанию
• Форум FSN

Re: What Future for Irrigated Agriculture in Central Asia?

Anura Widana
Anura Widana

>> РУССКАЯ ВЕРСИЯ НИЖЕ

Several issues have been raised by the participants. All of them are valid, useful and provide “hot spots” that need to work on in order to improve irrigated agriculture in the central Asia (CA). However, one fundamental issue that make irrigated agriculture improves its productivity with equality (in water allocation, input use) have not received adequate attention in the on-going discussion. There are few other issues that are also relevant in the context of the present discussion. The purpose of the present contribution is to highlight and bring in a brief discussion on the importance of issues that have received only marginal attention.

The discussion is underpinned by four issues raised by the organisers. The single issue that determines the latter three of the four questions is the active engagement of water user association (WUA) in the management of the irrigated sector. Although some passing references have been made to this subject the issue in its entirety has not been highlighted. The active involvement of WUA is also critical in the context of increasing the number of small holders who constitute the bulk of the irrigated sector in CA. As some contributions have highlighted, the data tells us that over 80 per cent of farmers in Afghanistan, Tajikistan and Kyrgyz are small-holders. As such, any improvement in the sector necessarily has to address to the millions of small farmers who form a central part of water use. The consideration on their skills, education, knowledge, aspirations, values, behaviour etc. are a sine quo non to improve irrigated agriculture. And, the only effective mechanism to work with a diverse and scattered groups of small farmers as demonstrated in other Asian countries is to form them into entities. Any program developed and implement without their active participation is doomed to be a failure as no country in CA can afford to employ a police officer at every farm outlet to control water and other input use as well as to apprehend those who waste water, do not participate in O&M of the system and cause damage to the system. The CA countries should benefit from experiences on WUA in other Asian countries.

The role and functions of farmer’s organisations (FOs) are huge and spread over a spectrum. The following list provides some essential roles and benefits of WUA (also called FO) as researched and documented in Sri Lanka which is well relevant in the context of CA.

  • Resource allocation functions
  • Dispute resolving functions
  • Inputs (seeds, equipment, other materials) distribution includes disbursement of and recovery of agricultural loans
  • Water management including O&M and increasing water use efficiency
  • Environmental protection/conservation
  • Education, training, extension, awareness creation and sensitization
  • Crops and livestock marketing
  • Processing includes storage
  • Water productivity enhancement functions include reduced crops production cost
  • Work with water authority to prepare / implement better allocation/distribution decisions

Although there are some WUA that are working in several CA countries such as Afghanistan, Tajikistan and Kyrgyz (and perhaps other CA countries), the data on the number, profile and activities is not available. The government and donor attention to WUA is in adequate as even the number of active WUA (and other similar entities) is unknown.

The increase in irrigated area under cultivation through the activities of FOs is well documented. One commonly sighted experiment at Gal Oya, Sri Lanka has demonstrated that the facilitation of FOs that have been effective in water allocation, on-farm use and saving has led to huge water saving that was used to cultivate other sections of the irrigation scheme that has never been put under crops ever since the scheme was originally built in early 19502. I’m aware of some work on water use organisations promoted in Afghanistan and Tajikistan but the work is inadequate.

The processing of agricultural stuff is the next issue that needs attention in this discussion. The perishable crops produced under irrigation such as water melon, other cucurbits, pomegranates, grapes, etc. in Afghanistan, Tajikistan and Uzbekistan and other countries need to be processed well and shipped to consuming areas. A large part of the output is improperly utilized or even wasted at present. This will increase the shelf life of agricultural produce. Afghanistan produces a large quantity of fruits and nuts that are not effectively processed and marketed. There are number of constraints to the processing of products that require further attention.

The third issue is improper water allocation in the head-end of irrigation systems where trees (fruits, buts and timber) are grown while depriving of the tail-end users of their share of water for the cultivation of much needed annual crops. The examples come from irrigation systems such as Balkh and several other river-based systems in Afghanistan. On the other hand, tail-end of the system hardly receives water as much of it is ponded in the upper reach. It is the WUA that can resolve problems such as this as evident in elsewhere.

