Голоса с мест: Жоржетта, фермер из Аккара., Ливан

Жоржетта возвращается домой и выкладывает на стол несколько видов сыра и прохладительных напитков с фермы, носящей ее имя. В деревне Хальба традиция фермерства очень давняя, а искусство изготовления молочных продуктов, обеспечивающих незаменимые в рационе протеины, передается из поколение в поколение. Питьевой йогурт лабан, крем-сыр лабне, сыры халуми и шанклиш продаются сегодня повсюду в этом регионе, в том числе в таких крупных городах, как Триполи, Сайда и Бейрут. 

Но так богат, как сейчас, стол был не всегда.

История успеха

После проведенной в 2006 году оценки разрушений, причиненных войной, проекты экстренной помощи были завершены в рекордно короткие сроки, и Ливан получил на восстановление 45 миллионов долларов. В течение первых двух лет анализ проектов в области садоводства и животноводства, ориентированных на юг страны, выявил дальнейшие потребности сельскохозяйственного сектора.

С целью удовлетворения этих потребностей правительство Ливана обратилось в ФАО, попросив помощи в восстановлении сектора молочной промышленности, который так важен для этого региона, славящегося своими превосходными сырами. Так появился совместный проект ФАО и Фонда восстановления Ливана (ФВЛ) по поддержке мелких фермеров, занимающихся изготовлением молочной продукции («Dairy Project Saved Assets and Sustained Livelihoods of Small holders»), который финансировался Итальянским агентством по сотрудничеству в целях развития. Проведенные ФАО полевые опросы выявили реальные потребности фермеров региона, простирающегося от Западной Бекаа (город Рашайя) до северной части Ливана (Аккар), включающего многочисленные деревни в долине Бекаа, в окрестностях городов Захле, Хермеля и древнего римского города Баальбека.

Цены на молоко разоряли фермеров

Итоги шестимесячных консультаций с тысячами фермеров просто потрясли: оказалось, что цены на молоко крайне низки, а санитарно-гигиенические условия представляют опасность как для самих мелких фермеров, так и для потребителей.

До того, как начался этот проект, большинство фермеров перевозили молоко на неприспособленном для этого транспорте или в фургонах, незащищенных от воздействия условий окружающей среды. И поскольку у фермеров не было возможности сохранить молоко свежим, они были вынуждены продавать его за бесценок в случае малейшего недовольства со стороны завода, поскольку молоко может храниться не более четырех часов после дойки. Более того, мелкие фермеры практически не могли диктовать свои условия, потому что у трех четвертей из них было менее 15 коров (а у двух третей -  от одной до шести коров).

Для того чтобы найти согласованное решение этой проблемы, группа, которая занималась реализацией проекта, начала объединять фермеров в кооперативы. Условие было таким: все члены кооператива должны быть местными  молочными фермерами и жить в одной деревне. Наиболее мотивированные фермеры прошли подготовку по вопросам пищевой гигиены и безопасности пищевых продуктов и получили необходимое оборудование.

Но несмотря на такое хорошее начало, закупщики молока продолжали диктовать свои условия и могли устанавливать такие цены, какие хотели, поскольку были монополистами. Поэтому после того, как условия труда фермеров были улучшены, необходимо было реорганизовать систему сбора молока. В целях  усиления рыночной власти объединений производителей молочной продукции, которая позволила бы им влиять на цену на молоко,  проект предусматривал организацию центров по сбору молока, оснащенных рефрижераторами для перевозки, чтобы помочь фермерам со сбытом. К производству и продаже традиционных молочных продуктов с соблюдением новых гигиенических стандартов стали привлекать женщин с мелких молочных ферм.

Кооперативы снабдили необходимым оборудованием не только таких фермеров, как Жоржетта, но и более 80% закупщиков и уличных торговцев молочными продуктами, которые теперь стали участниками проекта ФАО.

Теперь дела пошли на лад

Сегодня у бедных фермеров этого региона есть молочные цистерны, бидоны из нержавеющей стали, доильные аппараты и контрольное-оборудование. Поступающее молоко передается на анализ в лабораторию, где измеряют его рН, содержание воды и жира и проверяют его качество, после чего переливают из бидонов в резервуары для хранения. После этого молоко закачивают в охлаждаемые цистерны для транспортировки на заводы, где из него делают молочные продукты.

«Раньше мы работали по 20 часов в сутки, но денег хватало только для того, чтобы прокормиться, а на следующий день все начиналось сначала. Мы продавали свое молоко заводам, которые устанавливали такие цены, какие им самим хотелось. И всегда очень низкие. Иногда мы просто плакали.  Но проект ФАО все изменил. Теперь мы можем отправлять своих детей в местную школу, наблюдать, как они растут. Нам уже не нужно поспевать за спросом  окрестных городов и столицы. “Молва о нас передается из уст в уста, и люди приезжают отовсюду, чтобы купить наши сыры”, - говорит Жоржетта. – “Паскаль ждет-не дождется, чтобы избавиться от этого пикапа, который уже не может пробираться по узким и заснеженным горным дорогам. Если он не вернулся домой засветло, я начинаю молиться. Мы хотим купить авторефрижератор для перевозки и продажи молока. Тогда Паскаль сможет безбоязненно ездить по всему региону,  вплоть до самого Бейрута».

 

Фото: Нассер Брахини

09/12/2014