The fourth issue not discussed is the need for inter-country cooperation on irrigation matters with the sharing of a river basin. The Amu River between Afghanistan and Tajikistan is an issue at hand. There is more work on the protection of river banks on the Tajik side that cause heavy damage to both irrigation systems, farmlands and communities on the Afghan side. The only effective mechanism to resolve the management is coordination between the two countries.

The final issue is mini-hydro power schemes making use of irrigation water is yet another issue that affects the performance of irrigated agriculture. Irrigation systems such as Balkh, Khanabad and Amu river-based irrigation systems have several dozens of hydro-power plants installed by wealthy people. Though the hydro-power systems benefit the entire community, the ponding of irrigation water leads to inefficient allocation and lower on-farm water use efficiency.

The above issues suggest that the emphasis on policy, provision of assistance to WUA and research including data gathering are required in the context of CA countries. It is also necessary to work on inter-country coordination on river management such as the activities being undertaken in the Amu river basin"

Несколько вопросов были подняты участниками. Все они являются обоснованными, полезными и обозначают «горячие точки», над которыми необходимо провести работу, чтобы улучшить орошаемое земледелие в Центральной Азии (ЦА). Тем не менее, одна фундаментальная проблема, которая заставляет орошаемое земледелие улучшать свою продуктивность  посредством равноправия (в вопросах водораспределения, использования производственных ресурсов) не получила должного внимания в ходе текущих обсуждений. Существует несколько других вопросов, которые также актуальны в контексте настоящего обсуждения. Цель данного комментария заключается в освещении и вынесении на краткое обсуждение важности вопросов, которые получили лишь незначительное внимание.

В основе дискуссии лежат четыре вопроса, поднятые организаторами. Один из вопросов, который определяет последние три из четырех вопросов, заключается в активном участии ассоциаций водопользователей (АВП) в руководстве ирригационными секторами. Несмотря на то, что были даны некоторые беглые упоминания этой темы, вопрос во всей его полноте освещён не был. Активное участие АВП также имеет важное значение в условиях увеличения численности мелких фермерских хозяйств, которые составляют основную часть ирригационного сектора ЦА. Как было подчёркнуто в некоторых комментариях, данные свидетельствуют о том, что более 80 процентов фермерских хозяйств в Афганистане, Таджикистане и Кыргызстане являются мелкими фермерскими хозяйствами. Таким образом, любое улучшение в секторе обязательно должно быть направлено на миллионы мелких фермеров, которые формируют центральную часть водопользования. Принятие к вниманию их навыков, образования, знаний, стремлений, ценностей, поведения и т.д. является обязательным условием для улучшения орошаемого земледелия. А единственным эффективным механизмом для работы с разнообразными и разрозненными группами мелких фермерских хозяйств, как можно судить на примере других азиатских стран, является формирование их в юридические субъекты. Любая программа, разработанная и осуществлённая без их активного участия обречена на провал, так как ни одна страна в ЦА не может себе позволить нанять такое количество полицейских, чтобы они занимали пост у каждого фермерского водовыпуска, с целью осуществления контроля над количеством поступающей воды и использованием прочих  ресурсов, а также для выявления тех, кто теряет воду, не участвует в ЭиТО системы и наносит вред системе. Страны ЦА должны воспользоваться опытом работы с АВП в других азиатских странах.

Роли и функции фермерских организаций (ФО) огромны и распространяются на всю область. Ниже приведены некоторые важные роли и преимущества АВП (также называемые ФО), которые были изучены и задокументированы в Шри-Ланке, пример которой является актуальным в контексте ЦА.

  • Функции распределения ресурсов
  • Функции разрешения споров
  • Распределение производственных ресурсов (семян, оборудования, других материалов) включает выплату и возврат сельскохозяйственных кредитов
  • Управление водными ресурсами, в том числе ЭиТО, а также повышение эффективности водопользования
  • Охрана окружающей среды / сохранение
  • Образование, обучение, повышение квалификации, повышение осведомлённости и уровня информированности
  • Маркетинг продукции животноводства и растениеводства
  • Переработка включает хранение
  • Функции улучшения эффективности использования воды включают снижение себестоимость производства сельскохозяйственных культур
  • Сотрудничество с органами, регулирующими водопользование, для подготовки / реализации лучших решений по водопотреблению / распределению.

Несмотря на то, что имеется некоторое количество АВП, которые функционируют в нескольких странах Центральной Азии, таких как Афганистан, Таджикистан и Кыргызстан (и, возможно, в других странах ЦА), данные об их количестве, сфере деятельности и функциях отсутствуют. Интерес правительств и доноров к АВП является вполне обоснованным, так как даже неизвестно количество действующих АВП (а также других подобных юридических субъектов).

Увеличение площади орошаемых земель под выращивание культур посредством деятельности ФО является хорошо задокументированным фактом. Один из наиболее показательных экспериментов в Гал Оя​​ (Шри-Ланка) показал, что помощь ФО, оказавшаяся эффективной в вопросах распределения воды, использования её на территориях фермерских хозяйств и экономии, способствовала существенной экономии воды, которая смогла быть использована для культивации других секций оросительной системы, которые ранее никогда не выделялись под посевы сельхоз культур, со времён создания системы в начале 1950. Я знакома с работой некоторых организаций водопользователей, получивших распространение в Афганистане и Таджикистане, но она не является удовлетворительной.

Обработка сельскохозяйственного сырья является следующим вопросом, который требует внимания в рамках этого обсуждения. Скоропортящиеся сельскохозяйственные культуры, производимые в условиях орошения, такие как арбуз, другие тыквенные, гранаты, виноград и т.д., в Афганистане, Таджикистане и Узбекистане и в других странах, должны быть надлежащим образом обработаны и отправлены потребителям.  В настоящее время большая часть продукции ненадлежащим образом потребляется или даже выбрасывается.  Это увеличит срок хранения сельскохозяйственной продукции. Афганистан производит большое количество фруктов и орехов, при переработке  и реализации которых используются неэффективные методы. Существует ряд ограничений на переработку продуктов, что требует дополнительного внимания.

Третий вопрос связан с несоответствующим распределение водных ресурсов в головной части оросительных систем, где произрастают деревья (фруктовые, на  древесину), лишая пользователей на конечных участках их доли воды для выращивания столь необходимых однолетних культур. Примеры взяты из оросительных систем, таких как Балх, и некоторых других речных оросительных систем в Афганистане. С другой стороны, «хвостовая часть» системы едва ли получает столько же воды, сколько ее забирается в верховьях. Как раз АВП могут решать подобные проблемы, как это наблюдается в других местах.

Четвёртым вопросом, который не обсуждался, является необходимость сотрудничества между странами по вопросам ирригации, с совместным пользованием речного бассейна. Река Амударья между Афганистаном и Таджикистаном является насущным вопросом. Большее количество работ по защите берегов рек проводится на таджикской стороне, что наносит серьёзный ущерб обеим ирригационным системам, а также сельскохозяйственным землям и общинам на афганской стороне. Единственным эффективным механизмом для решения вопросов управления является координация между двумя странами.

Последний вопрос заключается в схемах мини-ГЭС, использующих поливную воду, что является ещё одной проблемой, которая сказываетсяна производительности орошаемого земледелия. Системы полива, такие как имеются в Балхе, Ханабаде, а также речная ирригационная система Амударьи, насчитывают несколько десятков гидроэлектростанций, установленных состоятельными людьми. Хоть системы  ГЭС и приносят пользу всему сообществу, устройство запруд из поливной воды приводят к неэффективному водораспределению и низкой эффективности использования водных ресурсов фермерскими хозяйствами.

Вышеупомянутые вопросы показывают, что в условиях стран ЦА необходимо делать акцент на политике, оказании поддержки  АВП и исследованиям, включая сбор данных. Необходимо также работать над координацией между странами по вопросам регулирования рек, на примере мероприятий, осуществляемых в бассейне реки Амударья.